Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Впервые за сто лет. Уровень Байкала падает

  • Впервые за сто лет. Уровень Байкала падает
  • Смотрите также:

Из Восточной Сибири приходят тревожные вести: уровень воды в Байкале упал на 6 см ниже критической отметки, и экологи бьют тревогу, так как снижение уровня воды в озере угрожает природной катастрофой. Энергетики вяло отбиваются, напоминая, что чуть более полувека назад уровень воды в озере был еще на метр ниже. Налицо типичнейший пример конфликта краткосрочных бизнес-интересов и долгосрочных интересов общества. Конфликта, в принципе решаемого.

Суть проблемы в числовом измерении заключается в том, что уровень Байкала упал ниже минимально допустимого уровня в 456 метров от уровня Тихого океана, который определен постановлением правительства РФ от 26 марта 2001 года за номером 234. В том же документе оговорен и максимальный уровень воды – 457 метров. Сейчас уровень воды в Байкале ниже отметки 455,94 метра. При этом правительство пошло навстречу энергетикам и разрешило использовать воду и при таком уровне озера.

Специалисты говорят об уникальном маловодье для байкальского региона – подобного падения уровня озера не наблюдалось уже 100 лет. Поверхностный сток из-за сухой погоды резко сокращается. Единственный дренаж озера – река Ангара, которую перекрывает Иркутская ГЭС, и именно ее плотина подняла уровень озера полвека назад на один метр, что однажды уже привело к экологическим проблемам. Чтобы остановить сброс воды из озера, надо ограничить сброс воды через турбины, но как раз это, по словам энергетиков, нанесет ущерб жителям Иркутска и его промышленной инфраструктуре – и без того маловодье сократило объемы выработки ГЭС примерно на 9 млрд кВт.ч, что потребовало загрузки большей мощности ТЭС. Но, очевидно, вопрос не только в граничных уровнях байкальских вод – а в принципе использования столь важного природного ресурса.

Как озеро стало водохранилищем

С точки зрения гидротехники, Байкал в 50-е годы ХХ века стал грандиозным водохранилищем Иркутской ГЭС. Эта станция начала строиться в 1950-е годы и была первой крупной ГЭС в Сибири. Эта средненапорная русловая станция расположена в 65 километрах от истока реки Ангара. Там не было возможности строить крупное водохранилище – поэтому инженеры пришли к идее поднять уровень всего Байкала, чтобы за счет его огромной площади обеспечить круглогодичный устойчивый сток в Ангаре.

Скриншот карты сервиса Яндекс карты maps.yandex.ru

Делалось это не случайно. Согласно исследованиям, проведенным еще до 1950 года, Ангара была рекой с крайне нестабильным годовым стоком: он колебался от 665 м3/сек до 4100 м3/сек. Водный режим Ангары в ее верхнем течении определялся Байкалом. Из-за него и уровень реки также изменялся весьма своеобразно – вместо обычного на реках Восточной Сибири высокого весеннего половодья на Ангаре именно весной происходил спад уровня, а вот зимой он рос из-за природных ледовых плотин – зажоров, когда русло реки забивается шугой и сто 147f9 к затрудняется. Эти зажоры были причиной регулярных наводнений в Иркутске, которые наносили значительный ущерб городской инфраструктуре.

Подняв уровень воды в Байкале на 1,46 метра, гидротехники рассчитывали получить в самом Иркутском водохранилище запас воды до минимального допустимого уровня 2,5 км3, а с учетом Байкала – 46 км3. На практике подъем уровня Байкала составляет около 1 метра, что все равно дает запасы воды более 33 км3. Однако и эти цифры отдельным энтузиастам использования возобновляемых ресурсов не давали покоя – было предложено взорвать 30 000 тонн взрывчатки в истоке Ангары, чтобы разрушить скалу Шайтан-камень, которая преграждает байкальской воде путь в Ангару. По расчетам, от взрыва образовалась бы расщелина глубиной 25 метров и эксплуатационные запасы воды Байкала выросли бы еще на 120 км3. Энтузиасты полагали, что стране пригодится дополнительная энергия. Однако на их пути совершенно неожиданно встали не только писатели-почвенники, но и ученые-экологи, инженеры и даже – партийные работники.

В 1958 году во влиятельной «Литературной газете» было опубликовано их открытое письмо, в котором они не только доказали экономическую ущербность проекта в перспективе (вода бы утекла, а что потом?), но и подняли экологический вопрос общественной ценности Байкала как уникального природного объекта. Но вскоре обнаружилось, что рост уровня Байкала так же наносит ущерб, как и падение его уровня.

Берег левый, берег правый...

На картинках берега Байкала чаще всего обрывистые, весьма живописные. Они действительно в основном такие. Тут изменение уровня воды в один метр прошло малозаметно. Но есть и другие берега. Самый яркий пример — дельта реки Селенга на восточном берегу Байкала и другие речные низовья.

