Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Евгений Фёдоров: почему убили Немцова

  • Евгений Фёдоров: почему убили Немцова
  • Смотрите также:

Евгений Фёдоров: Я думаю, что ни для кого не секрет, что ЦРУ организовывало тысячи убийств разного рода.

Артём Войтенков: Это да.

Евгений Фёдоров: У них ни на секунду не дрогнет рука принять решение, если это нужно для целей государственной безопасности и строительства американского мира.

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что это именно американцы?

Евгений Фёдоров: Любой интервенции нужна сакральная жертва, оранжевой интервенции, мы это видим, они везде были:

- Года три назад была попытка революции в Иране - убили девушку.

- На Украине - небесная сотня.

- В России, помните 91-ый год - троих ребят задавили танками, и это позволило Горбачёву разыграть спектакль под названием ликвидация, спектакль, сопровождающий ликвидацию Советского Союза.

То есть, это везде, это стандартная технология. Значит, вопрос: кто удобен для такого рода сакральной жертвы? Понятно, что лучше всего, если это будет человек, как бы спровоцирующий пятую колонну в стране на какие-то действия, заранее подготовленные, организованные, но, якобы, внезапные и спонтанные. Это же в этом как бы главная фишка. Вот вчера ещё было тихо, а потом вдруг внезапно мощная спонтанная ситуация.

Дальше смотрим, почему Немцов в этой ситуации? Потому что, известен во всём мире. А в этой спонтанной реакции очень важно мировое финансирование, мировая поддержка, и мировая консолидация. Аналог - Боинг. Нужно было сбить Боинг для того, чтобы обвинить Россию, и как бы создать мировую консолидацию против России. Сейчас абсолютно такая же история - террористические акты. У нас же было много терактов, десятки, если не сотни.

- Вот, убили пятнадцать полицейских в Грозном не так давно.

- Или взрыв на вокзале в Волгограде.

- Или взрыв в метро в Москве раньше.

Для чего это делается? Для того, чтобы создать возбудительный фактор. Здесь - это террористическое убийство, то есть, теракт в центре Москвы, учитывая, что Немцов известен всем, а в то же время, он не так нужен американцам для организационных дел, у них есть уже подросшая смена. Кроме того, он как бы из прошлой команды в целом, недостаточно в организационном плане их устраивал, это видно было. Кроме того, он, вообще-то говоря, изначально был за Путина. Поднимите его интервью начала двухтысячных годов, он был на стороне Путина, и поддерживал Путина.

Артём Войтенков: Но потом он наоборот стал.

Евгений Фёдоров: А потом он так же и обратно станет, если что, они же это понимают. У них есть подросшая молодая смена, например, тот же Навальный. Поэтому, Немцов им как бы стал не очень нужен, а на жертву кого-то надо назначать. Очень удобный Немцов, именно с учётом факторов. Теперь, почему теракт? Понятно: центр Москвы, Красная площадь, рядом Кремль, все условия для громкого террористическог 1b0b6 о акта. То есть, что-то вроде небесной сотни, только в одном лице. То есть, сто человек убили неизвестные снайперы.

Кстати, Бжезинский говорил, что это те же самые люди, то есть, те, которые организовали, просто физически та же команда. Те, которые организовали расстрел небесной сотни в Киеве, провокаторы со снайперскими винтовками. А мы помним, кто организовывал - это Парубий был и нынешнее руководство, которое американцы сегодня назначили на Украине главными. Поэтому, это даже технологически та же самая команда, профессиональная. Она, эта команда прекрасно знает, что такое Москва, часто в Москву ездят люди, поэтому, для них это, организовать теракт в Москве, в принципе, это, так же, как в Киеве, не так сложно в плане знания и организационной стороны. Ресурсов там более, чем достаточно. Спецов там более, чем достаточно. То есть, минимум, в этом убийстве привлекалось наверно десятки людей, это видно в каких-то организационных моментах: слежка, сопровождение Немцова, движение автомобиля, может быть, автомобиль был не один, страховочный. Скорее всего, это десятки людей участвовали. Поэтому, в чистом виде террористический акт, организованный спецслужбами Соединённых Штатов Америки, их стиль, и спецслужбами, им подчинёнными на территории Украины. Вот, если грубо сказать.

