Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Элиты Екатеринбурга мощный антимайдан

  • Элиты Екатеринбурга  мощный антимайдан
  • Смотрите также:

Не секрет, что Америка любит двойные стандарты. Сама живет ими и всячески навязывает всему миру. Известный пример изящного американского лицемерия  в отношении России, когда Штаты всячески давали понять об отсутствии претензий к нам на вступление в ВТО, а после «крымской весны» решили шантажировать Россию исками по этой линии. Что, мол, «агрессивная Россия» не только соседей обижает, но и «дружную Европу» хочет рассорить, выборочно торгуя с одними и закрывая рынок другим, что не в правилах международной торговли.  

Те же двойные стандарты используются и в отношении майданных технологий. В спецслужбах США учат, что внутренний протест – это «терроризм низкого уровня», но поддерживать оппозиционную гиперактивность за рубежом – святая обязанность. Особенно, если речь идет о «жизненных интересах» Америки, скажем, на постсоветском пространстве.

Этой теме была посвящена недавняя статья политолога Ростислава Ищенко, в которой он обозначил ряд гипотетических способов США отвлечь внимание России от украинского кризиса. Примечательно, что среди потенциальных технологий Ищенко упомянул возможность имитации локального майдана в самой России, причем не в Москве или Петербурге, а в ее условном географическом центре – Екатеринбурге.  Именно этот город, по мнению эксперта, может стать ареной для развертывания информационной войны против России, причем результат не имеет принципиальной важности.

«Если страну трудно дестабилизировать реально, это надо сделать виртуально – все равно потом никто не разберет, что происходило на самом деле», – полагает Ищенко.

При этом в случае реального майдана в Екатеринбурге местной пятой колонне не надо будет ничего штурмовать. Как полагает политолог, путчистам надо будет всего лишь заблокировать транспортное сообщение азиатской части страны с центром, проходящее через Екатеринбург.

«Колокол России» задался вопросом, имеет ли уральский город-миллионник потенциал стать отправной точкой для массовых выступлений в России, и попросил высказаться на эту тему общественных деятелей и политологов в самом Екатеринбурге.

Комментируя ситуацию, главный редактор агентства «UP Monitor» Эдуард Худяков считает, что при анализе Ищенко изначально исходил из двух ложных предположений – о работе американского консульства в Екатеринбурге при подготовке «революционеров» и пассивности областной власти в первые дни возможного путча. Как полагает Худяков, при оценке ситуации не следует поддаваться иллюзиям относительно источников финансирования так называемой «белоленточной оппозиции».

По его мнению, американское консульство не имеет к истории с возможным майданом ни малейшего отношения, поскольку вся оппозиция в Екатеринбурге координируется по разным направлениям непосредственно городской мэрией. В данный момент городская дума ко 1a2d2 нтролируется главой города – теперь уже экс-представителем «Гражданской платформы» Евгением Ройзманом (глава города по должности совмещает эти обязанности), известным своими критическими взглядами на «генеральную линию» развития области под руководством губернатора Евгения Куйвашева. Налицо традиционное противостояние городских и областных властей, которое на Урале практикуется еще со времен противостояния двух политических тяжеловесов регионального масштаба – экс-губернатора Эдуарда Росселя и бывшего мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого.

По мнению Худякова, попытка изображать появление майдана в столице Свердловской области скорее походит на усилия городской мэрии во главе с Ройзманом напугать Кремль отсутствием у руководства региона стратегического видения перспектив социально-экономического развития, чреватых некими выступлениями в будущем.

Таким образом, главред «UP Monitor» заключает, что в типично региональном конфликте по линии «мэр – губернатор» оппозиционно настроенная часть элиты в лице местных властей банально стремится подставить губернатора перед полпредом, а значит, и перед президентом страны, «используя удобный внешний фон – отношения с США – и сочиняя для Кремля чушь про американскую военщину».

