Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Цель современного искусства - оскорбить, эпатировать

  • Цель современного искусства - оскорбить, эпатировать
  • Смотрите также:

 

Правительство может серьезно пересмотреть свою позицию в отношении государственных театров. Замруководителя администрации президента Магомедсалам Магомедов выступил на днях с предложением о предварительном просмотре их репертуара. Причиной столь радикальной меры стал скандал с постановкой Тангейзер в Новосибирском академическом театре оперы и балета, в котором Иисус Христос изображен актером в порнофильме.

Это не единственная и не первая постановка, привлекшая внимание блюстителей нравственности и ценителей классики. За последний год целый ряд спектаклей подвергся критике, но именно Тангейзер стал точкой кипения. И именно постановка этого спектакля привела к серьезным кадровым переменам - Бориса Мездрича в театре сменил Владимир Кехман, в офисах которого тут же прошли обыски. Накануне.RU собрало мнения разных экспертов, высказывающих свое отношение к Тангейзеру и тенденциям в высоком современном искусстве. Представляем их вниманию наших читателей.

Писатель, журналист, основатель Изборского клуба Александр Проханов:

- Конфликт, который разгорелся в Новосибирске, я рассматриваю как часть другого, более мощного и обширного конфликта, которым охвачено все наше общество. Оно не просто расколото, наше общество сражается в идеологическом поле. После 1991 года, когда победил Ельцин и либеральная группа, они установили тотальный контроль над всем – экономикой, политикой, медийной сферой, культурой. Из культуры выдавливали близких мне людей, исповедующих традиционные ценности, русские представления о красоте, истине, Боге. И тогда я был подвергнут чудовищной цензуре. С начала 2000 годов государство стало мучительно, медленно, непоследовательно возвращаться, и вместе с тем стало привлекать те силы. А режиссеров, которые портят классику, Анну Каренину в неглиже выгоняют на сцены и пытаются порубить на глазах у публики иконы – очень много.

Журналист, публицист, главный редактор портала Кавказская политика Максим Шевченко:

- Я не знаю, что это за опера, что это за постановка. Точнее, я знаю, конечно, что такое Тангейзер, но не видел самой постановки и не знаю, было ли там глумление или не было. Но очевидно, это очередная попытка кого-то зачем-то подвинуть, протолкнуть своего человека на какое-то место. Я уверен, что Тангейзер – это сознательно политтехнологически раскрученный проект. Все происходит по одним лекалам. Дискредитация, скандал, раскрутка, новый скандал. Наверняка, кто-то из пиарщиков даже получил под это бюджет.

Ситуация с Тангейзером в целом напомнила мне скандал 15c9a вокруг фильма Последнее искушение Христа Мартина Скорсезе на НТВ, когда снимали Гусинского. Я тогда недоумевал и спрашивал, почему иерархов возмутил шедевр, пусть и спорный, Мартина Скорсезе, когда параллельно по другому телеканалу показывали фильм Догма, где Бог – женщина и в принципе режиссер стебется над Новым и Ветхим заветами беспощадно. Вот уж где действительно глумеж, но никаких тебе демонстраций. Отмашки не было, не было указа.

К сожалению, мы живем в обществе спектакля, и то, что происходит в Новосибирском оперном театре на сцене, часто воспринимается более реальным, чем действительность.

Очевидно также, что вся эта история курируется Кремлем, судя по его заявлениям хотя бы. Почему-то в околокремлевских кругах победа коммуниста на выборах считается поражением. В политике не бывает же поражений: попробовали этого губернатора, потом другого. Этот плохой - поменяли. Что здесь такого, в чем поражение, это же не бизнес?!

Я не вижу в Тангейзере идеологии или религии. Это не православное выступление и не религиозное - только политика. А главного интересанта мы скоро все увидим. Как правило, главный интересант никогда не лезет на рожон и он всегда приходит потом и занимает свое место.

Режиссер Андрей Кончаловский:

- Нельзя не видеть, что назревает глубочайший разрыв между рядовым зрителем и эстетикой молодых художников, ищущих новые формы. Это происходит не только в изобразительном искусстве, но и в театре. Этот разрыв начался не сегодня, а где-то в начале прошлого века, когда выработалась формула успеха – скандал важнее художественной ценности замысла. Этот разрыв продолжает увеличиваться, а в России он принимает иногда странные, такие уродливые формы, как выставки с иконами в экскрементах или перфоманс с прибитыми к брусчатке Красной площади гениталиями.

Папа Франциск в своем выступлении перед Европейским парламентом в Страсбурге очень проницательно выявил главную причину глобального кризиса Европейской цивилизации: Европа перепутала цели и средства – материальные ценности, деньги, вместо того, чтобы быть только средством, стали целью, подменив человека, но средством же стал человек.

