Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Воспоминания о Совке. Серьезно. Часть 17

  • Воспоминания о Совке. Серьезно. Часть 17
  • Смотрите также:

Поскольку в комментариях к предыдущему посту были затронуты уж очень серьёзные вопросы, которые выходят далеко за рамки личных воспоминаний, решил выложить пространную цитату одной из своих работ, написанную году так в 2005-м. Текст довольно пространный и неинтересный – без всяких воспоминаний. Так что к прочтению рекомендован только тем, кто хочет чего-то более серьёзного, чем просто воспоминания советского подростка из брежневской Москвы. Все остальные с лёгким сердцем этот текст могут пропустить.

…Уже с конца 70-х годов прошлого века в тиши некоторых кабинетов на Старой площади (тогда ещё в ЦК КПСС, а не в администрации президента) шла интенсивная проработка различных сценариев выхода из проекта «Строительство Коммунизма». Русский народ по прежнему кормили гигантскими порциями коммунистического агитпропа, по прежнему ритм жизни задавали решения разных съездов КПСС, прилизанные инструктора райкомов ВЛКСМ по прежнему искали крамолу в среде молодёжи, но посвящённым было ясно: коммунистическая система движется дальше только по инерции, но инерция скоро иссякнет. И что тогда?

Эйфория 60-х (начавшаяся с момента запуска в космос Юрия Гагарина) и начала 70-х, когда казалось, что ещё чуть-чуть и вся Европа пойдет по пути Финляндии, т.е. станет неявным сателлитом СССР, испарилась. Не только Европа не пошла по пути Финляндии, но и внутри СССР процесс пошёл не в ту сторону. Национальные окраины постепенно стали забирать всё больше и больше власти, всё больше и больше стали проявляться националистические и сепаратистские настроения. Но – самое ужасное – русский народ уже не верил коммунистам. Да, люди покорно продолжали ходить на бесконечные комсомольские, партийные и «тематические» собрания. Но осведомители КГБ доносили, что собрания эти ничего кроме раздражения уже не вызывают, что обиходными – даже в среде пролетариата – стали анекдоты про дряхлеющего главу государства, что одежда советского производства подвергается осмеянию и люди готовы переплачивать втридорога за импортные шмотки, что всё больше и больше людей вечерами слушают «радиоголоса», что на базе различных товарных и продуктовых складов, а также предприятий лёгкой промышленности фактически уже возродились капиталистические отношения.

Но – самое страшное – народ испытывает враждебные чувства к белой косточке – номенклатуре (партийным и государственным чиновникам среднего и верхнего уровня). Никто кроме явных карьеристов или полупомешанных в КПСС уже не вступает. И всё чаще – то тише, то громче – раздаются голоса о том, что западное общество и особенно США – это земля обетованная, а СССР – империя зла. Да т 17e49 ут ещё, как назло, «мумия» приняла решение ввести войска в Афганистан под надуманным и никому не понятным (а часто вызывающим раздражение) лозунгом «интернациональной братской помощи». Народ ещё мог бы «схавать» ввод войск, если бы такая «помощь» была оказана полякам или чехам, но афганцам – народу, о котором русские практически ничего не знали – это было уже слишком. Всё, коммунистическую систему уже ничто не могло спасти. И наиболее дальновидные аппаратчики видели это ясно. И каждый новый цинковый гроб из Афганистана был новой песчинкой в неумолимых часах истории, отсчитывающих последние минуты существования СССР. Надо было что-то срочно предпринимать.

Чтобы лучше понять ситуацию, следует ясно представлять политическое устройство СССР. Многих вводит в заблуждение кажущаяся однопартийность советского общества. Однако это однопартийность была лишь видимостью, фикцией. В рамках «единой» КПСС существовало несколько партий – как минимум три. Как тогда шутили аппаратчики: «У нас система однопартийная, но многоподъездная», намекая, что разные отделы ЦК КПСС (вход в которые вёл через разные подъезды на Старой площади) по сути являлись разными партиями. Была классическая коммунистическая партия – даже в конце 70-х годов находились шизофреники, верящие в идеалы марксизма-ленинизма (сюда же входили и замаскированные троцкисты). Была «русская националистическая партия» или, как они сами называли себя «русские коммунисты», Ленина не особо любившие и тяготевшие к Сталину и, наконец, – «западники», считавшие, что СССР нужно переводить на рельсы социал-демократии «по шведской модели».