Кроме того, Худяков упоминает о тесном переплетении финансово-экономических интересов всей политической элиты региона, «что само по себе является самым мощным антимайданом в городе». Согласно его оценке, исполнение Ройзманом функций мэра не позволяет ему превратить Екатеринбург в неприступный бастион оппозиции. Он – необходимая часть системы власти всей Свердловской области в целом, поэтому быть на «особом» оппозиционном счету у Ройзмана не получится. Одно только это обстоятельство помешает некогда популярному общественному деятелю «распалить социальное недовольство, для которого, к тому же, нет серьезных оснований», заключает эксперт.

Финансовый коллапс издавна торгового города даже в случае теоретического перекрытия сообщения между частями страны чреват хаосом в самом городе. Так, «если начнется майдан, то горожане первым делом сожгут Карасьеозерск – элитный поселок, где проживает вся верхушка мэрии Екатеринбурга», дает свой прогноз Худяков. Плюс тезис о пассивности областной власти не находит своего подтверждения, опять же учитывая активную конфликтную внутриполитическую динамику еще со времен ранних 1990-х.

У руководства области есть хорошие отношения с полпредством и ключевыми финансово-промышленными группами, работающими в регионе (добывающая компания Glencore и «Ренова» Виктора Вексельберга, «Металлоинвест» Алишера Усманова, Уральская горно-металлургическая компания Искандера Махмудова, близкого к Зияудину Магомедову, имеющего хорошие отношения с главой российского правительства). Бизнесу нужна стабильность, а главе области Куйвашеву и его команде – порядок, который при случае можно легко навести, используя, во-первых, слабые места Ройзмана как управленца, во-вторых, «мягкую силу» через подконтрольные людям губернатора СМИ, ну и, при самом фантастическом сценарии, силами правопорядка.

***  

С высказанным мнением в целом соглашается и Кирилл Форманчук – известный в Екатеринбурге правозащитник и председатель общественного движения «Комитет по защите прав автовладельцев». Эксперт исключает возможность спланированного возникновения подобия майдана в Екатеринбурге, так как в городе «банально нет даже значимой площади или некоего символического места, где люди могли бы собраться в числе большем, чем несколько тысяч». Форманчук напоминает, что, несмотря на цифры статистики (в городе проживает чуть менее полутора миллионов человек), жители Екатеринбурга в целом хорошо знакомы друг с другом и отличаются культурными универсалиями регионального менталитета. «Все общаются друг с другом, имеют общие деловые и просто человеческие связи, устоявшийся быт, – замечает общественный деятель. – Никто не пойдет на улицы жечь покрышки из-за политики», поскольку ее интересы зачастую действительно крайне оторваны от реальных чаяний населения. «Люди недовольны имеющимися конфликтами во власти, но противостояние горадминистрации с областной элитой не выходит за рамки бюрократической   системы, которая не касается обывателя», продолжает Форманчук. Основной вопрос внутриэлитных дебатов – это распределение между группами влияния оставшихся в собственности города неразграниченных земель, а также споры о том, кто должен заниматься дотированием городских льготников – мэрия или все-таки руководство области.

На вопрос «КР» о предпосылках, способных побудить людей в Екатеринбурге объединиться вокруг некоей протестной темы, эксперт ответил репликой о де-факто отсутствии в регионе политической оппозиции. Он напомнил о парадоксальной ситуации, когда любой самый яркий оппозиционер, попадая во власть, «переходит грань и становится чиновником» в еще большей степени, чем бывшие до него на должности. В случае с городом таким примером общественный деятель назвал главу Екатеринбурга Евгения Ройзмана. Считая его признанным лидером общественного мнения, Форманчук заявил, что за время пребывания политика в должности градоначальника тот существенно растерял имидж «непримиримого борца» за демократию. Пытаясь сохранить отношения со всеми, как глава города и председатель гордумы, он вынужден играть роль посредника между несистемной оппозицией, с которой имеет неплохие личные контакты, и местной властью, представленной единороссами и эсерами. В итоге недовольными от его политических маневров оказываются люди, отдавшие за него голоса на сентябрьских выборах в 2013 году, высказывается Форманчук.