В искусстве, которое отражает глобальные исторические процессы, эта подмена выражается в том, что целью стал успех у критики, скандал, а средством – автор произведения, который безжалостно приносится в жертву. Вопиющее пренебрежение к замыслу автора мне видится и в афише Тангейзера. Но главной жертвой становится все-таки зритель, который, может, в первый раз пришел послушать Вагнера и погрузиться в мир, волновавший великого композитора.

Не исключаю, что решение Минкультуры встретит яростное сопротивление художников, ратующих за свободу творчества. Им я хочу напомнить слова Андре Жида: Когда искусство теряет свои цепи, оно становится прибежищем химер.

Журналист, теледокументалист Константин Семин:

- Такие постановки вызывают скандалы, потому что народ не утратил остатки разума и сопротивляется процессу деградации. Я не до конца погружен в детали скандала в Новосибирске, но в целом, я думаю, причина в том, что нельзя в экономической системе, ориентированной на извлечение прибыли, рассчитывать, что искусство не будет частью этого процесса и не будет подчиняться тем же законам и правилам. Если мы хотим привлекать зрителей, аудиторию на телеканалы, апеллируя к самым низким инстинктам, если мы хотим таким же образом привлекать людей в концертные залы, кинотеатры, если мы ориентируемся исключительно на это - на денежный оборот, на финансовую отдачу от искусства, то нечего потом удивляться, что провокация, издевательство над классикой, порнография и прочие низменные вещи становятся главными способами повысить экономическую привлекательность любого жанра в искусстве. Думаю, основная причина в этом.

Конечно, цензура уместна, объяснима и логична. Это рынок, он диктует свои правила, и рассчитывать, что государственное учреждение просто так, по своей воле сделает так, что в государственных театрах, государственных объединениях культурных будут работать какие-то особенные люди, которые в условиях всеобщего балагана будут сохранять нравственные установки, нравственные ценности, наивно.

То, что происходит в экономике, происходит и на сценических подмостках. Если вы пройдете на улицу, вы увидите массу вывесок, на которых либо заграничные слова, либо они как-то косят под иностранщину. У нас продается по-прежнему то, что напоминает иностранное. У нас барыжье, фарцовщицкое, нэпманское сознание устроено именно так. Мы пытаемся впарить согражданам что-нибудь из-за границы. Если мы пытаемся впарить это в магазинах, то не стоит удивляться, что такие же барыги и фарцовщики управляют культурой. Поэтому, когда приходишь в Новосибирский театр и видишь там какую-то ерунду, то знай – это ровно потому, что вывески на твоей улице в центре Новосибирска выглядят так. Почему у нас сознание переформатировано? Потому что мы переформатировали экономику. Сознание – это производная от экономики, а не наоборот.

В рыночных современных условиях классика неактуальна и никому не нужна. Честность неактуальна, справедливость неактуальна, все человеческие благие устремления, все хорошее, что в человеке может быть – нерыночно, неэффективно, а, значит, должно быть списано в утиль. Эффективно только хваткое мировоззрение фарцы, оно актуально. Человеку гораздо легче и удобнее быть животным, гораздо проще быть скотиной, а сегодняшняя экономическая система позволяет ему быть скотиной, сегодняшняя экономическая система основана на энергии скотской, которая в обществе, безусловно, есть. Капитализм – это и есть эксплуатация низменных животных инстинктов, и, не обуздав эти инстинкты, откуда ждать человеческое? Ему неоткуда взяться.

Писатель, публицист, политик Максим Калашников:

- Зачем изобретать что-то свое, русское, возвышенное? Это могли делать такие титаны отечественной культуры, как Алексей Толстой, например. Он в еще полуразрушенной Гражданской войною России, еще вчера голодавшей, мог грезить о полете на Марс (Аэлита) или писать свой Гиперболоид инженера Гарина, мечтать о победе над старостью и цивилизации будущего (Голубые города). Это могли делать такие титаны, как кинорежиссер Василий Журавлев, снявший в 1936 году первый полноценный фильм о полете на Луну – Космический рейс. А в 1980-м – первый советский цветной стереофильм (три Дэ на нынешнем новоязе) Всадник на золотом коне. Или как гениальный Павел Клушанцев, снявший в 1961 году фантастическое кино Планета бурь, потрясший Спилберга.