Теперь, посмотрим как бы, пошире на проблему. Итак. Американцы запланировали в России мощный такой марш, который должен был ознаменовать начало собственно подготовки, и переход в ситуацию майдана.

Артём Войтенков: Это который вот Антикризисный марш Весна.

Евгений Фёдоров: Да, так его назвали. Впервые этот марш потребовали провести в центре Москвы, господин Ходорковский. Мало того, он потребовал провести, даже если не будет разрешения. То есть, с точки зрения письма Ходорковского, которое мы знаем, и товарищей, которые его подписали, там сказано: Мы при любых обстоятельствах будем проводить в центре Москвы марш. То есть, подготовка началась больше месяца назад.

Артём Войтенков: Такие вещи делаются сильно заранее, да.

Евгений Фёдоров: Да. С момента этого письма. Дальше начинается в рамках подготовки этого марша накачка людей, подготовка территории. После этого, мэрия Москвы разрешает этот марш в Марьино. В принципе, организаторы спокойно на это пошли, потому что, скорее всего, планировщики, они организаторов в такие вещи не посвящают, чтобы не было утечек, типа террористического акта. Но, тот, кто заказал, то есть, посольство Соединённых Штатов Америки, ЦРУ и Госдепартамент, они конечно уже распланировали, что произойдёт событие, в результате которого будет реализован первоначальный замысел. То есть, марш произойдёт в центре Москвы, рядом с Кремлём, что собственно требовал Ходорковский, и как бы при любой ситуации.

Ситуацию, я так понимаю, планировщики понимали, они создадут. Появляется Немцов, появляется сакральное место на Васильевском спуске, и соответственно, появляется возможность этот марш провести там, где он изначально и был задуман. В этом письме это было изложено, рядом. Для чего им нужна была Тверская, Манежка, или вот, как Васильевский спуск? Чтобы подготовить ситуацию со штурмом Кремля. То есть, мы понимаем, что американцы готовили первые события майдана в виде, неудачной, наверное, на первый раз, но, попытки штурма Кремля.

Дальше происходит вот это запланированное американцами убийство в этом месте, марш сюда возвращается, и вся машина подготовки, а она подготавливалась на сто тысяч человек, обращаю ваше внимание, эта цифра была заложена сразу у Ходорковского, вся машина подготовки запускается сюда.

Мало того, смотрите, как изменилась позиция самого Ходорковского. Почему мы о нём часто говорим? Потому что по американской версии он - президент России. Результат этого марша - привод Ходорковского к власти, как промежуточный этап, и дальнейшая ликвидация России. Так вот, он вдруг резко изменил слова. То он говорил о том, что Путин ещё пять-десять лет. Тут вдруг, внезапно, он говорит: Всё, остались буквально последние дни, срочно, срочно, типа, на штурм. Это означает, что они все рассчитывали, что история с убийством Немцова запустит вот это процесс, который позволит им перехватить уличную инициативу, и запустить марш.

Дальше посмотрим. Начинаются такие чисто профессиональные вещи.

Во-первых, кто смотрел этот марш, он видел так называемые красные капюшоны. Можете посмотреть, у нас есть лекции, мы ведём для актива Национально-освободительного движения, как противодействовать интервенциям. И там обрабатывается опыт уже порядка двадцати успешных интервенций со стороны США, оранжевых, то есть, вот такие технологии. И там везде есть неизвестные снайперы, красные капюшоны, или, так называемые бригадиры, вот здесь мы их тоже видим. То есть, вроде траурный марш, но мы чётко видим несколько десятков красных капюшонов. Это бригадиры в толпе, которые координируют толпу.

