Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Патентов не жалеть

  • Патентов не жалеть
  • Смотрите также:

Минобороны стимулирует изобретателей по долгу службы

В создании современных систем ВВСТ Россия до последнего времени пользовалась накопленным в СССР научно-техническим заделом.За 23 года он практически иссяк, на повестку дня остро встал вопрос производства и защиты нового интеллектуального продукта. Как он решается? На этот и другие вопросы «ВПК» отвечает начальник Управления интеллектуальной собственности, военно-технического сотрудничества и экспертизы поставок Министерства обороны РФ Олег Ващенко.

– Ваше управление создано сравнительно недавно. Какие задачи оно решает?

– Управление является системным в аппарате заместителя министра обороны Юрия Борисова. Решает задачи на трех основных направлениях.

1. Развитие интеллектуальной собственности в Российской Федерации и Вооруженных Силах в частности.

2. Рассмотрение вопросов военно-технического сотрудничества и взаимодействие с ФС ВТС.

3. Организация необходимых мероприятий по экспертизе поставок ВВТ, которые планируются к экспорту.

На нашем управлении лежит ответственность и за состояние изобретательской, рационализаторской, патентно-лицензионной деятельности.

Сейчас ни у кого не возникает сомнений, что интеллектуальный потенциал страны является одним из важнейших факторов ее развития. Кроме того, актуальность изобретательско-рационализаторской работы обусловлена появлением и развитием новых социально-экономических отношений в стране, расширением областей применения военных и двойных технологий в производстве изделий гражданского назначения, устойчивой динамикой рынка наукоемкой продукции. 1 января 2008 года введена часть 4-я Гражданского кодекса Российской Федерации, которая серьезно продвинула передовые наработки в этой области и защите прав авторов. Сейчас все тактико-технические задания на новые образцы ВВСТ проходят непосредственно экспертизу в нашем Военно-научном комитете.

– Министерство обороны финансирует создание новых перспективных видов ВВТ. А кому принадлежит интеллектуальная собственность на них?

– Этот вопрос строго регламентирован. В соответствии с нормой, утвержденной постановлением правительства, все права на результаты НИОКР закрепляются за Российской Федерацией в лице Министерства обороны. Соответственно наши предприятия ОПК, выходя на конкурс, подписывают их и обязаны соблюдать. В частности, МО РФ передаются права на конструкторскую документацию и опытный образец.

Что касается объекта интеллектуальной собственности, то здесь чуть сложнее. Исходя из правительственного постановления № 342 в области обороны и безопасности разрешается совместное патентование результата: с одной стороны – государство в лице Минобороны, с другой – головной исполнитель. Но и здесь мы пров 153fa одим дифференцированную политику. Она направлена на то, чтобы разработчик конкретного изобретения мог получить на него права. Причем не только «головник», но и любой член кооперации.

– Сталкиваетесь ли вы с проблемой параллелизма в изобретательской деятельности?

– Вопрос достаточно актуален. В 2014 году внесены дополнительные изменения в правительственное постановление № 131 о государственном учете результатов данных интеллектуальной деятельности. Есть приказ Министерства обороны и соответствующие методические рекомендации. В каждом госконтракте головному исполнителю предписано готовить формы государственного учета результатов интеллектуальной деятельности. Они представляются вместе с документами о сдаче конкретного этапа или работы в целом, утверждаются соответствующим заказывающим управлением и концентрируются в качестве базы данных на нашей территории.

После назначения министром обороны генерала армии Сергея Шойгу МО РФ проводит системный анализ этой деятельности, собрав специалистов в единый кулак. Это поможет науке и изобретательству, что называется, идти вместе. На выходе мы получим, надеюсь, серьезный синергетический эффект. Но для этого, во-первых, требуется провести полный автоматизированный учет всех предложений, которые подаются в ВС РФ. Чтобы от полка до главка мы знали, кто, как и над чем работает, что предлагает.

Во-вторых, необходима грамотная система экспертной оценки. Создано новое подразделение – Главное управление научно-исследовательской деятельности, которое будет заниматься и вопросами внедрения.

