Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Айке Агус: «Каждую ноту он окрашивал смычком»

  • Айке Агус: «Каждую ноту он окрашивал смычком»
  • Смотрите также:

29-й сезон серии «Американские мастера» на телеканале PBS украсит премьера нового документального фильма «Яша Хейфец: скрипач от Бога» (Jascha Heifetz: God's Fiddler). Показы пройдут 16-17 апреля. Серия American Masters была запущена в эфир в 1986 году продюсером Сюзан Лэйси и завоевала на сегодняшний день 28 наград «Эмми», один «Оскар» и три «Грэмми».

Герой нового фильма – легендарный музыкант, для которого только абсолютное совершенство было результатом, с которым он мог согласиться. Яша Хейфец родился 1901 году в еврейской семье в Вильно (сейчас – Вильнюс), учился в Петербурге, а в роковом для истории России 1917 году эмигрировал в США. Режиссер фильма Питер Розен включил в него редкие записи выступлений Хейфеца, которого называли «Паганини нашего времени», фрагменты его мастер-классов и прежде незнакомые публике любительские съемки маэстро. О великом музыканте говорят с экрана его ученики и последователи выдающиеся скрипачи Ицхак Перлман, Иври Гитлис, Ида Гендель, биографы Джон Энтони Малтиз и Артур Веред.

И больше других мы видим его бывшую студентку Айке Агус (Ayke Agus), индонезийку китайского и голландского происхождения, ставшую его спутницей, помощницей и аккомпаниатором. Когда они встретились, ей было 20 лет, ему 60. Они были вместе последние 17 лет жизни Хейфеца, которые он прожил в Калифорнии, где и умер в 1987 году.

Айке Агус продолжает концертировать, записывать музыку как скрипач и пианист, выступать с просветительскими программами и лекциями. Она любезно согласилась ответить на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Как возник проект фильма? Были ли вы вовлечены в него с самого начала?

Айке Агус: Моя книга «Хейфец, каким я его знала» (Heifetz As I Knew Him) вышла в свет в 2001 году. Поэтому меня не удивило, когда несколько лет назад мне позвонил Питер Розен. Так начался этот проект. Нам повезло, мы смогли договориться с нынешними владельцами дома в Малибу, где мы жили с Яшей, и они любезно разрешили снимать там внутри. Обычно в Малибу владельцы домов меняются довольно часто, но это были те же самые люди, которые купили дом у Яши.

О.С.: Сегодня вы, наверное, самый осведомленный о Хейфеце человек на всем белом свете. Что-либо добавилось к вашему знанию о нем в процессе работы над фильмом?

А.А.: За месяц до звонка Питера (Розена) я побывала в Петербурге, где меня очень хорошо принимали. И когда возникла потребность поехать туда на съемки, это знакомство сыграло, полагаю, важную роль. Нам разрешили снимать в разных местах города, связанных с биографией Яши, и использовать для фильма материалы из местных архивов. Мы крепко подружились с Галиной Копытовой, она написала книгу о Яше («Яша Хейфец в России. Из истории музыкальной культуры Серебряного века» – О.С.). Без ложной скромности скажу, что мои дружеские неформальные контакты в Петербурге и Вильнюсе очень помогли, когда туда собрался на съемки Питер.

О.С.: Обычно для документалиста представляет особую сложность в разумной пропорции показать личную и публичную жизнь героя фильма. Все ли вас устроило в этом плане в фильме?

А.А.: Мне, как человеку, знавшему Хейфеца в последние годы его жизни лучше других, часто задают вопрос: как мог он ничего не оставить в наследство своим детям? Разве так должен поступать хороший отец? Ведь он так составил свое завещание, чтобы все его трое детей должны были предпринять невероятные усилия для получения своей доли. В результате они решали эти вопросы через суд. Мне приходится объяснять, что он так поступил не потому, что не любил своих детей, а потому что считал, что дети должны сами всего добиваться, а не получать все готовое от родителей. В фильме эта история не совсем прояснена.

О.С.: Очевидно, вы многим жертвовали ради него, ради его здоровья и комфорта. Можете ли вы сказать, что он тоже, в свою очередь, чем-то жертвовал ради вас?

А.А.: Очень личный вопрос... Я была ему предана без каких-либо предварительных условий. Он был человеком настроений, они менялись несколько раз на дню. В гневе Яша был очень труден для общения. Дурное настроение он изливал на того, кто был всегда рядом, то есть, на меня.

О.С.: Вы можете назвать это его состояние депрессией?

А.А.: Да, Яша явно страдал от депрессии, которая накатывала на него волна за волной. В другие моменты был нежным и чутким человеком. Но потом вдруг набегала туча... Но главное не это. Главное, что, считая меня одаренным музыкантом, он меня очень многому научил, заряжал своей энергией. Мы репетировали по пять-шесть часов кряду каждый день, как будто готовились к важному концерту. Я стала тем, кем я стала, именно благодаря Яше. Я просыпаюсь утром с одной мыслью: «Спасибо, Яша, за все!». И стараюсь передать его великое наследие своим ученикам.

О.С.: Какие его уроки вы считаете самыми ценными для современных исполнителей?

А.А.: На эту тему я могу говорить несколько дней подряд. Но если попытаться суммировать... Главное, во-первых, виртуозная скрипичная техника. Молодые скрипачи осваивают ее, и многие достигают в техническом плане больших высот, подражая Хейфецу, копируя его стиль. Но, во-вторых, и это самое важное, помимо техники, должна быть душа. Смычок для Хейфеца был чем-то вроде кисти для живописца, он передавал эмоции, движения души и сердца. Нынешние виртуозы зачастую извлекают красивый звук, но в их исполнении не чувствуется души.

О.С.: Когда смотришь записи выступлений Хейфеца, поражает его кажущаяся бесстрастность, как говорят в таких случаях, он делает «покерное лицо». Есть какое-то рациональное объяснение этому?

А.А.: Вообще-то, я считаю, его надо слушать, а смотреть на него необязательно. Каждую ноту он окрашивал смычком. Сегодня многие играют так, как будто звуки прибиты гвоздями к нотам. Чисто, но неинтересно.

О.С.: Какое свое выступление Хейфец выделял как лучшее?

А.А.: Во время одной гастрольной поездки ему довелось играть для Хелен Келлер (американская писательница и общественный деятель. Будучи слепой и глухой, она добилась широкого признания как автор десятка книг, политический активист и филантроп. – О.С.). И об этом дне он очень часто вспоминал как о самом волнующем и ответственном выступлении. Хелен держала его скрипку за деку и так «слушала» музыку.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Айке Агус: «Каждую ноту он окрашивал смычком»


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.