Все три партии вели ожесточённую идейную борьбу друг с другом. Борьба эта иногда выливалась на страницы газет, театральные подмостки. Но это понимали только посвящённые, основная масса («лохи», «совки») была уверена в единстве ЦК КПСС. Но вопрос стоял остро: кто возьмёт верх? Ленинцы (ярким представителем которых был М.А. Суслов) формально находились в самом лучшем положении, поскольку идеологически могли «зачистить» любую статью или любого партийца, который осмелился бы подвергнуть сомнению гениальность Ленина или Маркса. Причём ленинцы в одинаковой степени «мочили» и «западников», и «националистов». Но реальная массовая база их уменьшалась с каждым днём, а к началу 80-х почти осталась на нуле. Да к тому же в 1981 году умер М.А. Суслов (серый кардинал) – их вождь. Так что на последующие события они повлиять уже особо не могли.

Русские коммунисты – «сталинцы» – имели массовую базу. Имели они также и позитивную программу модернизации государства – И.В. Сталин и его национал-социалистический ренессанс 40-50-х годов. Имели они и мощных союзников в лице армии и ВПК (а также части агитпропа в виде фильмов «про войну»). Однако они не учитывали главного. Русское население СССР того периода идеи «укрепления дисциплины» воспринимало очень и очень негативно. Кроме того, «сталинисты» не отвечали на главный вопрос того периода: как обеспечить советским людям уровень материального потребления такой же, как на Западе. А советским людям, «измученным нарзаном», были совершенно безразличны объективные экономические и природные условия, их уже мало волновало строительство «светлого будущего», но очень хотелось иметь западные машины, западную аудио- и видеотехнику, западную одежду, западные глянцевые журналы, западные побрякушки и пр., и пр., и пр. Словом, человек не понимал, во имя каких ценностей он должен отказываться от материальных достижений западной цивилизации. Поэтому самая мощная потенциальная массовая база была у «западников».

У «западников» был ещё один могучий аргумент. Поскольку среди них было немало либо евреев, либо людей с еврейской кровью, они всегда могли использовать мощный пропагандистский ресурс мирового еврейства. Тем самым они могли не только создавать выгодный для себя образ СССР на Западе, но и вербовать на свою сторону «деятелей культуры» внутри СССР по «пятому пункту» (в СССР евреи не пускались на целый ряд должностей, связанных с оборонкой, что делало евреев естественными врагами Советской власти). Делалось это достаточно просто: бралось какое-либо перспективное (с точки зрения «западников») имя и на Западе оно «раздувалось» в качестве «притесняемого советами гения». После чего «гения» и вправду начинали «душить» внутри СССР («душили», правда, не сильно; например Евтушенко мог при желании общаться даже с Андроповым). Так или иначе «гений» попадал к «западникам», которые его «жалели» и даже устраивали ему загранкомандировки в капстраны (одно из самых высоких материальных поощрений в СССР). Одновременно «западники», умело используя «ленинцев», устраивали травлю русских деятелей культуры (таких как В.В. Кожинов или В.М. Шукшин). В итоге изрядная часть «людей искусства» (которые, в сущности, всегда – за очень редким исключением – являются проститутками) сгруппировалась вокруг «западников».

В активе «западников» был и могучий аппарат ЦК ВЛКСМ. К началу 80-х ВЛКСМ полностью выродился, идеи марксизма-ленинизма, тем более сталинизма комсомольцев «не цепляли». Активисты райкомов ВЛКСМ вели беззаботную жизнь, близкую жизни западных менеджеров крупных компаний (за исключением зарплаты) и ровным счётом ни за что не отвечали. Это был мощный ударный отряд «западников», за сытую обеспеченную жизнь готовый развалить СССР. Не упускали «западники» и возможностей использовать сепаратистов и националистов из «братских республик». Словом, к началу 80-х шаг за шагом, медленно, но верно, «западники» захватывали власть.

В ноябре 1982 года умер Генсек Л.И. Брежнев (он тяготел к сталинистам, а Ленина, похоже, толком вообще никогда не читал). Брежнева сменил председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов. Об этом человеке до сих пор многое неизвестно. Он пользовался уважением сотрудников КГБ и всегда боролся с любыми попытками развала единого государства, однако ярко выраженных идеологических воззрений не имел (или, во всяком случае, очень хорошо их прятал). Он всегда предпочитал следовать той идеологической линии, которая была главенствующей в данный момент. Есть предположение, что в своей молодости он был троцкистом, но каким-то чудом уцелел и от троцкизма отказался. Но троцкистское нутро сидело в нём до самой смерти. Впрочем, это только версия.

