Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Кто такие белорусы

  • Кто такие белорусы
  • Смотрите также:

У белорусов отсутствуют признаки внятной этнокультурной идентичности. А вмешательство политики, смешанной с умелыми манипуляциями СМИ и отсутствием у населения постсоветского пространства знаний по истории Белоруссии, делают необходимым глубокое погружение в историю становления белорусской идентичности. Иначе остановить вал мифотворчества о белорусах невозможно.

Разноразвитость как фактор славянизации балтов

Славяне опережали соседние с ними балтийские народы в социально-экономическом развитии: к IX–X векам у русских уже была раннефеодальная государственность, города, ремёсла и письменность. У балтов ничего этого не было, они находились на первобытном уровне родоплеменных общин. Балты, соседствуя со славянами, подвергались ассимиляции ими. Этот процесс начался примерно в VI веке.

Менее развитый народ всегда ассимилируется более развитым. Это хорошо видно на примере кельтов в Западной Европе и финно-угров в Восточной. Люди воспринимают сначала более высокую материальную культуру, а постепенно язык и религию. Ассимиляция стимулировалась активным взаимодействием народов, обусловленным их взаимозаинтересованностью вследствие различного уровня развития.

Первобытные балты были выгодным рынком сбыта для древнерусских ремесленников, так как ценили их изделия выше, чем соотечественники. Товар выше ценится там, где его не производят, на этом и построена вся торговля. Основным потребителем ремесленных изделий является наиболее платёжеспособная часть общества. Как правило, это разного рода элиты. Они к тому же нуждаются в вещественном обозначении своего положения. Привозные дорогостоящие товары всегда выполняют функцию атрибутов социального статуса.

Балтская знать, таким образом, являясь наиболее активным потребителем ремесленных изделий, была заинтересована в физическом переселении русских на свои земли в бассейн реки Неман. Этим обусловлено появление древнерусских городов на территории балтского расселения. Города Гродно (Гародня), Волковыск (Волковыеск), Слоним (Вослоним), Новогрудок (Новогородок) известны с XI–XIII веков.

Дефицита пахотных земель и пастбищ тогда не существовало и, соответственно, никаких сколь-нибудь серьёзных земельных конфликтов между народами не могло быть в принципе. Торговля между людьми, занимающимися охотой, собирательством и рыбной ловлей, и продавцами ремесленных изделий осуществлялась в виде натурального обмена в эквиваленте, гораздо более выгодном для последних. Подобная ситуация имеет место и теперь в глухих депрессивных районах Сибири и Дальнего Востока, где русские торговцы выменивают у местных жителей клюкву, кедровые орехи, пушнину на промышленные изделия. Торговля была безденежной, поскольку у балтов не было ни государственности, ни денег.

Одно из мест такого обмена находилось на границе балт 17290 ских и русских земель, недалеко от города Заславля на берегах речушки, получившей название Менка. Позже там сформировалось постоянное поселение, известное с 1067 года как Менск. Под влиянием польского языка название трансформировалось в Минск.

Впоследствии, при появлении внешней угрозы (крестоносцев и татаро-монголов), к торговой взаимной заинтересованности добавилась совместная оборона. Разноразвитость предполагает не только разделение труда в хозяйственной деятельности, но и разделение социальных ролей. Так, военно-охранные функции гораздо охотнее принимают на себя менее обеспеченные люди. И по этой причине балты также представляли интерес для более продвинутых русских, тем более что они сами проявляли инициативу. Всё это обуславливало русификацию и оправославливание балтов. Из летописей нам не известно о наличии каких-либо проблем в языковой коммуникации между балтами и славянами. Это говорит о том, что к XII веку, когда появились первые письменные источники, русифицированность балтов была уже достаточно существенной.

Не нация, а империя

К середине XIII столетия, когда регион подвергся нашествию татаро-монголов с Востока и немецких крестоносцев с Запада, русские княжества и балтские племена объединились в раннефеодальное государство «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское» (ВКЛ). К XIV–XV столетиям оно занимало территорию нынешней Литвы, Белоруссии, половины Латвии и большей части нынешней Украины. Это было уже не государство-нация, а государство-империя, поскольку, в отличие от Киевской Руси или королевства Венгрии, было не моноэтничным, а полиэтничным и, соответственно, мультикультурным. К XIV веку регион начал подвергаться польскому влиянию. В 1385 г. ВКЛ заключило союз с Польшей.

Польская культура оказывала мощное воздействие на весь регион, но русское население оказалось к нему устойчивым. Русское население в окрестностях Бреста (Берестье), несмотря на непосредственную близость к польской территории, как было русско-православным, так и продолжало таковым оставаться. Балты же, к тому времени не полностью русифицированные и поверхностно оправославленые, даже проживая на расстоянии 400–500 км от польских земель, начали постепенно ополячиваться. Так и получилось, что сегодняшние католики в Республике Беларусь проживают не вдоль польской границы, а вдоль литовской и даже латвийской. В древнерусском же Бресте католиков нет.