В-третьих, надо серьезно увеличить размер материального стимулирования за внедренные результаты, принесшие экономический или другой эффект от рационализаторских предложений и изобретений. Планируется увеличить его в сто раз. В частности, фонд материального стимулирования (по итогам Всеармейского смотра на лучшую изобретательско-рационализаторскую деятельность) возрастет с 500 тысяч до 50 миллионов рублей. Добавлю к сказанному, что вышло постановление правительства РФ, определяющее минимальный размер авторского вознаграждения за служебные изобретения. Этого документа ждали 14 лет. Теперь будет разработана эффективная система поощрения в Вооруженных Силах РФ за использование изобретений и рацпредложений.

– Насколько серьезны работы, которые поступают на конкурс?

– Рационализаторская работа более всего развита, конечно, в войсковом звене. Это могут быть самые различные усовершенствования: специальные противооткатные подставки под автомобили, программное обеспечение, системы энергосбережения...

А вот изобретательская деятельность – прерогатива наших военно-учебных заведений и НИИ. Сравнительно недавно, например, была разработана новая система понтонов, которая легче перевозится, проще в использовании, меньше весит. В зависимости от водоизмещения судна можно выбирать тот или иной вариант набора модульных элементов, которые обеспечивают быстрый подъем.

Немало новинок в создании беспилотных летательных аппаратов. Эти задачи стоят почти перед каждым институтом. Они касаются как полета, так и полезной нагрузки – радиолокационной, оптической.

Кстати, созданные в Вооруженных Силах научные роты катализировали этот процесс. Не менее 12 заявок на изобретения было подано по научной роте, сформированной на базе ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина».

Кроме того, все НИОКР, которые осуществляет наш ОПК, находятся на сопровождении Военно-научного комитета Генерального штаба. Хотя тут есть определенные нюансы. Часть наших структур является казенными предприятиями и формально получить деньги за свою работу не может. Мы ищем выход из этого положения, чтобы передаваемые для использования промышленностью материалы оформлялись как ноу-хау, а изобретатели имели возможность получения авторского вознаграждения.

– Как обстоят дела с защитой интеллектуальной собственности, произведенной еще во времена Советского Союза? Другие страны беззастенчиво копируют, воспроизводят и продают наши ВВТ, не делая отчислений ни автору, ни России. Например, на выставке вооружений в ЮАР был представлен стенд болгарской компании «Арсенал», где огромное количество автоматов Калашникова различных модификаций выдавались за болгарские разработки. Та же ситуация с клонированием гранатометов РПГ-7, систем С-300, истребителей Су-27?

– Это большой и сложный вопрос. Еще до создания нашего управления на различных уровнях принимались меры, чтобы поставить заслон такому плагиату. Однако ощутимых результатов, насколько я знаю, они не дали.

Сравнительно недавно принято решение, что заниматься этой проблемой должна не отдельная структура (раньше ФАПРИ при Минюсте России), а каждый госзаказчик. С 2012 года им переданы соответствующие полномочия, мы также подключились к работе. Но задача это комплексная и решаться может по-разному.

Во-первых, нужно в срочном порядке поднимать уровень отечественного патентования. У нас подается в десятки раз меньше заявок по сравнению с ближайшими конкурентами – США, Японией, Германией. Для исправления ситуации необходимо создать систему стимулирования, которая позволит увеличить число патентов.

Увы, уровень квалификации наших патентных работников пока еще достаточно низок, а те, кто успешно работает, – «штучный товар». Сейчас принимаются серьезные усилия, чтобы выправить ситуацию, идет обучение специалистов всех уровней компетенции.

Ведется работа по увеличению количества соглашений о защите доли собственности при двустороннем сотрудничестве с рядом стран. Например, с нашими коллегами из бывшего Варшавского договора. Пока количество заключенных с ними соглашений в 2,5 раза меньше, чем, скажем, по линии ВТС. Недавно мы договорились с Венгрией, другие на подходе. Но некоторые партнеры игнорируют наши предложения. Это Болгария, Польша, в меньшей мере Чехия. Есть положительные сдвиги во взаимоотношениях со Словакией.