Фигура Андропова до сих пор вызывает ряд вопросов. Например, до сих пор должным образом не осмыслен факт появления фильма «Семнадцать мгновений весны» в начале 70-х годов. Фильм курировался лично Андроповым и в нём выведены яркие положительные образы эсэсовцев. А глава гестапо Генрих Мюллер и секретарь НСДАП Мартин Борман выглядят прямо-таки героями, стоящими на втором месте после советского разведчика Исаева. После фильма «Семнадцать мгновений весны» в СССР во многом был сломлен однозначный образ «фашиста-злодея», а эстетика СС вошла в детские игры. Эсэсовцы стали героями детских игр!

Все три партии с интересом ждали, чью сторону примет Андропов. Андропов обманул ожидания всех. Не предложив толком ничего нового, он сделал реверанс сразу всем трём партиям: назначил чуть ли не главным своим «карманным идеологом» ленинца Р.И. Косолапова, распустил слухи о своей любви к джазу (одна из знаковых примет западников – любовь к джазу) и завернул дисциплинарные гайки в стиле Сталина. Народ был в ужасе. Тем самым «западники» получили дополнительный мощный аргумент против тех, кому импонировали методы Сталина.

Ю.В. Андропов умер в феврале 1984 года при не совсем ясных обстоятельствах. На смену ему пришёл К.У. Черненко, который выглядел ещё хуже, чем Брежнев накануне смерти. Идеолог Черненко сразу начал активно бороться с «чуждым образом жизни» и начал массовые гонения на советские рок-группы, в чём ему активно помогли «западники» (по принципу: «чем хуже – тем лучше»). После борьбы с рок-музыкой ненависть к коммунистам в среде молодёжи и новой технической интеллигенции (т.н. «мэнээсы» – младшие научные сотрудники) достигла апогея. Черненко сделал своё дело и умер в марте 1985 года. На момент прихода к власти М.С. Горбачёва в 1985 году сильных идеологических конкурентов у «западников» не было.

Дальнейшее хорошо известно. Не следует думать при этом, что «западники» обязательно хотели уничтожить СССР. В конечном итоге СССР развалился, но не в силу их какой-то особой злодейской изощрённости. Дело в том, что все три «партии» внутри ЦК КПСС не имели каких-то ярких, одарённых, талантливых политиков, способных на стратегическое конструирование. Всё это были люди достаточно посредственные, интеллектуально ущербные, не способные на яркие и смелые идеи. Ленинцы черпали идеи у Ленина и Маркса, даже не пытаясь хоть как-то их модернизировать; сталинисты, соответственно – у Сталина, а «западники» штудировали европейские популярные экономические брошюрки.

«Западники» не имели чёткого представления о том, что такое современная капиталистическая экономика. Да им это и не было нужно. Они предполагали, что выполнив ряд требований Запада по изменению политической, экономической и геополитической системы СССР, получат счастливую обеспеченную жизнь. Наиболее последовательные «западники» разрабатывали проект «московская Голландия», который частично продолжается ещё и сегодня (идея о создании сытого бюргерского независимого государства в границах Московской области). Но помимо трёх идеологических «партий» в СССР существовала и четвёртая – номенклатура (партийно-государственная бюрократия). Номенклатуру в принципе не волновал ни политический строй, ни государственное устройство, ни проблема собственности. Номенклатуру волновала только сама номенклатура. Её эстетические притязания не шли далее концертов Пугачёвой и Райкина, а в материальном плане пределом мечтания была хорошая квартира, дача в престижном районе, хорошая служебная машина и возможность поездок в загранкомандировки. Поскольку реальной властью обладала номенклатура, то в конечном итоге победила именно она.

Ещё в 70-х годах Ю.В. Андропов создал в СССР т.н. диссидентское движение. Нет, конечно же Андропов не воспитывал лично диссидентов. Он поступил изощрённее – создал 5-й Главк КГБ СССР, главная задача которого заключалась в борьбе с инакомыслием, т.е. – с диссидентами. Как только в рамках КГБ было создано специальное «антидиссидентское» управление (его, к слову, не любили офицеры других управлений), кучка диссидентов сразу стала как бы целым движением, представлявшим угрозу существованию СССР. Этими диссидентами воспользовались «западники», свалив остатки коммунистической системы в 1991 году в результате удачной спецоперации «ГКЧП». Некоторых бывших диссидентов временно разместили на тех или иных руководящих должностях, чтобы всё выглядело «чисто» – в России победила демократия. Одновременно «западники» создали буферные структуры, в которые должны были собираться недовольные, коих в ближайшем будущем должно было появиться множество.

Главным буфером для коммунистов стала КПРФ, а для националистов – РНЕ. Их главная задача заключалась в том, чтобы собрать как можно больше коммунистов и националистов и «пустить по дальнему кругу», т.е. заставить заниматься бесполезной деятельностью, на реальную политическую ситуацию в стране никак не влияющую. Далее «западники» намеревались осуществить все требования Запада по расчленению некогда единого СССР на несколько десятков карликовых псевдогосударств. Однако в этом пункте интересы «западников» и номенклатуры коренным образом разошлись.