Уклоны в этих местах очень небольшие — менее одного градуса. Фактически — это плоская поверхность, изрезанная бесконечными рукавами. Это рай для птиц и нерестящихся рыб. Когда стал подниматься уровень Байкала, вода затопила побережье на многие километры. Люди все же смогли перебраться на новое место, но природа оказалась гораздо менее гибкой. Здесь, на прибрежных отмелях, где находятся чистые камни, нерестятся рыбки-желтокрылки. Эта небольшая рыбка – основа кормовой базы знаменитого байкальского омуля.

На берегу Байкала. Фото: ИТАР-ТАСС / Владимир Смирнов

В результате подъема уровня воды в Байкале камни на привычных рыбе нерестилищах стали покрываться тонким слоем ила. И этого оказалось достаточно, чтобы желтокрылка стала исчезать. Местные экологи и рыбоводы отмечают, что если в 1956 году было отловлено 1850 тонн желтокрылки, то спустя 8 лет, после подъема уровня воды смогли добыть только 10 тонн. Уменьшение популяции желтокрылки привело и к уменьшению вылова омуля. И лишь спустя 35 лет желтокрылка смогла восстановиться, хоть и не полностью. И удары по ней происходят постоянно – ведь уровень воды в Байкале колеблется отнюдь не естественным образом.

Много плохо – мало плохо

Уровень Байкала меняется постоянно. Но важно то, что этот процесс происходит сотни тысяч и миллионы лет. Все байкальские биоценозы давным-давно сформировались с учетом этих колебаний. Но с тех пор как колебания стали зависеть от потребностей Иркутской агломерации и местной промышленности, природа уже не в состоянии за ними уследить. То есть вопрос не столько в том, что уровень Байкала поднимается и опускается, а в том, когда это происходит.

Разговор энергетиков и не-энергетиков напоминает беседу слепого с глухим. Энергетики в лице компании «Иркутскэнерго» рапортуют, что в минувшую маловодную зиму действовали строго в рамках предписаний государственных регулирующих структур, согласно установленным лимитам по пропуску воды из Байкала через плотину Иркутской ГЭС. Что было сказано – то и выполнили.

Экологи, представители органов власти Иркутской области и Бурятии обращают внимание на то, что сами грубые критерии допустимых пределов уровня воды в озере не обеспечивают защиты окружающей среде. По их мнению, нужно совершенствовать систему регулирования воды в озере – ведь изменение уровня озера на 1 метр в неделю – это не то же самое, что 1 метр в год.

В свою очередь федеральные учреждения, такие как Министерство природных ресурсов и экологии, Федеральное агентство водных ресурсов, МЧС, считают, что причина экстремально низкого уровня воды в Байкале – это низкий объем притока воды в бассейн Байкала в 2014 году вообще: всего 68% от нормы. Год был слишком теплым и сухим. Есть надежда, что весной уровень Байкала начнет расти. И вновь возникнет пожелание, что бы этот рост был бы не слишком быстрым. Хоть впору рыть запасной Байкал.

Возможны варианты

В идеале регулирование стока Ангары – дело хорошее с точки зрения экологии. Особенно если бы оно выполнялось с целью поддержания естественных циклов колебания уровня озера – но не в значительных амплитудах. Природа не любит резких рывков.

Вид на город и реку Ангара.Фото: ИТАР-ТАСС / Марина Лысцева

Однако энергетики открывают шлюзы не вовремя отнюдь не из за вредности, но по причине того, что им надо получать электроэнергию, которая идет как для коммунальных нужд, так и для нужд промышленности. То есть чем больше было бы электроэнергии «со стороны» – тем было бы проще. Но какую можно брать энергию – жечь газ, уголь, строить АЭС?

По счастью, более новые ГЭС на Ангаре – Братская, Усть-Илимская и Богучанская – в гораздо меньшей степени зависят от именно байкальской воды, так как Ангара имеет собственный обширный бассейн водосбора. Возможно, повышение эффективности энергопотребления в Иркутске и на иркутских промышленных предприятиях позволило бы уменьшить выработку электроэнергии Иркутской ГЭС и использовать ее в первую очередь как регулятор водосброса.

Возможно, к лету из-за дождей и таяния снегов ситуация выправится. Но что будет происходить в средне- и долгосрочной перспективе? Расчеты специалистов достаточно противоречивы. Согласно Второму оценочному докладу Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации, в бассейнах Енисея и Лены ожидается увеличение стока – в первую очередь за счет зимних осадков. Однако в летний сезон из-за повышения температуры воздуха будет расти испаряемость, что уменьшит количество воды в озере.

Все эти расчеты, разумеется, можно будет проверить только на практике, тем более что и изменения будут происходить достаточно медленно. В этой связи растет и ответственность бизнеса, пользующегося энергией Байкала и Ангары, – нет сомнений, что у него есть резервы для развития, – а так же ученых, которые должны дать достаточно ясные рекомендации, как грамотно эксплуатировать данный природный ресурс.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Впервые за сто лет. Уровень Байкала падает


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.