«Ройзман не состоялся как эффективный управленец и, судя по всему, не стремился основательно решать проблемы города», – отмечает эксперт, вспоминая, что именно действующий мэр при показном протесте был одним из ярых лоббистов разделения должности градоначальника на сити-менеджера и главу законодательной  власти. Получив полномочия последнего, Ройзман при каждом удобном случае напоминает, что не имеет возможности повлиять на чиновников, чтобы те починили старые дороги, или не может даже убрать улицы. «В сухом остатке получается, что люди с выборами ожидали серьезных перемен и знаковых решений, но и с социалкой есть проблемы, и власть в городе, по сути, осталась старая, и конфликт между уровнями власти не решен. Отсюда возникает резонный вопрос: зачем же тогда выбирали Ройзмана, если всё в городе осталось по-прежнему?», – риторически замечает Форманчук.

Более того, репутацией борца с системой Ройзман «обязан», скорее, самой системе и информационным атакам на себя со стороны губернаторской команды. Эксперт признает, что определенную узнаваемость оппозиционера принесла ему работа в общественном фонде «Город без наркотиков», в конце «нулевых» активно развернувшим деятельность в значимых городах Свердловской области. Если после дела Егора Бычкова (руководителя  нижнетагильского филиала «Города без наркотиков», обвиненного в незаконном удержании людей и принудительном лечении наркозависимых пациентов) Ройзман в 2010 году был способен мобилизовать горожан разных убеждений на протест, то у Ройзмана образца 2015 года мало шансов «поднять» даже своих сторонников на радикальные акции.

Не представляют значимую политическую силу и не имеют электоральной узнаваемости единомышленники мэра – как союзное ему местное отделение «РПР – Парнас», так и трое действующих депутатов гордумы от «Гражданской платформы», которые всецело обязаны своему избранию именно Ройзману, ведшего их в городской парламент «паровозом», говорит Форманчук. Таким образом, не политические или партийные объединения, а «жители области реально политически более активны, поэтому на их фоне любая оппозиция просто размывается».

По словам эксперта, если уральцы в третьем по величине промышленного потенциала городе страны и готовы выступать, то будут делать это исключительно мирно и «за насущные интересы», а не за партийно-кулуарные изыски. Правозащитник отметил, что уральцам присуще участливое осмысление своей судьбы только в контексте благополучия своей Родины. В пример он привел общественно-политическую активность местных жителей с весны 1991 года, за несколько месяцев до активной фазы драматического противостояния в Москве, решившего судьбу великой страны. С другой стороны, любой житель Свердловской области – патриот, причем как малой Родины, так и России в целом. Любому уральцу с детства на примере показывают, что его край создает щит и меч Родины, и это знание наполняет его гордостью за свою область, равно как и сводит «на нет» любой сепаратизм. Предложи кто-нибудь идею полной независимости – «пацаны не поймут». Отчасти этим можно объяснить столь скорое угасание инициативы местных властей о так называемой «Уральской республике» в начале 1990-х, подаваемой СМИ как якобы веками пестованная «национальная идея» местного населения. Уральцы, по общему признанию всех опрошенных «КР» местных экспертов, могут положительно относиться к известного рода формам самостоятельности, автономности мышления и решительности. Благодаря этому в конце 1970-х годов стал известен первый секретарь Свердловского обкома Борис Ельцин. Простота общения, харизматичность и необычайная тяга к государственному мышлению в 1990-е сделала известным «хозяйственника» Эдуарда Росселя. Принципиальность и уверенное следование принципам отличает сегодня, например, депутата Госдумы и уроженца области Павла Крашенникова. Однако даже эти характерные черты менталитета обычного уральца не лишают его консервативного радения за стабильность и достойную жизнь. Отсюда «заводской край в принципе не расположен к терпимому восприятию политических «странностей» вроде майдана», — полагает Форманчук, исключая появление некоего стихийного лидера протестов из числа фигур, пока неизвестных широкой общественности. Эту специфику прекрасно понимает вся местная пресса, поэтому при всей политической ангажированности с обеих сторон внутриэлитного противоборства предпочитает «сидеть на контрактах на информационное обслуживание своего заказчика» и транслировать убеждения владельцев ресурса, говорит правозащитник. Зачастую выходит, что из-за общих финансовых ресурсов и фактической несменяемости основных действующих лиц в политике непримиримые словесные оппоненты «используют одни и те же контракты».

