Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Оксана Дмитриева: цель - власть. Хотя бы в регионах

  • Оксана Дмитриева: цель - власть. Хотя бы в регионах
  • Смотрите также:

Депутат Госдумы всех созывов Оксана Дмитриева, покинувшая партию Справедливая Россия и объявившая о создании новой Партии профессионалов, считает, что в российском обществе есть запрос на силу, которая не станет лишь изображать оппозицию, а будет реально пробиваться к власти.

С администрацией президента Дмитриева, по её словам, ни о чём не договаривалась.

Дмитриева вышла из СР после того, как её сняли с поста главы санкт-петербургского регионального отделения партии.

С Оксаной Дмитриевой беседовал корреспондент Русской службы Би-би-сиЮри Вендик.

Би-би-си: Уходя из Справедливой России вы сказали, в частности, что партия потеряла способность защищать интересы своих избирателей.

Оксана Дмитриева: Да, выполнять ту функцию, ради которой она создавалась, то есть быть профессиональной оппозицией, где важно и то, и другое - и профессиональной, и оппозицией, в том плане, что она предлагает другой социально-экономический курс.

Би-би-си: В чём выразилась утрата этих функций?

О.Д.: В том, что фактически партия по очень многим вопросам вела себя абсолютно непоследовательно: заявления были одни, а действия - другие. Наиболее ярким, наверное, примером было голосование и вообще позиция по реформе РАН. Непоследовательная позиция по отношению к банковско-финансовому лобби, которое сейчас является самым опасным с точки зрения оттягивания ресурсов от решения социальных вопросов.

Семейно-сексуальный уклон

И в целом - увлечение партии вопросами, которые, на мой взгляд, вообще не являются предметом деятельности законодательного органа и политической партии. Это регламентация каких-то внутрисемейных отношений, сексуальных отношений, какие-то совершенно дикие предложения и законы по поводу каблуков, сексуальных домогательств и всего прочего.

Би-би-си: С какого момента, по вашему мнению, СР стала терять функции профессиональной оппозиции?

О.Д.: Думаю, что с президентских выборов, с 2012 года. На съезде в 2013 году я говорила, что ультрарадикализм перемежается с соглашательством. То фракция не встаёт и выходит из зала, когда приходит президент, то все идём в Общероссийский народный фронт.

В первый созыв Справедливая Россия выполняла ту функцию, ради которой создавалась и ради которой мы в неё вошли. То есть, представляла социально-экономическую альтернативу. И по довольно многим вопросам в период кризиса 2008-2009 гг. мы смогли настоять на каких-то решениях. Не на всех, конечно - в целом я считаю, что преодоление кризиса было крайне неудачным - но всё-таки. Это, собственно, и предопределило достаточный успех на выборах 2011 года.

Я полагаю, что на тот момент Миронов несильно 17d5d отклонялся и от общественного запроса - и со стороны наших избирателей, и со стороны большинства членов партии. В общем, вёл себя в рамках программы и заявленной позиции, которая состояла в том, что наша цель - защита социальных прав граждан, поддержка малого бизнеса и демократические права. Потому что за нас голосовали не только социально ориентированные граждане, но и демократически настроенные.

Би-би-си: Как за альтернативу.

О.Д.: Да, как за альтернативу.

Отнятая победа

Би-би-си: Отчего же случилась такая резкая перемена в конце 2011-го года?

О.Д.: Не в конце - я полагаю, что она произошла после президентских выборов, в 2012 году.

Би-би-си: Невыдвижение вас на эти самые президентские выборы на съезде партии в декабре 2011 года - это уже был поворот, нет?

О.Д.: Это вопрос отдельный. У меня много претензий к Справедливой России и лично к руководству, к кадровой политике, но моё невыдвижение на президентских выборах не является моей претензией. У меня не было президентских амбиций, никогда, и вопрос об участии в президентских выборах для нашей партии на тот момент я вообще не считала принципиальным.

Принципиальным было отстаивание позиции по пересчёту голосов на думских выборах. Там надо было как-то проявлять жёсткость. У нас было огромное количество судов на протяжении фактически всего 2012 года и здесь партия проявляла абсолютную пассивность.

Я всё это делала по собственной инициативе, не имея ни политической, ни какой-либо другой ресурсной поддержки.

А в Санкт-Петербурге для партии это был принципиальный случай, поскольку, если бы не такие фальсификации, то мы явно выигрывали. Собственно, поэтому они и были - и по думским выборам, но главное - по выборам в ЗакС. Выборы в региональный парламент мы официально не признали, и там надо было дать бой.

Кстати, всей оппозиции надо было сосредоточиться на этом. Мы требовали отмены итогов выборов и назначение новых именно по Санкт-Петербургу, и у нас была огромная доказательная база.