Следующий момент. Помните, мы всегда говорили, начнётся госпереворот, внезапно будет странное поведение средств массовой информации? Внезапно. То есть, до этого они были такие, просто, чуть ли не облизывали Россию, а тут вдруг, они странным образом поменяют. Не обязательно в лоб. Мы явно наблюдали это. Когда убили пятнадцать полицейских из Грозного, вот точно не было такой истерики и ажиотажа, как после убийства Немцова, хотя, это государственные служащие, в результате теракта, например. Или даже те теракты, которые были в Москве массовые, такого ажиотажа не было - не было траурных маршей, всего остального.

Артём Войтенков: Ну да, когда дома взрывали.

Евгений Фёдоров: Дома взрывали, да. То есть, этого не было. То есть, понятно, что это некая идея, которая появилась, и которая обрабатывается. Но важно даже не то, что, как бы почтить память Немцова. Я, кстати, пользуясь случаем, хочу выразить соболезнование его родственникам и родным, потому что, категорически нельзя использовать метод убийства, на который пошли американцы. Но это другой разговор. То есть, даже не в этом дело, не в личности. А дело в конкретной организационной компоненте проведения марша на Васильевском спуске. То есть, вы понимаете, почтить память можно по-разному. Но, не обязательно, чтобы почтить память, в центре Москвы организовывать марш. А дальше начинаются профессиональные вещи.

Итак, смотрим.

Понятно, Дождь всегда относился к системе пятой колонны. К нему вдруг присоединяется в полном объёме РБК - внезапно, и по полной программе.

Артём Войтенков: Ну, РБК тоже...

Евгений Фёдоров: Не до такой степени. Добавилось. То есть, к ресурсу Дождя добавился ресурс РБК. Дальше: Вести 24 - вообще странная история. Мы специально записали, и вы можете посмотреть, до сих пор в интернете есть, как вело себя Вести 24 после убийства Немцова накануне марша. Не в том дело, что они всё время говорили о Немцове, ещё раз говорю, это разное может быть отношение к человеку, возможно, это очень важный для редакции Вестей 24 человек, уж несравнимо важнее убитых людей в Московском метро, или в других террористических актах.

Артём Войтенков: По крайней мере, он известный человек.

Евгений Фёдоров: А при чём здесь известный? А убитые люди простые, это что? В Московском метро.

Артём Войтенков: Для средств массовой информации мусолить известного человека лучше, его больше знают.

Евгений Фёдоров: Я даже не об этом. Надо видеть профессиональную сторону вопроса. Вести 24 начали, есть такой термин, упоминание, вдалбливать в мозг людей, что завтра, то есть, они целый день это делали, состоится траурный марш, на который обязательно надо прийти. Вот в чём логика была. Называется это - упоминание. Просто, чтобы было понятно. Вот накануне проводился Антимайдан. На Антимайдан собрались силы пророссийской ориентации. Вести тоже о них говорили, потому что, всё-таки, статус мероприятия, бегущей строкой. Так вот, упоминаемость в пятьдесят раз ниже, чем те же Вести на марш, как бы траурный. Он на самом деле изначально не планировался, как траурный, он должен был перерасти в беспорядки и штурм Кремля.

Артём Войтенков: В Марьино это сложно сделать.

Евгений Фёдоров: Это само собой. Про Марьино никто даже не думал. Мало того, соглашаясь на Марьино, уже планировщики знали, что будет повод, в результате чего вся эта машина, я так думаю, что тут было не без коммуникаций и с Московской мэрией, и со всеми остальными, переместится сюда, к Васильевскому спуску. То есть, будет какое-то событие.