***

Попытки пятой колонны дестабилизировать ситуацию в Екатеринбурге теоретически допускает политолог, член Уральской гильдии политконсультантов Василий Андриянов. По его мнению, местный майдан возможен, однако повторить тот масштаб и длительность протеста, знакомые всем по киевскому Евромайдану, оппозиции не удастся. Андриянов согласен, что стабильный и достаточно высокий уровень жизни, отсутствие радикальных, политически протестных настроений в обществе и нехватка мощных антиправительственных организаций – возможных кураторов волнений – не располагает к серьезным рассуждениям о «революционном взрыве» в Екатеринбурге и по этому критерию не выделяет уральскую столицу из числа других крупных городов. Политолог предполагает, что возможный интересант екатеринбургского майдана в лице западных неправительственных структур открыто не прибегают к поддержке местных «возмутителей спокойствия». Более того, некоторые из наиболее активных сторонников белоленточного движения сами ушли в тень. Например, политолог рассказал «КР» о том, что бывший координатор штаба Алексея Навального в регионе Леонид Волков в настоящее время эмигрировал в Люксембург. Получив от европейских коллег ряд практических советов по «реальной политике», в конце февраля оппозиционер ненадолго вернулся в родной город, где попытался приурочить к акциям Антимайдана альтернативные мероприятия, которые, по наблюдениям Андриянова, собрали чуть более ста человек.

Вместе с тем, эксперт указал на скрытое присутствие в городе так называемой «шестой колонны», которая при определенных предпосылках способна быстро переходить в «пятую». Ее наличие Андриянов склонен видеть в недрах городской администрации Екатеринбурга. По его признанию, несменяемость на руководящих должностях в местной власти одних и тех же людей является основной проблемой Екатеринбурга, так как эти люди зачастую деятельно сочувствуют самым радикально настроенным оппозиционным настроениям.

На этом поприще особенно заметны усилия преподавателя Уральского федерального университета (УрФУ) и депутата городской думы Екатеринбурга от «Гражданской платформы», единомышленника Ройзмана Константина Киселева. Эффект от его политической деятельности минимален и, как правило, сводится к поддержке всех городских инициатив против областной власти. Андриянов, как екатеринбургские коллеги-политологи, полагает, что Киселеву не хватает медийности, поскольку дальше местного филиала «Эхо Москвы» его активность не простирается, и по роду своей деятельности он склонен, скорее, обеспечивать юридическое «прикрытие» возможного майдана, а не «разогревать» толпу со сцены.

Для этой роли более подходит «теневой лидер оппозиции» – глава города Евгений Ройзман, который периодически встречается с представителями американского и английского консульств. Однако в данный момент контакты, очевидно, сводятся к дискуссиям о стратегии действий и происходят латентно, полагает Андриянов. Несмотря на обострение американо-российских отношений, Ройзман только усиливает свое сотрудничество с американскими дипломатами в Екатеринбурге и делает все новые жесты дружбы: то экскурсию для консула США проведет по краеведческим музеям, то поучаствует в специальном приеме по случаю «нерушимой американо-российской дружбы». Однако открыто провокационного характера действия Ройзмана не носят, и он не воспользовался возможностью «отрепетировать» майдан, даже собрав своих сторонников на митинг в поддержку украинских властей в конце февраля этого года.  

С содержательным оформлением идеи протеста, по мнению эксперта, успешно справляется известный в городе общественный деятель, президент Института развития и модернизации общественных связей Федор Крашенинников. По мнению Андриянова, по последним публикациям и выступлениям этого активиста можно судить о характерных изменениях позиции белоленточников за последний год. Например, у Крашенинникова исчезли открытые призывы выходить на улицы, что говорит о том, что «пятая колонна перешла к пассивной подрывной деятельности», заключает политолог. Одним из наиболее активных направлений работы при участии Крашенинникова остается контакт оппозиции с руководством местных ВУЗов (особенно УрФУ и Уральский политехнический институт), которое поощряет донесение до студентов одностороннего взгляда либералов на события в регионе, стране и в мире в целом, ни разу не пригласив в стены ВУЗа носителей патриотической идеи.