Поскольку этого не произошло, то это привело к ещё более фантастическим фальсификациям на следующих выборах, уже в 2014 году.

Не выдержали линию

Би-би-си: И всё-таки, чем была вызвана эта перемена в поведении руководства Справедливой России?

О.Д.: Тут есть, наверное, несколько причин, но главное - руководство не справилось с выдерживанием этой последовательной линии профессиональной альтернативы. Её можно было выдержать, но без этих вот метаний: то забираться на бульдозер, как Миронов, когда приехал к Чириковой, то наоборот. Вполне можно было найти и выдержать эту линию конструктивной профессиональной оппозиции.

Би-би-си: А они ставили перед собой такую задачу?

О.Д.: На какой-то момент - ставили. Моя основная теперь версия - что с этой линией в силу ряда профессиональных и личностных качеств не справились. У меня с самого начала было много претензий по поводу кадрового и профессионального состава списка, который потом пришёл в Государственную Думу. Это как бы замкнутый круг.

Политика персонифицирована, и такое кадровое перерождение потом приводит к перерождению и политическому.

Би-би-си: Прекрасно вам знакомая версия несистемной оппозиции - версия кукловодства: до декабря 2011 Миронов и Левичев были пламенными трибунами, собрали на думских выборах ощутимую часть протестного электората - всё, поставленная сверху задача выполнена. Слились. Что вы ответите?

О.Д.: Политическая партия, после того как она создана, начинает жить своей собственной жизнью. Более того, ответственный политик должен так или иначе отражать интересы своих избирателей. Не отражать их может только одна партия - партия власти, в чью пользу и фальсифицируются выборы, и работает ресурс СМИ, административный ресурс и так далее.

Голосование протестного электората - это как бы запрос. Или мандат. А оправдывать этот мандат надо было разработкой профессиональной социально-экономической альтернативы. Можно было это сделать? Можно! Есть такая потребность у страны? Есть. Она есть даже у федерального центра. Когда мы начинаем разбираться с социальной политикой, с экономической - внутреннюю пока оставим в стороне - решения [центра] неоднозначны.

Более того, совершенно, на мой взгляд, дикая, непрофессиональная и во многих случаях просто предательская финансово-экономическая политика создаёт все социальные проблемы. Альтернатива нужна, в общем-то, всем.

Если говорить о несистемной или белоленточной оппозиции, то по вопросам социально-экономическим, особенно по финансово-экономическим, они гораздо ближе к правительству, чем я или кто-то из моих ближайших коллег.

Лифты перекрыты

Би-би-си: Они в массе правее, да.

О.Д.: Они не правее, у них очень часто это не правая политика, а политика такого финансово-виртуального лоббизма, чрезвычайно вредного. От того, что с этой проблемой не справилась Справедливая Россия, она не исчезла.

Задача по-прежнему стоит и в смысле политики, и в смысле формирования кадровой скамейки, что тоже должна была делать Справедливая Россия. Социальные лифты перекрыты везде и всюду, и политики - федеральные, региональные - должны были найти какой-то канал выхода и продвижения [людей] с альтернативной точкой зрения.

Би-би-си: Вы говорили о важных решениях, на которых вам удалось настоять в период выхода из прошлого кризиса. Какие важные решения, инициативы вам удалось провести в последнее время?

О.Д.: Самое главное - это отмена накопительного элемента пенсий и обоснование, что эти деньги просто уходят в виртуальный финансовый сектор и

Я считаю, что я и мои ближайшие коллеги - Наталья Петухова, в частности - много сделали за эти годы. Сейчас, когда социальный блок ищет политическую или даже скорей профессиональную поддержку, это - дополнительные аргументы, и мы их здесь абсолютно поддерживаем. По вопросу отмены накопительных взносов мы, кстати, расходимся с позицией большинства активистов белоленточной оппозиции.

Некоторые вещи, в том же самом пенсионном законодательстве, удалось заблокировать на стадии принятия решений. Из принципиальных вопросов - удалось заблокировать создание Росфинагентства.

Би-би-си: Помню то ваше выступление в Думе.

Низкий КПД

О.Д.: Да, можно было себе представить, что это было бы.

Самая последняя из наших инициатив, которая прошла - это продление приватизации [жилья].

Би-би-си: Это всё - мало или много?

О.Д.: Это, конечно, очень мало. КПД очень мал.

Правда, по Росфинагентству даже наш оппонент [депутат Андрей] Макаров, который потом к нам присоединился, сказал, что если бы Дума сделала только это, то она уже оправдала бы своё существование. Но на фоне огромного количества ошибок, которые были совершены в последнее время, это, конечно, очень мало.

Тем не менее, это всё доказывает, что оппозиция очень часто предлагает профессиональные концептуальные решения. Например, по поводу накопительной части пенсии. Это же просто математическая модель - я сделала по ней расчёты, там просто всё доказывается. Причём часто и мировой мейнстрим вреден. Накопиловка не только нам была рекомендована, но и многим другим странам - и везде провалилась.