Думается, что русская ассимиляция сменилась польской вследствие того, что к тому моменту балты в целом подтянулись до уровня русских в своём социально-экономическом развитии и последние утратили ассимиляционный ресурс. Поляки же, напротив, стали обладать превосходством в развитии.

Подобно русифицированности балтов в позднем Средневековье, ополячивание их в Новом времени имело очень неравномерную глубину у разных групп населения. В городах и у дворянства оно имело максимальную степень — вплоть до того, что люди прямо называли себя поляками и говорили на польском языке, хотя и местном его диалекте. Характернейший пример — поэт Адам Мицкевич. Сельское же население говорило на «простай мове» — крестьянском говоре этого диалекта — и называло себя «тутэйшыми», что по-польски означает «здешние». К слову, в православных регионах люди говорили: «Мы народ тутошный». И «тутошные», и «тутэйшые» жили относительно бесконфликтно. Сколь-нибудь серьёзных конфессиональных конфликтов между простыми людьми в Белоруссии не было.

Биэтничный народ

Инициатива объединения католиков с православными исходила от Запада, заинтересованного в сепаратистском ослаблении Российской империи. Присоединение католического меньшинства, составлявшего в 1898 г. 24% населения, к православному большинству создавало гибридный народ, выделяя его из русского и делая лишь «братским» народом по отношению к русскому. Имея в своём составе католиков, белорусы уже перестают быть русскими и превращаются в удобную заготовку для создания буферно-лимитрофного государства между Россией и Западом.

Данная инициатива активно поддерживалась элитами католиков, ополячившейся шляхтой, которая остро ощущала свою маргинальность по причине неинтегрированности в элиту РИ в отличие от других этногрупп. Протестное недовольство ополячившейся шляхты против российских властей ранее выражалась в поддержке Наполеона и восстаниях 1830 и 1863 годов. Теперь же ей предоставлялась возможность стать национальной элитой.

В предвоенные годы появилось множество литераторов, которые литературно обработали язык («упарадкавалi просту мову»), редкие тексты которого до того существовали на латинице. Полученный результат перевели на кириллицу и назвали белорусским языком. Но особенно мощный всплеск их активности пришёлся на советские годы, когда эти «пісьменнікі», буквально на пустом месте, создали национальную литературу. Абсолютное большинство их были католиками.

До конца XIX века не существовало сколь-нибудь устойчивого понятия «белорусский язык», поскольку не было никаких достоверных текстов, доказывающих факт его существования. Если провести контент-анализ белорусского языка, то мы увидим, что те его слова, которые не похожи на русские, на 90% лексически совпадают с польскими. Слова же, похожие в нём на русские, так же примерно звучат и по-польски. Основное различие в этих языках — синтаксическое и фонетическое. Уже даже из этого можно сделать вывод, что белорусский язык скорее результат некоторой русификации восточного диалекта польского языка, нежели полонизации западнорусского диалекта. В Российской империи «проста мова» официально считалась диалектом польского языка.

Так или иначе, но политиканская авантюра отторжения белорусов от русского народа путём подсовывания им искусственно сфабрикованного языка провалилась. На сегодняшний день в Белоруссии не существует районов, где компактно проживало бы население, использующее белорусский язык в повседневном общении. То есть не только православные белорусы не перешли на язык католиков, но и сами католики забыли язык своих предков.

Помимо этого уменьшается процентная доля самих католиков. В 1990 г. их было 15% населения, сейчас 14%. В католических районах в сельской местности существуют остатки того диалекта, который раньше назывался «проста мова», остатки белорусского диалекта русского языка в православных районах называются «трасянка».

Таким образом, белорусский язык не существует как социальное явление и не служит средством коммуникации. Он является исключительно идейным понятием. «Сьвядомая» (сознательная) интеллигенция старается пристыдить белорусов за то, что они забыли свой родной язык, заменив его русским.

Инициативу такой гибридизации православных и католиков в единую нацию называют «проект белорусского национализма». Эта инициатива получила практическую реализацию, поскольку впоследствии была поддержана большевиками, так как идея интернационала и самоопределения наций лежала в основе их политической платформы. Для большевиков чем больше было народов в советской стране, тем лучше.

Для того чтобы решить проблему чистоты понимания идентичности белорусов, нужно устранить условия, в которых проблема существует, то есть рассматривать народ Белоруссии не как моноэтничную нацию, а как биэтничный политический народ по примеру Бельгии или Канады. Соответственно, независимость государства должна базироваться не на этно-культурной основе, а на социально-экономической, как это имеет место в Швейцарии, Сингапуре, Канаде.

Почему нам выгодно «разорвать шаблон» литвино-белорусского национализма и перестать рассматривать православных и католиков в качестве единого этноса?

Во-первых, это является элементарным восстановлением исторической справедливости, возвращением к естественному положению вещей. Ни православные белорусы, ни католики в нынешних границах никогда не были обособленной нацией — ни по отдельности, ни вместе, а всегда только в составе империй: ВКЛ, РИ, СССР. И везде белорусы были либо титульным народом, либо частью политического ядра. БССР в восприятии её жителей была больше административной единицей. Её население себя идентифицировало скорее с советским народом, чем с каким бы то ни было этнокультурным образованием. По этой причине не сложилась навязанная белорусам совместная с «тутэйшыми» литвинами-католиками этноидентификация.