Так вот, в пятьдесят раз выше упоминание. Что это означает? Это означает, что туда вытаскивали, психологически, людей, которые никакого отношения не имеют. Им создавали такой камертон общественный, что вот там происходит очень важное событие в центре Москвы, на Васильевском спуске, и ты будешь всю жизнь себя клясть, если ты там не окажешься, чтобы быть сопричастным к этому событию. Я был в этом районе, я вам честно скажу, и накануне марша, минимум несколько человек ко мне подходило, и спрашивало, как пройти на это мероприятие, которые даже не знали вообще, о чём речь. То есть, их подняла просто эмоциональная телевизионная волна. Но эта волна, она структурируется. Не надо думать, что это вот так просто нужно упоминать каждую минуту Васильевский спуск, марш памяти, траур, что просто так. Это всё элемент пропаганды, подготавливающей массовые явления.

То есть, с точки зрения американцев, сочетание факторов: Немцов, их работа, пятой колонны в средствах массовой информации, подготовка больше чем за месяц, должны были создать условия, чтобы туда пришло человек двести-триста тысяч. И в принципе, такое могло быть. То есть, их расчёт был не так далёк от истины.

Я скажу, почему он не получился. Почему там было двадцать пять, тридцать, самые большие оценки, говорят сорок-пятьдесят. Возьмём официально - двадцать пять, или двадцать семь тысяч. Да пускай и пятьдесят, это не важно. Это недостаточно, чтобы организовать толпу на дикие действия. То есть, понятно, что там были боевики, они были завезены с Украины. Там не случайно, даже одного профессионального боевика поймали с мандатом депутата. А таких там были сотни.

Артём Войтенков: Это Гончаренко?

Евгений Фёдоров: Гончаренко. Он же профессиональный майданщик, умеющий всё это организовывать. У него прикрытие депутата, это не важно. Напечатаны, также, отдельная история, майки с Немцовым были. Вообще-то говоря, чтобы напечатать, неделя нужна. И уж точно в рабочий день, потому что, фирмы в выходные не работают. Это не трафарет дома нарисовали, это фирма печатала. Мы же печатаем майки многие, мы знаем. То есть, это минимум неделя, и точно в рабочий день, даже если ты очень будешь просить. Невозможно напечатать это за ночь. То есть, всё это было явно заранее подготовлено. Понятно, что те, кто это печатал, готовил, они не знали, что будет убийство Немцова, а им как-то по-другому это мотивировали. Кстати, надо тут следствию разобраться. Объясняя, например, что Немцов один из лидеров, и поэтому, надо носить майку с ним, но, почему-то с намёком на то, что он убит. Двузначно.

Артём Войтенков: Я сильно подозреваю, что там ещё майки с Навальным были.

Евгений Фёдоров: Запасены. Вполне возможно. Но их не дали в нужный момент. Навальный - тоже интересная история. Навальный же точно не дурак.

Артём Войтенков: Точно не дурак.

Евгений Фёдоров: И что-то я не видел за всю свою историю, агитировал в метро за какие-то свои акции или митинги, которые он проводит в принципе часто. Впервые такое. Ну, сагитировал там пять человек, максимум. Но, думаю, что это был разыгранный спектакль, договорной, чтобы его посадили, и он был в стороне: и от возможного убийства своего, он же догадывался, что это может и на него.

Американцы же, им плевать, для них же туземцы все: и предатели здесь, и мы с вами - дня них все туземцы, они жизни-то тут считать не будут. Что, на Украине они считают жизни своих что ли? Посмотрите, сколько там своих перебито сейчас. Я имею в виду американцев своих, то есть, те, которые служат верно американскому оккупационному режиму. То есть, они точно не будут своих жалеть: ни Немцова, ни Навального, никого.

Поэтому Навальный свинтил. И дал себе, с одной стороны, алиби, с другой стороны, не участвовал в этих событиях, которые могли бы перерасти в штурм Кремля, который был бы отбит, но был запущен необратимый процесс. Тут бы спросили, а где там был Навальный, во время этого штурма? А его нет, он пятнадцать суток получил. И помните, в прошлый раз, когда Навального посадили на пятнадцать суток, орал аж госсекретарь США. Сейчас полное молчание. То есть, понятно, что это была договорная история, в том числе, и со стороны планировщиков из Соединённых Штатов Америки. Это достаточно видно хорошие вещи.

