Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Исламистская угроза в Европе: кому страшнее?

  • Исламистская угроза в Европе: кому страшнее?
  • Смотрите также:

Анализ проблемы - от Великобритании до Швейцарии

Кровавые события во Франции и Дании напомнили о том, что в Европе крайне остро стоит вопрос о взаимоотношениях коренных жителей и иммигрантов-мусульман. Часть последних не просто не интегрируется в европейское общество, но ещё и пополняет ряды радикальных исламистов. В то же самое время уровень опасности, исходящей от исламистов, в разных странах Европы различается.

О том, что мультикультурализм в Европе мёртв, напомнили события начала года. В январе весь мир стал свидетелем драмы во Франции, когда после расстрела карикатуристов из «Шарли Эбдо» и последовавших за тем событий погибли 17 человек. Далее последовало уничтожение группы исламистов в Бельгии. А в феврале в Дании доморощенный исламист убил двух человек. Потом выяснилось, что он уже какое-то время назад проникся идеями «Исламского государства».

Кстати говоря, ИГ уже стало огромной проблемой для правоохранительных органов европейских стран.

Только по приблизительным подсчётам, сегодня в рядах «Исламского государства» воюет порядка тысячи граждан Франции, около 600 граждан Германии и подданных Великобритании, до 300 подданных Бельгии, до 100 – Дании.

Есть там также обладатели паспортов Нидерландов, Швеции, Австрии, ряда других государств. Многие из них скоро вернутся из Сирии и Ирака домой…

В появлении этих проблем мультикультурализма во многом виноваты сами европейские государства. Они позволили иммигрантам селиться компактно. Они на протяжении многих лет платят многим из них огромные пособия, позволяя ничего не делать. Учитывая, что рождаемость в мусульманских семьях значительно выше, чем среди коренных европейцев, процент новых граждан постоянно растёт. Тем самым во многих районах крупных (а затем и не только крупных) городов образовалась среда, не имеющая с европейской ничего общего.

Исходя из того, что религию следует отделять от государства, страны Западной Европы во многом пустили на самотёк происходящее в мечетях. А их тем временем «оккупировали» радикальные муллы, открыто призывающие к уничтожению неверных. Кроме того, пропаганду исламистских идей облегчило распространение интернета. И вот уже в европейских городах происходят ЧП, а граждане европейских стран поехали воевать за «дело джихада» на Кавказ, в бывшую Югославию, на Ближний Восток, в Северную Африку.

Однако ситуация в разных странах Западной Европы не одинакова. Здесь многое зависит и от политики, проводимой тем или иным государством, и от силы конкретного государства. Кроме того, уровень подверженности идеям «глобального джихада» у выходцев из разных мусульманских стран существенно разнится.

«Красный» уровень опасности

Представляется, что наиболее тяжёлой в этом плане 15835 оказалась ситуация в Великобритании. Англичане неоднократно использовали выступления под знаменем шариата против своих геополитических противников – России, СССР, Османской империи. На Туманном Альбионе нашли убежище многие из тех, кого приговорили к высшей мере наказания в Египте, Сирии, Иордании. Английские спецслужбы как никакие другие заигрывали с радикалами, и сами во многом породили огромную проблему.

В стране много лет открыто шла вербовка боевиков, отправляющихся на Кавказ и Ближний Восток. Радикальный проповедник Абу Хамза аль-Масри при финансовой помощи Усамы бен Ладена создал радикальную организацию «Ансар аш-Шариа». В Лондоне также располагается штаб-квартира организации «Аль-Мухаджерун», цель которой – создание всемирного халифата. Её лидер Омар Бакри открытым текстом провозглашал будущей столицей такого халифата Лондон. Главный офис «Хизб-ут-Тахрир» расположен там же.

Состав иммигрантов из исламских стран также способствует распространению радикальных идей. Из 3 млн британских мусульман свыше трети являются выходцами из Пакистана, где до сих пор царят жёсткие нормы шариата. Не сильно отстают от них мусульмане северной Индии, Бангладеш, Северной Нигерии.

Отметим также, что законы шариата с 2014 года стали частью британского законодательства. В итоге Великобритания превратилась в самое опасное, с точки зрения исламского радикализма, место в Европе.