Хотя, по словам Андриянова, следует отдать должное уральскому студенчеству. В ответ на лекции иностранцев и либерально ориентированных общественных деятелей об исторической  роли интеллигенции в оппозиционном движении России студенты записывают и выкладывают в сеть собственные комментарии «по следам» услышанного, где выражают свое недовольство подобной «неприкрытой многовекторностью». Однако ректор УрФУ Виктор Кокшаров, в прошлом возглавлявший областное правительство, в своем интервью порталу Znak.com заявил, что и впредь намерен продолжать традицию приглашения зарубежных экспертов для проведения лекционных и практических занятий в университете в попытках привить учащимся  «постмодернистское сознание», замечает Андриянов.

***

Отметим, что другой энергией протестного движения с непубличной стороны могла бы стать шеф-редактор упомянутого портала Znak.com Аксана Панова. Получив известность в ходе громких судебных процессов вокруг своей персоны, она умудрилась сохранить деловые отношения с губернатором области Куйвашевым, оставаясь при этом в тесном контакте с господином Ройзманом. Повышенное и не всегда безопасное внимание оппонентов к своей персоне Панова в свое время оценила, и теперь старается выражать свое недовольство вертикалью власти более осторожно, приводя на страницах своего портала мнения против вертикали, но и учитывая точку зрения ее апологетов. Говоря о ее функционале в возможном майдане, можно отметить ее возможности информационного агрегатора ресурсов оппозиции и трансляции «генеральной линии» пятой колонны (10-й и 41-й каналы местного ТВ, газеты «Уральский рабочий» и «Вечерний Екатеринбург», имеющих договоренности с горадминистрацией).  

Показательным примером неспособности пятой колонны собрать сколько-нибудь значимый протест Андриянов считает историю с провальной инициативой оппозиции увязать восстановление взорванного в 1930-х собора святой великомученицы Екатерины в центре города с местным референдумом по данному вопросу. Идея воссоздать православный храм в городе силами общественных активистов вызвала небывалое противодействие со стороны мэрии, рассказывает Андриянов, хотя год назад патриарх Кирилл, находясь в Екатеринбурге, настаивал на восстановлении храма к 300-летнему юбилею города в 2023 году. После этого сторонники восстановления даже смогли собрать порядка 50 тысяч подписей в свою поддержку, но мэрия в лице городского депутата Леонида Волкова стояла на своем и требовала проведения референдума.

Политолог также рассказал «КР» о том, что когда в 2010 году американский консул указал властям на необходимость восстановления городской синагоги, появилось законодательство о памятниках областного значения, и соответствующее пожелание консула было реализовано без всякого голосования. Однако даже так и не состоявшийся вопрос о праве верующих на храм носил маскировочный характер и был призван стать всего лишь прикрытием для проведения городского референдума с требованием к области восстановить прямые выборы, отмененные в 2007–2008 годах. Тогда скандал со строительством был вновь использован как удобный предлог для «сведения счетов» между областным и городским руководством.       

*** 

Таким образом, предпосылок даже для гипотетического майдана в сердце Урала сегодня нет. Эту точку зрения своим взглядом «с  места» подтвердили опрошенные «Колоколом России» эксперты-политологи и общественные деятели. Уровень жизни в Екатеринбурге относительно стабилен, люди так или иначе обеспечены работой, могут спокойно планировать свой завтрашний день, не оглядываясь на околополитические «экивоки» и борьбу элит. Реальных мобилизующих поводов для протеста «рассерженных горожан» придумать сложно, поэтому хочется верить, что «сильные края сего» далеки от мысли раскачивать ситуацию. Можно по-разному относиться к политическим убеждениям тех или иных публичных фигур Екатеринбурга. Причины, по которым местные политики бывают недовольны друг другом, могут быть разными. Но причина, по которой кому-то приходит в голову желать Родине хаоса, всегда одна и та же: убожество души и сознания.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Элиты Екатеринбурга мощный антимайдан


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.