Би-би-си: В неэкономических резонансных вопросах последних трёх лет Справедливая Россия совершенно перестала быть оппозицией - как, впрочем, и вся Дума, за редчайшими исключениями.

О.Д.: Ну, это вы так считаете...

Единственно возможный Крым

Би-би-си: А вы как считаете?

О.Д.: Я отношусь по-разному, в зависимости от вопроса. Если вопрос Крыма, допустим - то я это решение поддерживала не потому, что меня кто-то заставлял или просил, а потому что я считала его правильным и единственно возможным.

Я могу определить, действительно ли была практически единогласная позиция населения Крыма. В общем, она была. Можно спорить, 98%, 96% или 92%, но понятно, что это было абсолютное большинство, и позиция граждан Крыма с того времени не изменилась.

А с юридической точки зрения - ну, есть два взаимно противоречащих тезиса: право на самоопределение и нерушимость границ. В мировой практике их по-разному интерпретируют.

Би-би-си: А если начать с антисиротского закона?

О.Д.: А по антисиротскому закону я свою позицию голосованием выразила. Я за закон не голосовала, а по поправке (запрещающей усыновление российских сирот гражданам США - прим. Би-би-си) голосовала против.

Хотя я не голосовала и за ратификацию договора о международном усыновлении с Соединёнными Штатами: я не являюсь большим специалистом, но не являюсь и большой сторонницей этого - мне не всё там нравится.

Было ещё много вопросов, по которым моя позиция отличалась: фракция голосовала, например, за, а я не голосовала.

Я полагаю, что общественное внимание было отвлечено на вопрос международного усыновления. А в тот же день прошёл абсолютно незамеченным закон об образовании.

Резонансные против важных

Антисиротский закон касается двух тысяч детей, а этот закон влиял и влияет на миллионы. И на детей-инвалидов, у которых там отнимали целый ряд льгот, и на детей-сирот, и на одарённых детей, и на всех наших обычных детей, и на учителей, и на студентов - на всех. И это - один из самых вредных законов. Ноль внимания!

Когда принимался закон о Росфинагентстве, то, по-моему, тоже шёл какой-то резонансный закон, уже не помню какой, но тоже отвлекал внимание (в тот день, 25 января 2013 года, Госдума приняла в первом чтении закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, а также, во втором чтении, антитабачный закон - прим. Би-би-си).

Би-би-си: Если вернуться к позиции партии: голосование Справедливой России по всем этим резонансным законам, на ваш взгляд, даёт ли основания называть эту партию оппозиционной - каковой она сама себя называет?

О.Д.: Есть ряд законов из этих, по которым СР следовала линии голосовать по-другому. Не все, но некоторые.

Но самая главная претензия к Справедливой России - даже не эти законы, а вопросы, где она могла повлиять на принятие решения. Вот я их перечисляю: Росфинагентство - партия не голосовала, но была чрезвычайно пассивна. Реформа РАН. Голосование по председателю Центробанка. Позиция по закону о банкротстве физических лиц - мало того, что не боролись, так один из вариантов вообще предлагался нашим коллегой.

Би-би-си: Чем была вызвана замена вас на Олега Нилова во главе петербургского отделения партии?

О.Д.: Я думаю, что это способ выдавливания из партии, которое происходит уже достаточно долго.

Избавление от конкурента

Тут две причины. Первое: поскольку партия теряет авторитет и у избирателей, и у властной вертикали, существенно снижая свои шансы на прохождение в будущую Госдуму, у многих так или иначе возникает вопрос о смене лидера.

Поэтому, думаю, это - желание лидера обезопасить себя от потенциального конкурента. Даже на съезде осенью 2013 года одна треть организации чётко, открыто меня поддерживала.

Вторая причина - по мысли господина Миронова и, наверное, некоторых других членов президиума, - коли у нас на выборах такие фантастические фальсификации, то результаты выборов не зависят ни от нашей политики, ни от персоналий, ни от популярности лидеров, а зависят от того, как мы договоримся с властью.

Поэтому мы можем вставлять в список хоть кого - и люди неудобные для нас самих или для кого-то ещё просто не нужны.

Это две крупные причины. Но всегда есть всякие мелкие, корыстные интересы ближайших людей - родственников, друзей, ещё кого-то. Они иногда становятся главными.

Би-би-си: Теперь о Партии профессионалов. Зачем? Чего сейчас в принципе сможет добиться новая маленькая партия?

О.Д.: Фактически задача этой партии - сделать всё то, что не сделала Справедливая Россия. То есть, занять площадку профессиональной оппозиции, но только с более широкой электоральной базой.