Понятно, что на этот процесс оказывает влияние политика западных санкций. Но думаю, именно институт соглашений по интеллектуальной собственности поможет нам двигаться дальше. Как, скажем, с нашими партнерами из Китая. С ними мы заключили соглашение, оформили положение о двусторонней рабочей группе. В сентябре 2014 года ее российская часть выехала в КНР и приступила к работе. Все это позволит снять озабоченность, имеющуюся как у нас, так и у китайских товарищей, в отношении интеллектуальной собственности.

В конечном же счете мы защищаем права не только Российской Федерации, но и конкретного холдинга, который в большинстве экспортных образцов вынужден модифицировать и модернизировать ВВТ в соответствии с пожеланиями инозаказчика. Недавно ко мне, например, приезжал генеральный конструктор «Сухого», рассказал о достаточно интересной системе патентования, в том числе по Т-50. В «Вертолетах России» также поднимаются эти вопросы. Все это говорит о том, что наши промышленные структуры постепенно поворачиваются лицом к проблеме. Ведь это их потенциал, рынки сбыта, будущая прибыль или… упущенная выгода.

Что касается взаимодействия с Главным управлением научно-исследовательской деятельности (ГУНИД), то его целевая функция – внедренческая часть, а наша задача – обеспечить правовую охрану интеллектуального продукта, его освоение в ОПК или гражданском секторе. Финансирование подачи заявок на изобретение, оплата пошлин, выплаты первичного авторского вознаграждения, получение патента – все это осуществляется через наше управление. Но без тесного взаимодействия с ВНК Генерального штаба, Управлением интеллектуальной собственности никак не обойтись.

– Получается, все проблемы решаемы?

– Одна из самых сложных – быстрое изменение правового поля. Если в патентном законе предполагалось, что за авторское вознаграждение платит государственный заказчик, то в нынешнем Гражданском кодексе таковым называется работодатель.

Другая проблема – отсутствие четких критериев минимальной ставки авторского вознаграждения. Определить ее при расчете себестоимости изделия крайне непросто. Не всегда учитываются затраты на выплату авторского вознаграждения и в цене контракта. 4 июня 2014 года вышло правительственное постановление № 512. Думаю, оно сдвинет с места этот вопрос. Размер авторского вознаграждения в соответствии с нормативами будет закладываться в цену контракта, а выплачиваться работодателем.

О многом говорят и такие факты. Во Всеармейском смотре-конкурсе в 2014-м приняли участие более 22 тысяч изобретателей и рационализаторов. Они стали авторами 979 изобретений, 17 500 рацпредложений. Из них внедрено 413 и 15 163 соответственно. Это в два раза больше, чем в предыдущем году.

Указом президента РФ восстановлено звание «Заслуженный изобретатель». Сейчас в каждой воинской части предписано иметь внештатную комиссию изобретательско-рационализаторской работы. Любой офицер может в нее обратиться со своим предложением, которое мы обязательно рассмотрим. На сайте Министерства обороны есть все координаты, почта, по которой можно подавать заявки. Нет никаких бюрократических преград.

В главках организованы нештатные комиссии по изобретательской и рационализаторской деятельности. Их финансовое обеспечение осуществляется за счет средств бюджета, которые распределяет наше управление по соответствующим статьям. Таким образом, мы имеем возможность эффективно влиять на ситуацию, отбирать изобретения, которые представляем на рассмотрение заказывающим управлениям.

– Как идет взаимодействие с Военно-промышленной комиссией, которую сейчас возглавляет Владимир Путин?

– ВПК ставит перед нами задачи консолидации. Проводятся мероприятия, связанные со сравнительным анализом интеллектуальной деятельности в разных министерствах. Каждое имеет свои базы информационных данных. Но они до конца не скоординированы, ими нельзя безошибочно пользоваться.

Перед Министерством обороны поставлена задача создать единую базу результатов интеллектуальной деятельности, НИОКР, а также конструкторской документации для использования в продукции двойного и гражданского назначения.

Мы приступили к этой работе в 2014-м. За три года предстоит сформировать единую базу данных, получить необходимые источники информации, сделать соответствующую привязку, создать многоуровневую систему доступа (от свободного до закрытого). К нашей базе смогут обращаться все заинтересованные инстанции, министерства, ведомства и получать инновационный продукт, который позволит поднять на новый уровень не только военные разработки, но и экономику страны.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости науки | |

Подписка на RSS рассылку Патентов не жалеть


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.