Но для нас какие выводы надо сделать?

- Первое. Средства массовой информации пошли по сценарию госпереворота. Они остановились через сутки, потому что, видят - ситуация не получается.

- Второе. Антимайдан сработал. То есть, люди почувствовали, что будет провокация. Если хотите, русская чуйка. И в результате, двести-триста тысяч человек не пришло. Пришло двадцать семь, максимум пятьдесят.

Соответственно, не заработал сценарий штурма Кремля, и соответственно, вот эти красные капюшоны, они как бы зря подсуетились - украинские боевики зря подсуетились. Это всё равно, что Гитлер отменил наступление на Советский Союз, перенёс на какое-то время. Перенёс, он же это тоже делал много раз. Так бывает, мы это чётко должны понимать.

Но мы должны понимать, что это убийство, это первый выстрел во внутреннем вторжении собственно в Российскую Федерацию. Вот как на Украине первый выстрел был, это кровь на площадях, на Грушевского и других, небесная сотня, и так далее, и тому подобное, то в России, это выстрел в Немцова. Первый выстрел. Вот так они, американцы распланировали.

Дальше должно было быть - штурм Кремля, который был бы отбит, но изменилась бы ситуация в России, кровавый режим, там пошла вся эта история. Появилась бы реальная, своих бы там подрезали, сколько-то человек в этой толпе, в сваре. И появилась бы наша уже как бы эта небесная сотня, российская, символическая. И дальше они бы уже на этой базе закрепились бы там, на Васильевском спуске, даже не взяв Кремль. И дальше уже стандартный вариант - покрышки, палатки, и машина заработала. Это сорвалось.

Кстати, пришли на этот траурный марш совершенно посторонние люди: женщины с грудными детьми туда пошли, которые не ходят на политические мероприятия.

Артём Войтенков: Почему? Они пошли почтить память.

Евгений Фёдоров: Нет. Кто-то и пошёл почтить память - небольшая часть, у кого есть память. Потому что Немцов не такая узнаваемая фигура для нас. Для американцев - узнаваемая. Пошли, потому что, их вытащили на траурное шоу. То есть, телевизор им объяснил, что в центре Москвы происходит важнейшее событие, в котором ты должен участвовать, чтобы быть причастным к важным событиям, о котором каждую минуту говорят ведущие средства массовой информации.

Вы представьте: вы домохозяйка, режете огурцы у себя на кухне. У вас телевизор шумом где-то там из комнаты, и он каждую минуту вам говорит: Траурный митинг в центре, Васильевский спуск, туда, сказал такой, сказал сякой, это так важно, там такое событие должно произойти. Ну, вы как бы, даже не занимаясь политикой, поневоле думаете: Такое важное событие, мне надо там быть, иначе, что я потом скажу своим детям, что я не был? Там что-то важное происходит.

И те, у кого сработала чуйка Антимайдана, у тех в мозгах сложился стоп: Нет я не пойду, на всякий случай. А те, которые проскочили через вот этот опыт, это называется общественно-политический опыт людей, они туда пошли. Вот, их набралось пятьдесят тысяч. Из них боевиков было тысяч пять. Вот такой баланс. В принципе, боевиков Навального в Москве пять тысяч, больше нет. То есть, с Украины можно подвезти, но, когда уже будут палатки и покрышки. Тогда можно с Украины подвезти. Тогда, как бы уже начинается предательство в коммуникациях. Потому что, подчёркиваю, госпереворот - это предательство власти, о чём всё время хотят соскочить в сторону, и об этом не говорить. А предательство власти, это, в том числе, возможность туда пройти вот этим двадцати-сорока тысячам боевиков с Украины, которых как бы власть не заметит, что они там оказались. Так-то невозможно, чтобы не заметить такую толпу. Кстати, именно поэтому вот этого депутата и чуть-чуть приарестовали, чтобы дать понять, что на уровне правоохранительной системы у нас тоже контролируют ситуацию по такой динамике событий.

