Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Бег в мешке от охраны

  • Бег в мешке от охраны
  • Смотрите также:

Утро пятницы, Питер. Я вбегаю в Летний сад. За мной - Нева и решетка Фельтена, на ногах - кроссовки, в ушах - 6-я симфония Чайковского, а в планах - часовой джогинг. Нет ничего прекраснее бега трусцой в отходящем от зимы парке!

Из будки, широко расставляя руки, ко мне навстречу шагает охранник.

- ...гать по музейной территории запрещено!

Что?

Я обрываю adagio первой части в сладчайший момент, когда скрипки плачут о невозможности счастья. В полуминуте отсюда, на Фонтанке, 6, Чайковский учился на правоведа.

- Бегать по территории сада запрещено! Это музей! По территории музея бегать запрещается!

У меня большой опыт общения с росс 12229 ийским охранником. Он чувствует во мне классового врага. Но если в Москве охранник боязлив, потому что не знает, на кого нарвется, то в Питере, в отсутствие видовой конкуренции, размордел. На Московском вокзале охрана однажды меня вязала за то, что сидел на ступеньках. У Владимирского пассажа - не давала пришвартовать велосипед. А в World Class на Ефимова, стоит задержаться на минуту после закрытия, охранник Александр ведет себя со мною, как печник с Лениным. Неловко, знаете ли, ощутить себя вождем мировой революции...

С охранником бессмысленно спорить. Спрашивать, отчего на ступеньках нельзя сидеть. В случае конфликта обычно прошу вызвать милицию. Или задаю вопрос, ответ на который позволит охранника переиграть.

- А спортивной ходьбой у вас заниматься можно?

- Э-э-э... Спортивной ходьбой можно!

Я так и знал, что он отреагирует на слово ходьба. А теперь - пусть догонит меня. Если сможет. И покажет желтую лопатку за потерю контакта ноги с землей.

Смысл работы охранника - оправдать свое существование на Земле. Унижение чужака отлично для этой цели подходит. И бог бы с несчастным мужичком-охранником совсем, но, к сожалению, унижение, к которому относится любой бессмысленный запрет, является ядом для унижаемого. Даже такого индифферентного к внешней среде, как я. Широта allegro non troppo первой части Патетической сменяется балетным манерным allegro con grazia второй, - но я, увы, больше не могу отдаться музыке.

Моя ярость благородная вскипает, как нагонная волна на Неве.

Какой уж тут тихий бег - я несусь меж видеокамер, боскетов, берсо и партеров, меж укрытых на зиму муз, аллегорий и богинь, а когда финишировал у Карпиева пруда (бушующее Allegro molto vivace, духовые, литавры), меня там принимает еще один охранник, растопырив руки аллегорией вечно бессмысленного российского тиранства-дилетантства.

Все, приплыли.

4-я часть Патетической. Под нее советское телевидение вело трансляции из Дома Союзов с гробом очередного генсека. Чайковский наше все - и похоронный пир, и мир, где ничего нельзя. Ни бегать по саду, ни говорить несовершеннолетним, что такие, как Чайковский, - тоже люди.

- Вызывайте милицию, - говорю я охраннику и перехожу на шаг по направлению к выходу.

Охранник уходит вызывать.

Я достаю из кармана смартфон, как доведенный до отчаяния достает револьвер.

Я выстреливаю в интернет очередью твитов, клеймящих директора Русского музея Гусева.

Я пишу все, что думаю, об охранниках.

И только после этого кидаю прощальный взгляд (облитый горечью и злостью) на вывешенный у входа список запретов. Нельзя по Летнему саду на велосипедах - понятно. С собаками нельзя - тоже понятно. Профессиональную видеосъемку вести, распивать и торговать, ага. Нельзя проводить массовые спортивные мероприятия. И все. Ни строчки про мой одинокий бег!

Рука с револьвером опускается. Нестреляный патрон выпадает в лужу из барабана.

- Эй! Ох, рано! Встает охрана! Охрана! Ты где?!

Но охранник дематериализовался. Его нет даже в будке. В принципе, я могу легко совершить акт вандализма. Могу произвести профессиональную видеосъемку Эльфдаленской вазы, например. Могу зазвать в Летний сад чужого йоркширского терьера. Но я сдержался.

Adadio lamentoso, растворение, затухание. Катарсис.

***

Я очень надеюсь, что мой случай на утреннем беге будет разобран в качестве учебного кейса на каком-нибудь отделении социальной психологии, а еще лучше - политологии. Потому что он показывает, что происходит, когда начальство дает общую установку на закручивание гаек, вовсе не имея в виду закручивать их до конца и тем более откручивать башку тем, кто совершенно безобиден.

Это все довольно мягко, но исполнители внизу тонкостей не понимают. Они используют свою маленькую власть, чтобы дойти в указанном направлении до конца. И писаные правила им не указ - они привыкли служить начальству, а не закону. Так живут не только охранники - так живут почти все российские силовики, почти все депутаты всех уровней власти. Они ощущают одно: общую установку на запрет. И самостоятельно лепят то, что лепят. Запрещают бегать. Запрещают продавать сигареты женщинам, не достигшим 40 лет (такой закон недавно предложен в Госдуме). Запрещают Тангейзера в Новосибирске (ну да, с Вагнером не выгорело, как и с Губиным, но ведь пытались).

То есть это не начальство дает им указания - это они сами работают на опережение. Уловив то и поняв то, что способны уловить и понять.

И это все не смешно.

Хотя бы потому, что в один прекрасный день, набравшись сил, не получая укорота, они решат, что начальники, большие и малые, не являются исключениями, - и их запретят тоже. Возможно, поставив им в вину как раз излишнюю мягкотелость.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Бег в мешке от охраны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.