Во-вторых, присоединение к православным белорусам католических «тутэйшых» и подсовывание им недопольской «простай мовы», названной после литературной обработки белорусским языком, разрушает идею триединства русского народа. Это лишает белорусов долевых прав на величие русской культуры, снижая их международный статус, поскольку принадлежность к культуре мирового масштаба является мощным ресурсом в мировой политике. С другой стороны, это также подтверждает узурпацию великороссами бренда «русские» и прав на общерусскую культуру.

Два подхода к белорусам: литвинизм и западнорусизм

До Первой мировой войны население на территории Беларуси совершенно чётко делилось на православных белорусов и католиков-поляков. Причём белорусы официально рассматривались как ветвь триединого общерусского народа и были частью титульного народа империи. Это отражено и в переписи 1898 г.

Ситуация изменилась перед началом Первой мировой войны. Католиков и православных начали рассматривать в качестве единого народа. Появился новый подход к рассмотрению белорусской истории, условно называемый литвинизмом. В более-менее радикальном виде он инерционно существует до сих пор. Его довольно мягкая форма была в советские годы официальной версией истории. Остаётся она ею и сегодня. В основе её лежит демагогия, основанная на подмене понятий, в частности литвины как этноним и как политоним.

Радикальные литвинисты утверждают, что древнерусского народа не было, древнерусского устного языка не было, в состав Киевской Руси белорусская территория не входила, а когда древние белорусы называли себя русскими, то имели в виду православную принадлежность. Утверждается, что белорусы были всегда европейским народом, а жители Московского государства суть азиаты — тюрки и финно-угры, имитирующие славян. Литвинисты рассматривают католиков и православных объединённо.

Версия истории белорусов и их идентичности, изложенная здесь, называется западнорусизмом. Эта историческая школа рассматривает белорусов как западную разновидность русских, как субэтнос общерусского суперэтноса. Основоположниками этого учения были учёные М. Коялович и Е. Карский. Сегодня слабым местом большинства учёных-западнорусистов является неумение и нежелание отделять этно-культурное от политико-административного.

Ряд современных западнорусистов открыто призывают к ликвидации белорусской государственной независимости и поэтому находятся в радикальной оппозиции к власти. Политиканы, эксплуатируя тему триединства русского народа для борьбы с белорусской властью и моделью социально-экономического развития, маргинализуют само течение. Литвинисты обвиняют западнорусистов в том, что те действуют в интересах Кремля. Логика обвинения при этом такая: раз белорусы — часть русского народа, то нет смысла в существовании отдельного белорусского государства. Независимость Белоруссии есть историческое недоразумение, которое должно быть исправлено, а белорусская госсобственность, соответственно, должна быть приватизирована за бесценок российскими олигархами.

Западнорусисты национал-шовинистического толка этой позиции и не скрывают, а академические учёные, будучи кабинетными теоретиками, лишь отмахиваются от этих обвинений, не воспринимая их всерьёз. Они, по своей идеалистической наивности, не понимают, что история служит для обоснования сегодняшних политических интересов, а не является самодостаточной вещью в себе. Получается, что прокремлёвские западнорусисты являются в большей степени врагами белорусской власти, чем прозападные литвинисты. Литвинисты предполагают марионеточную зависимость от Запада, а прокремлёвские западнорусисты-единоимперцы вообще призывают к ликвидации суверенитета и Белоруссии.

Особая мудрость народов Белоруссии

Белорусское общество не просто мультикультурно, как в Швейцарии, Бельгии, Латвии или Казахстане. Его мультикультурность исторически конъюнктурная. Менялось доминирование Востока и Запада, следом менялось самовосприятие коренных жителей. Дед считает себя поляком, отец белорусом-католиком, а сын уже православным белорусом. В силу очевидности этого тутэйшые католики, как и православные белорусы, прекрасно понимают на уровне массового сознания этот конъюнктурный характер этнических культур. Это понимание и лежит в основе того, что называется толерантностью нашего народа, и со всей очевидностью показывает местным обывателям, что культура — это лишь внешняя оболочка внутренней сути человека. И эта оболочка, как оказывается, вполне себе взаимозаменяема. Видимо, это и есть фундаментальная причина той особой мудрости белорусского народа, которая является фундаментом его сравнительного благополучия.

Мировоззрение Человека отслаивается от этнической культуры. Это невозможно, например, для китайцев и евреев, они не видят (и никогда не видели) своё коллективное бытие вне своей культуры. У них умение абстрагироваться от культуры доступно только умнейшим людям, философам-мыслителям. А на белорусской земле любому обывателю видны суть и предназначение человека в очищенном от условностей виде. И это предназначение — созидательное творчество и бесконечно свободный выбор между добром и злом. А подлецом и порядочным человеком, как известно, может быть и католик, и православный.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Кто такие белорусы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.