Артём Войтенков: А так его не должны арестовывать из-за того, что депутатская неприкосновенность по сути?

Евгений Фёдоров: Не имеют права, конечно. То есть, пока идёт война сигналов. Как на войне. Американцы бьют уже по главной нашей крепости. Здесь не получилось, здесь не получилось, будут бить здесь, здесь, здесь. Почему мы и говорим - будут бить, пока не добьют. То есть, не получится десять раз - будут двадцать бить. Не получится двадцать - будут сто пробивать нашу оборону. И на каком-то этапе пробьют, если мы не сделаем некоторых шагов.

Все же понимают, что государство всегда сильнее любого майдана, просто на порядок.

Артём Войтенков: Да понятное дело, Янукович мог разогнать этот майдан в любое время.

Евгений Фёдоров: Да, в любой момент. Он это не сделал и его генералы это не сделали. И Верховная Рада запретила ему это сделать. Там всё сложнее. В результате - войска объявили о нейтралитете. Это иностранная интервенция, а войска, то есть, стопятидесятитысячная украинская армия заявляет, что она нейтральна. Он там снял министра обороны, но уже было поздно, за неделю снял до госпереворота. И собственно, его свергло пятьдесят боевиков, которых в принципе отбить мог бы отряд из тридцати преданных солдат. Их не было.

То есть, у Януковича не было даже тридцати преданных солдат из стапятидеясятитысячной армии и тридцати двух тысяч Беркута. Преданных, это не значит, что сами солдаты. Это значит, генералы так выстроили систему, что в нужный момент все они исчезли, после чего Янукович сбежал из кабинета, и свершился госпереворот. Собственно, в его кабинет вошли вооружённые люди, посланные американцами, и взяли власть на Украине, в конце. А майдан был как бы антураж, спектакль для этого дела. То есть, сдачу власти осуществляет пятая колонна во власти. А майдан - только улица, это только спектакль для этого дела.

Артём Войтенков: Хорошо, как тогда бы пошли события, если бы на это марш пришло бы двести тысяч?

Евгений Фёдоров: А ровно так, как они произошли в таких случаях, в двадцати предыдущих случаях по всему миру, начиная от Египта, Украины, Грузии, Арабской весны и всего остального. Даже слово весна - видите, одно и то же. Методичка одна и та же. Методичку подробно мы о ней говорили, мы её изучали, это прописано вот (Эдвард Люттвак Государственный переворот: практическое пособие)

Артём Войтенков: О, я тоже читаю эту книжку. Замечательная вещь. Просто замечательная.

Евгений Фёдоров: Теоретические исследования. Хотя книжка старенькая.

Артём Войтенков: Да, шестидесятого года.

Евгений Фёдоров: Но, тем не менее, технология, она же везде одинаковая. Поэтому, всё там прописано.

Итак. Пять тысяч боевиков Навального находятся в центре. У Навального самого алиби, он в околотке на пятнадцать суток. Он как бы, ни причём. Собирается двести, триста тысяч человек. Соответственно, двести-триста тысяч человек на эту улицу и набережную не влезают. Они скачиваются со всех сторон, и со всех сторон начинают туда проникать, просто продавливая кордоны полиции, и через Варварку, через Ильинку, и с других направлений. Они как бы, не проходят рамку, и пытаются пройти со всех сторон. Вот я видел людей, которые шли со всех сторон. Просто они как бы уходили за рамки. Рамки стояли, если кто помнит в районе Славянской площади. Рамки, это где была полиция, где пропускала. То есть, вы можете остановить на рамках пять тысяч человек, даже десять, но вы не можете на рамке остановить сто тысяч, или двести.

Артём Войтенков: Если они попрут.