Дело в том, что наилучшим образом бюрократия чувствует себя только в крупных государственных образованиях. Поэтому номенклатура вовсе не была заинтересована в полном развале некогда единого государства. Воспользовавшись событиями сентября-октября 1993 года, номенклатура стала постепенно вытеснять «западников» со всех ключевых должностей и создавать бюрократическое государство. Номенклатура умело использовала ненависть к западникам, которая возникла у совков сразу же, как только они на своей шкуре убедились в прелестях западной модели развития. Если в конце 80-х совки призывали уничтожить СССР и советскую систему, то к 1994 году они же стали всё больше ругать США, а ещё через некоторое время в их среде даже возник «культ СССР». За короткий срок «западники» потеряли большую часть массовой базы, которая была у них в 1991 году.

После 1995 года Россия вступила в бюрократическую фазу существования. Номенклатура наладила горизонтальные связи со своими друзьями из «стран СНГ», где были созданы точно такие же политические системы. Всюду были созданы однотипные «патриотические партии», всюду был ликвидирован институт свободных выборов, который с помощью пресловутого «административного ресурса» превратился в систему назначения нужных кандидатов, закамуфлированную под выборы. По некоторым причинам (обсуждение которых выходит за рамки статьи) в Белоруссии эта система дала некоторый сбой, но на остальном пространстве бывшего СССР номенклатура полностью контролировала ситуацию. Во всяком случае ей так казалось. Однако бюрократическая система, подобная той, что была установлена на пространстве бывшего СССР, может длительное время существовать лишь в мощном государстве, не имеющем геополитических конкурентов.

Например, имперский бюрократический Рим существовал несколько веков, пока претензии к Риму не стали выдвигать динамичные и агрессивные соседи. Точно также постсоветская бюрократическая система в принципе не может существовать долго, поскольку не имеет сколько-нибудь внятных ответов на геополитический, демографический и экономический вызовы России, предпочитая отделываться невнятным пропагандистским бормотанием в стиле кастрированной советской пропаганды. Кроме того, оттеснив от руля управления «западников», бюрократия нажила себе врага в лице Запада, окормлявшего их. В результате Запад начал борьбу с постсоветской бюрократией путём использования слабостей механизма «контролируемых выборов». Запад никогда не смог бы добиться ничего подобного тому, что произошло на Украине или в Грузии, если бы постсоветская бюрократия сама не создала движущие силы «цветных революций».

Сегодня уже никто особо не сомневается в том, что Украиной и Грузией дело не ограничится. Перед бюрократией во всей своей беспощадности возникает мрачный вопрос: кто будет принесен в жертву следующим? Сколько-нибудь эффективных механизмов противодействия «цветным революциям» у бюрократии нет. Мощной альтернативной идеологии – тоже. Таким образом, при любом раскладе, постсоветская бюрократия в ближайшее время окончательно потеряет контроль над ситуацией. Может ли её что-нибудь спасти? Да, может.

Для того чтобы постсоветская бюрократия уцелела, она должна начать кардинальную ломку собственных бюрократических гособразований, начать строить подлинно народное государство. При этом она должна опираться на людей с новыми идеями, вышедшими не из номенклатуры и на политические организации, созданные ими. Но с этим в России как раз большая проблема. Не говоря уже о том, что почти весь госаппарат – это выходцы из номенклатуры (причём, во многом из комсомольской), но и вся оппозиция – это тоже старая добрая номенклатура. Иначе и быть не могло.

Все левые партии были созданы и до сих по контролируются ленинско-троцкистским крылом бывшего ЦК КПСС. Все либеральные партии были созданы и до сих пор контролируются «западниками» из бывшего ЦК КПСС. Наконец, все современные «русские националистические партии» (из тех, что в Думе или на подходе), также были созданы и до сих пор контролируются «русскими коммунистами» из ЦК КПСС. И все эти силы в одинаковой степени испытывают неприязнь, граничащую с ненавистью, к нынешнему госаппарату, который их всех некогда «кинул». И все эти силы в одинаковой степени желают в самое ближайшее время поэкспериментировать с технологиями «цветной революции». И все эти силы в той или иной степени финансируются врагами государства: кто-то сидит на американской финансовой подушке, кто-то получает «финансовую помощь» от березовских и ходорковских, а кто-то не брезгует даже брать деньги у исламистов…


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Воспоминания о Совке. Серьезно. Часть 17


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.