Тяжёлое положение сложилось в Норвегии. Она долгое время была «отшибом Европы», и в ней просто нет традиции сожительства разных народов. Так что два процента мусульман – для северян нечто новое. Крупнейшие общины мусульман составляют выходцы из Пакистана и Сомали. Здесь долгие годы проповедник мулла Крекар спокойно рассказывал, как Европа скоро станет исламской. Из района Гроруддален в Осло годами бежали коренные норвежцы. Государство годами ничего не делало, и в результате проблему «по-своему» принялся решать убийца Андерс Брейвик.

В Бельгии мусульмане имеют самую большую в Европе долю в населении страны (10%). Выходцы из Марокко и Туниса сегодня составляют примерно треть населения Брюсселя. Страна лидирует по числу боевиков ИГ на душу населения в Европе. Опасность заключается ещё и в том, что государство само по себе слабо. Бельгию годами раздирают противоречия между фламандцами и валлонами, а политические кризисы стали в ней рядовым явлением. Данное обстоятельство уж точно не способствует успеху в борьбе с радикальным исламизмом.

Повышенная угроза

Во Франции мусульмане составляют примерно 5,7 млн, или 9% населения страны. Это крупнейшая община последователей ислама на континенте. Две трети их – выходцы из арабских стран Северной Африки, остальные – преимущественно из государств Западной и Центральной Африки. Некоторые пригороды Парижа и особенно Марселя скорее напоминают Марракеш. Уровень религиозности в тех же Алжире и Марокко также достаточно высокий, однако ниже, чем в Пакистане или Сомали.

Во Франции нет такого количества штаб-квартир исламистских организаций, как в Англии, и само государство несравнимо сильнее, чем Бельгия. Но это не значит, что проблемы нет. Франция – подчёркнуто светское государство, где церковь достаточно жёстко от него отделена. В последние годы страна ввела запрет на ношение религиозных символов в государственных учреждениях. Но в мусульманских странах традиции ровно противоположные. Как отнесётся алжирская семья к походу ребёнка в школу, где ему преподают все предметы, исходя из светских устоев? Во многих случаях отрицательно, и таких семей – всё больше.

В Голландии доля мусульман составляет порядка 6%, крупнейшие общины – турки и марокканцы, хотя есть десятки тысяч афганцев и иракцев, уровень религиозности которых существенно выше. Страна традиционно отличается «вольными нравами» и крайне низким уровнем религиозности коренного населения, что делает разрыв между ценностями голландцев и приезжих самым большим на континенте. Убийство в 2004 году выходцем из Марокко режиссёра Тео ван Гога, снимавшего фильм о женщинах в исламском мире, обнажил остроту проблемы, решить которую государство пока не в силах.

Достаточно вольными нравами славится также Дания. Именно оттуда пошла «мода» рисовать карикатуры на пророка Мухаммеда, что добавило напряжённости в отношениях с местными мусульманами. Среди последних (5% населения) есть и радикальные иракцы, и сомалийцы, и более умеренные турки, но карикатурам не рады ни те, ни другие.

К тому же полиция не вполне контролирует ряд районов Копенгагена, а в одном из пригородов столицы в 2012 году даже отказались праздновать Рождество. Вместе с тем довольно крупные теракты датские силовики всё же предотвращали.

Схожая картина и в Швеции. Как и в Дании, мусульмане составляют здесь порядка 5% населения, и национальный состав их примерно такой же, и «моду» на карикатуры здесь быстро подхватили. В конце 2010 года шведский подданный курдского происхождения едва не совершил теракт в центре Стокгольма, а в 2013-м две недели полыхали предместья крупнейших городов. Целые районы Гётеборга и Мальмё полиция контролирует весьма слабо. Но пока удалось избежать крупных терактов и чего-либо в духе Брейвика.

Средняя опасность

Порядка 6% населения сегодня насчитывает мусульманская община Германии. Если брать её национальный состав, то мы увидим, что среди выходцев из исламских стран преобладают турки и курды (как правило, тоже из Турции). Если сравнивать с пакистанцами в Англии или алжирцами во Франции, уровень их религиозности ниже. Они прибыли из страны, где религия десятилетиями была отделена от государства. Тем не менее, немецкая статистика гласит, что порядка миллиона граждан страны предпочитает немецким законам нормы шариата. Среди последних немало арабов, афганцев и сомалийцев, которые в Германии тоже есть.