Евгений Фёдоров: А куда они денутся? Для этого есть пять тысяч боевиков Навального с этими своими красными капюшонами, которые управляют толпой. То есть, они дают в каком-то месте, допустим, вспышку события, какой-то взрыв. Как бы сто человек могут и без взрыва возбудить толпу каким-то образом, давку, и так далее. И эта давка сметает и рамки и полицию. Тем более, полиция там, она была без всего. Сметаются рамки. То есть, вместо траурного шествия начинается как бы компот, кисель, драка, буча, давка, в которой ещё погибнет человек сто, двести, в давке просто - там же дети, там женщины с грудными детьми. Это же всё рассчитано было, это же не случайно Вести 24 всё это качали, вот эту толпу, случайную. Значит, давка, крики, начинается просто испуг людей. Толпа в двести, триста тысяч начинает просто беситься. Но при этом она поддерживается и управляется пятью тысячами боевиков Навального со спецами с Украины, они где-то там человек пятьсот привезли во главе с этим депутатом. И вот это как бы бурление взбесившейся толпы, которая хочет куда-то бежать, будет направлена в сторону их главной цели. Главная цель - Красная площадь и Кремль. Соответственно демонстрируется - наверняка там СМИ со всего мира, камеры, штурм Кремля.

Артём Войтенков: Кремль трудно штурмовать.

Евгений Фёдоров: Это не важно, не требуется его взять. Начинается штурм Кремля. Начинается давка у стен Кремля. То есть, непосредственно у стен Кремля задавят человек сто, например. Это под камеры мировые. Нам не надо, как бы прыгать через стенку. Кто-то вышибается толпой (тоже не случайно сделано, этот митинг вдоль набережной), вышибается толпой в Москва-реку. Значит, в Москва-реку вываливается пару тысяч человек. Это же толпа, напор, идите - вынесут любые заборчики. То есть, тоже не случайно всё это продуман маршрут таким образом. Потому что, если бы пустили по Варварке, вы бы в Москва-реку тысячу две человек не скинули. А ещё кто-то там утонул бы, считайте Ходынка. Помните, что такое Ходынка?

Артём Войтенков: Ходынское поле.

Евгений Фёдоров: Да. Это революция, Русская революция семнадцатого года, к тому времени началась с Ходынки. То есть, возникает параллельно, условно говоря, утонули, задавили несколько сотен человек.

Артём Войтенков: Извините, я вас перебью. На восшествие на престол Николая II, за что его прозвали кровавый, там тысячу человек, по-моему, задавило на площади. Причём, они не хотели там кого-то убивать, они за подарками пришли.

Евгений Фёдоров: Раздавали конфетки, да. То есть, то же самое, логика такая же. Всё, в результате, представляете, утонет несколько сотен человек, давится несколько сотен человек, включая детей, включая младенцев. Это как вы воспринимаете, в центре Москвы? После этого усидит Путин?

Артём Войтенков: Не знаю, всё зависит от действий.

Евгений Фёдоров: С точки зрения американцев - не должен. Они же просчитывают логику. То есть, после этого они идут по своим коммуникациям, через бизнес, через чиновников, через пятую колонну, и говорят: Вы видите, где вы, в какой стране? Вы видите, кто у вас начальство, которое организовало такую давку? Как это было вот в те времена.

Вы видите, что ровно к вечеру этого дня все средства массовой информации России, все СМИ основные переходят на жёсткую, вскрывают пакет номер два так называемый, который им из американского посольства уже доставлен. Там у них у всех есть где-то на уровне главного редактора, уже подготовленный от Америки человек, который как бы берёт управление каналом на себя, если главный редактор ещё там что-то сомневается.

Артём Войтенков: То есть, просто ему пинок под зад...