А нынешним культутрегерам не хочется создавать своего, самобытного. Они повторяют зады и закорки западных дегенератов. Нужно всего лишь следовать западному клише: современное искусство не имеет целью возвысить человека, дать ему веру в великое будущее нации. Совриск опускает человека в грязь, в скотство. Его главное назначение – оскорблять, эпатировать, глумиться над всеми великими идеями (хоть христианской, хоть коммунистической). Вообще лишить святости все, что было святым.

Перековерканный Тангейзер – из той же оперы. Так осовременить Вагнера? Помнится, я читал статью из Крокодила 1930-х, где описывался авангардистский режиссер, осовременивший Шекспирову Ромео и Джульетту. Там появились и кулаки, и убийство колхозного активиста из обреза…

И я прекрасно знаю, что искусство, культура, молодежная политика – важнейший фронт создания людей будущего. Тех, кто сможет провести новую индустриализацию и построить тот самый мир Русской Победы. Совриск, насаждаемый заместителем мэра Локтя по культуре, либеральшей Терешковой, годен для этого не более, чем гуано – для отливки пуль. Такое антирусское, дегенеративное искусство должно плодить дебилов, слабоумных рабов нового мирового порядка.

Председатель синодального информационного отдела Московского патриархата, профессор МГИМО Владимир Легойда:

- Когда говорят, что искусство живет по своим законам – мы это прекрасно понимаем. Как культуролог, я много могу говорить на тему взаимодействия религии и искусства, но думаю, что многие уважаемые представители искусства знают об этом лучше меня. Конечно, искусство живет по своим законам. И Церковь ничего никому не собирается навязывать и не собирается устанавливать свои критерии художественности. Но внутренние критерии масштаба произведения, оценка таланта, так сказать, конечно, существует.

Все-таки очевидно, что это не Вагнер, а по мотивам Вагнера. Ну, давайте так честно и будем говорить и писать. В том числе на афишах. Чтобы зритель понимал, куда он идет. У нас не так много ставится Вагнера, мы не в Германии, чтобы заранее было понятно, что там как бы не совсем Вагнер (тот редкий случай, когда как бы можно говорить, не сильно уродуя русский язык).

Кроме того – вопрос гражданина: насколько вот этот как бы Вагнер должен финансироваться государством? Давайте спокойно, серьезно, обстоятельно, – в связи с Тангейзером, без связи с Тангейзером – об этом поговорим. Я ежегодно встречаюсь с сотнями студентов, будучи преподавателем ВУЗа. Культурный уровень – чудовищен. Воспитать его на как бы Вагнере будет очень сложно.

Что касается отношения искусства и религии. Да, конечно, мы не вмешиваемся во внутреннюю логику, искусство живет по своим законам… Но ни один разумный человек не будет говорить, что искусство, как и любая другая сфера культуры, абсолютно автономна. Автономия искусства заканчивается, когда художник свое произведение приносит в общество. Это совершенно очевидно. Это касается не только искусства, это касается, например, науки. Расщепление ядерного ядра – это нравственно нейтральный акт, а атомная бомба, использование ядерного оружия – нет. И здесь это совершенно уместная аналогия.

Писатель, член Изборского клуба Николай Стариков:

- Запад и некоторые представители российской сферы искусств убеждают нас – что, да, искусство не должно иметь никаких рамок. Художник имеет право на все, что угодно. Может оскорблять, обижать, унижать. Только потому, что он творит. Но ведь те же либералы нас всегда учили, что свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека?

Нигде, ни в одной сфере человеческой жизни, свобода не бывает безграничной. Везде общество обставляет эту свободу правилами и регламентами. Чтобы свобода одного не задевала свободы других.

За скандалом с Тангейзером пока незамеченным остается другой потенциально громкий скандал. И опять в Новосибирске. В новосибирском театре появился на свет спектакль История о православном ежике. По сюжету рассказа Майи Кучерской, ежик и белочка жили в одном дереве, и ежик, будучи православным, уговорил белочку покреститься в реке, несмотря на ее боязнь воды. В итоге белочка захлебывается в реке, но ежик и весь лес говорят Слава Богу, радуясь, что белочка умерла православной.

Это свобода творчества? Нет. Это открытая антихристианская пропаганда. Равно, как и эротические перепевы Тангейзера. Только уже пропаганда, направленная на детей. Она вся пропитана ненавистью к православию, ненавистью к христианским ценностям. Даже в воинственно-атеистическом СССР таких спектаклей не ставили в самые годы гонений на церковь и веру (20-30-е).

Ничего общего со свободой творчества подобные вещи, разумеется, не имеют. И им нужно поставить жесткий заслон. Как? Законом. Решительно и жестко наказывать провокаторов и тех, кто под видом искусства хочет плюнуть в сторону святынь.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Цель современного искусства - оскорбить, эпатировать


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.