Конечно, 600 обладателей немецких паспортов в рядах «Исламского государства» – данные, которые настораживают немецкие правоохранительные органы. То и дело приходят сообщения о предотвращаемых спецслужбами терактах. Ряд районов в городах Рура, Гамбурге, берлинский Кройцберг скорее похожи на Стамбул. Тем не менее, пока германское государство демонстрирует относительную эффективность. Происшествия на почве «мультикультурализма» пока куда менее значительны, чем у соседей. Тем не менее, проблема не решена.

В соседней Австрии степень опасности также можно назвать средней. Сила спецслужб здесь ниже, чем в Германии, зато состав иммигрантов более «благоприятный». Абсолютное большинство австрийских мусульман, составляющих 7% населения страны, – турки. За ними следуют боснийские мусульмане, албанцы. Наиболее проблемными группами считаются афганцы и выходцы из Чечни. Но всё же пока австрийским спецслужбам удаётся держать ситуацию под контролем.

К этой же группе государств следует отнести Италию, Испанию и Грецию. Все они сталкиваются с наплывом мигрантов из Азии и Северной Африки. Однако в них достаточно высок уровень религиозности, да и гражданство получить сложнее. К тому же уровень жизни и доходов в них явно ниже, чем в более северных государствах. И прижиться здесь сложнее – сила традиции и довольно высокая религиозность отталкивает многих приезжих.

Поэтому многие выходцы из исламских стран используют их как транзитную территорию, чтобы затем перебраться во Францию или Швецию. Однако и здесь без проблем не обходится. Символом их стали лагеря для беженцев на итальянском острове Лампедуза, на испанских Канарских островах и на греческих островах в Эгейском море. Относительно небогатые государства (особенно Греция и Испания) не в состоянии справиться с огромных потоком мигрантов, спасающихся от «Исламского государства».

Зона относительного спокойствия

Список относительно безопасных, с точки зрения угрозы исламистов, мест Европы открывает Швейцария. Мусульман здесь довольно много (6% населения), но среди них преобладают относительно нерелигиозные албанцы и турки.

Кроме того, сами швейцарцы демонстрируют куда большую решимость в борьбе за традиционные устои, чем их соседи. Так, в 2009 году состоялся нашумевший референдум по запрету на строительство минаретов, вызвавший шквал критики по всему миру. Тем не менее, его положительные итоги никто не пересмотрел.

Швейцария – страна довольно жёсткая по меркам Европы. Получить гражданство здесь можно только через 12 лет. Жить на пособия до бесконечности нельзя – их платят ограниченное количество времени. Кроме того, здесь по упрощённой процедуре высылают иностранных граждан, совершивших правонарушение. Это не значит, что проблем нет, но каких-либо происшествий, прогремевших на всю Европу, не зафиксировано.

Ирландия и Финляндия отличаются относительно невысокой долей иммигрантов (не только мусульман) в населении страны. Во многом это объясняется тем, что обе страны появились на карте только в ХХ веке, и в них достаточно силён уровень национального «я». Кроме того, Ирландия остаётся страной почти поголовно верующих католиков, где довольно высок уровень рождаемости. В Финляндии же сложный язык и суровый климат. Да и гражданство получить в обеих странах довольно тяжело. В результате об особо сильной исламской угрозе здесь говорить не приходится.

Наконец, Португалия и Исландия. Первая находится совсем недалеко от Марокко, однако несколько в стороне от основных потоков мигрантов, которые принимает Испания. Португальцы до сих пор достаточно религиозны, по уровню доходов их страна занимает последнее место среди старых членов Евросоюза, а «своих» мусульман в ней почти нет. Что же касается Исландии, то она далеко, и климат в ней опять же суровый. Исландцы до сих пор составляют порядка 99% населения, и здесь любой чужак окажется под пристальным вниманием окружающих. Так что организовать на острове ячейку «Исламского государства» крайне затруднительно.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Исламистская угроза в Европе: кому страшнее?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.