Евгений Фёдоров: Да конечно, и зам главного редактора: Вы же видите, какая кровавая каша, люди, коллектив, вы, на чьей стороне? Он перехватывает управление каналами. На каналы тут же влетают боевики Навального, которые готовы. Толпа взрывает, в смысле, освобождает Навального, выносит его на руках, телевидение, захват телевидения, сдача пятой колонной во власти, которая уже готова для сдачи, и перехват управления страной. Вот сценарий, который прописан в американском посольстве был. Для этого и убили Немцова, понимаете? Вот для такого сценария Немцова не жалко. После этого про Немцова все, естественно, забывают и говорят о сотнях убитых, задавленных, и утопленных. Понятно? Вот такой сценарий прописан был в американском посольстве, и ради этого Немцова и убили. И вот вам перехват управления.

Дальше варианты:

- Давление на Путина.

- Перехват управления.

- Давление на Государственную Думу.

- Силовое принесение на руках в Государственную Думу депутатов. А можно и не приносить.

Сто человек они здесь наберут, а сто человек всегда скажут: А нас было тут четыреста. Никто же не проверит. Потому что, телевизор на стороне врага, интервента, оккупанта. А рассказывает о том, какие решения принимает Дума, телевизор. Как телевизор себя ведёт, мы видели. Соответственно, в Думу приводят вот этого, сидящего, прячущегося то в Киеве, то в Вашингтоне, то в Нью-Йорке, Пономарёва, который, кстати, об этом уже говорил в Киеве. То есть, там уже всё было подготовлено. Когда печатали майки... Это же депутаты украинские, которые приехали, они уже прилетели в напечатанных майках с Немцовым, из которых можно было понять, в том числе, что он убит. Уже прилетели. То есть, уже там был штаб. Весь штаб вот этого процесса, то, что сейчас говорю, он в американском посольстве по главным позициям, а детализированный процесс, это на специалистах майдана, которые прошли опыт, только что, год назад. И этот опыт, они там взяты, их работает в штабе несколько сотен человек, специалистов. И они вот уже детали планировали события.

И уже там Пономарёв к ним прилетел. Он уже ждёт, несите меня на руках в Государственную Думу. Государственная Дума якобы собралась вечером этого же дня, кто мог, кто не мог, по телевизору, вечером, потому что им быстро надо было бы перехватить инициативу. Вечером бы уже сместили Нарышкина, избрали Пономарёва. Вот на что рассчитывали американцы, убивая Немцова.

Просто нас Бог миловал от катастрофы, сравнимой со взрывом множества ядерных бомб просто, на территории России. Потому что, волны от этого пошли бы. И не случайно об этом и говорил, кстати, Ходорковский, что свергается Путин быстро, он же говорил об этом, посмотрите. После чего начинается период долгой дестабилизации.

Перевожу на русский язык слова Ходорковского: После чего убивают миллионы людей по всем городам России. Как бы, под предлогом дестабилизации в Москве, борьбы за власть, там он писал, и так далее. Всё уже, американцы уже игру под названием борьба за власть распланировали: кто там будет с кем бороться за эту власть. Уже тут, в Госдуме Пономарёв сидел бы так: Несите сюда нового председателя Правительства, - которого утверждает Дума, напоминаю, и он же исполняющий обязанности президента. Уже Госдума бы принимала решение о процедурах, связанных... Как и Верховная Рада, можно взять просто - что делала Верховная Рада. Вот как всё это было запланировано.

Дума рядом - тоже не случайно тут. То есть, явно в этой каше, в этой давке, оттуда спокойно на втором этапе выдвигается тысяча две людей, которые захватывают Думу. Тем более, это же всё информационный фон. То есть, охрана, которая в Думе, она совершенно не обязательно будет тут сидеть и ждать, пока к ней прибежит разъярённая толпа. Она же будет получать информацию из телевизора, из радио, отовсюду. Вот такой простой, как бы отработанный успешно двадцать раз сценарий. Ещё раз говорю: это ничего нового я не говорю сейчас. Я говорю стандартный сценарий, описанный в стандартных процедурах, которые известны для специалистов давным-давно.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Евгений Фёдоров: почему убили Немцова


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.