Хочется сделать примерно то, что было в Петербурге, где СР - партия с гораздо более широким охватом: это и защита предпринимательства, и демократические права - честные выборы, фальсификации и т.д. В этом проекте, безусловно, будет социал-демократическая составляющая, но программно-политическая часть и электоральная база должна быть шире традиционной социал-демократии. Отстаивание интересов реальной экономики, малого бизнеса, социальных прав граждан, демократических свобод и инновационных задач - эти составляющие станут не менее важными.

Партия без разрешения

Би-би-си: А вам позволят?

О.Д.: На это я отвечаю: Времена не выбирают, в них живут и умирают. Либо делать, сознавая все трудности и ограничения, либо ничего не делать. Вот, избран вариант делать.

И потом, следующий вопрос, который нельзя сбрасывать со счетов - социальный, общественный запрос огромен.

В Справедливую Россию не очень хотели вступать именно из-за некоторых персоналий. Я неоднократно слышала: Вас лично мы поддерживаем, и будем голосовать, но... А сейчас - очень много обращений из разных регионов и во все приёмные, и ко всей команде, которая уже заявила о моей поддержке. Очень много людей хотят принять в этом проекте участие. Я такого никогда не наблюдала.

Значит есть общественная потребность в такой политической силе, которая реально поставит цель прийти к власти. Хотя бы в отдельных регионах. Или четко определённые позиции в коалиционном правительстве.

Была определённая усталость от власти, но есть и усталость от оппозиции, которая только что-то изображает, но никогда не выигрывает.

Би-би-си: Однако бытует представление, что без разрешения управления внутренней политики администрации президента никакая партия ничего не добьётся. У вас есть это разрешение? Какие-то договорённости? Гарантии? Были ли вообще контакты с администрацией?

О.Д.: Контактов у меня не было, гарантий у меня нет, но, естественно, как прагматичный политик, я не хочу, чтобы была задействована система подавления.

Самое главное - то, как будут проходить выборы. Потому что всё преодолимо. Всё. Я 20 лет в политике, и никогда у меня не было ни административного ресурса, ни доступа к СМИ - но всё это преодолимо.

Главное - фальсификации

Когда партия или политики продвигают какие-то вещи, которые действительно нужны людям, и которые вполне конкретны и реализуемы, тут ловят по крупицам информацию. И ты преодолеваешь и административный барьер, и отсутствие доступа к СМИ.

А вот что непреодолимо - это фальсификации. Причём в той форме, в которой они появились вот сейчас, когда не то что переписываются протоколы, а в систему ГАС Выборы вводится вообще нечто произвольное. Когда в день голосования людей не только реально привозят на участки, но всё чаще откуда-то возникают конверты и мешки с бюллетенями неустановленного образца - тогда политика, действительно, теряет смысл.

Би-би-си: А какие есть основания полагать, что грядущие выборы будут чем-то лучше прошедших?

О.Д.: Надо этого добиваться - политическим и общественным давлением.

Такие фантастические фальсификации применяют там, где партия власти терпит поражение. Поэтому в 2011 году они были самыми сильными в Петербурге. Популярность президента или внешнеполитического курса не переносится автоматически на муниципальные или даже губернаторские выборы.

Есть надежда, что в 2016 году такой местнический произвол, зашкаливающий, всё-таки можно будет попытаться ограничить. Потому что вряд ли была команда сверху осуществлять такие фантастические фальсификации на муниципальных выборах. Это уже местная инициатива, но верх не дал по рукам. А дальше судебная система не срабатывает совершенно - это тоже отдельный вопрос.

С ультралибералами не по пути

Би-би-си: Кто будет финансировать вашу партию?

О.Д.: Не знаю на данный момент.

Би-би-си: Ваш бывший однопартиец Геннадий Гудков сказал - довольно расплывчато - что несистемная оппозиция в принципе готова с вами сотрудничать. Они и сами между собой сейчас ведут переговоры о некоей коалиции на думских выборах 2016 года. А вы готовы сотрудничать?

О.Д.: В общем блоке - вряд ли. Я понимаю, что коалиция должна быть широкой и члены коалиции должны найти компромисс по многим социально-экономическим вопросам и, поскольку это федеральные выборы, то и по вопросам внешней политики. Но пределы этой коалиции гораздо уже, чем на муниципальных выборах.

Это на муниципальных выборах мы могли сотрудничать со многими представителями несистемной оппозиции, потому что внешняя политика и даже макроэкономические вопросы не являются предметом компетенции муниципалитетов.

А на думских выборах коалиция партий должна будет достичь единства взглядов по многим вопросам и проблемам. Я думаю, по большинству позиций у нас с ультралиберальной несистемной оппозицией взгляды будут отличаться. Не только во внешней политике, но и в социальной, и в экономической.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Оксана Дмитриева: цель - власть. Хотя бы в регионах


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.