Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Диссернет начал зачистку Петербурга

  • Диссернет начал зачистку Петербурга
  • Смотрите также:

Пятница, 13-е, оказалась удачным днем для борцов с сомнительными диссертациями. Сегодня они впервые в истории Петербурга добились, чтобы автора такой работы, защищенной в ИНЖЭКОНе, лишили степени. Сама кандидат экономических наук Евгения Зубарева считает, что пала жертвой формальностей. Общественные активисты, тем временем, грозят дальнейшими разоблачениями в экономических вузах, НГУ имени Лесгафта и Университете противопожарной службы.

– У вас нет ощущения, что вы в суде? Я утром хотел нож выложить – тут же рамка на входе. Да и из кабинета лишний раз не выйти – все так строго, – жалуется журналист «Новой газеты» коллеге из «Коммерсанта».

Аудитория-амфитеатр Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, где рассматривают жалобу сетевого сообщества «Диссернет», действительно выглядит неприветливо. Может быть, потому что почти никто не улыбается. Проректор вуза Александр Карлик входит сюда, слегка поморщившись, как будто ему предстоит съесть лимон.

Сегодня сетевые активисты впервые добились, чтобы петербургский вуз официально рассмотрел их просьбу о лишении кандидатской степени.

– Мы часто критиковали работы, защищенные в бывших ИНЖЭКОНе и ФИНЭКе, писали в Высшую аттестационную комиссию. Но первый раз такая бумага возымела действие. ВАК поручила рассмотреть наши претензии одному из диссертационных советов СПбГУЭФ, – объясняет сооснователь «Диссернета» физик Андрей Заякин.
 
Это не уголовный процесс

Двухметровый Заякин, похоже, чувствует себя прокурором. За несколько минут до старта делает подсечку – достает из рюкзака заявление об отводе диссертационного совета.

– ИНЖЭКОН в 2012 году вошел в состав СПбГУЭФ. То есть новый вуз является его правопреемником. Значит, он заинтересован в результате сегодняшнего заседания. Лучше будет разобраться в ситуации позже и в другом университете, – излагает свою позицию физик.
– Но есть же презумпция невиновности, – удивлен Александр Карлик.
– Я никого не обвиняю, это не уголовный процесс, – парирует Заякин.

Ученым приходится взять паузу. Проректор выходит с мобильным в коридор.
 
– Поговорил с ректором. Поговорил с ВАК. Просьба об отводе не принимается. Фух, – резюмирует он.

 Результаты по-настоящему ей не принадлежат

Главный вопрос дня: судьба молодого экономиста, сотрудницы одной из петербургских строительных фирм Евгении Зубаревой. В конце 2000-х она приехала в Петербург из Тюмени и защитила работу об «оценке эффективности инвестиционных проектов». «Диссернет» полагает: на 79 страницах девушка позаимствовала куски из сочинения другого тюменского экономиста – Александра Сбитнева. Он дописал кандидатскую шестью годами раньше Зубаревой.

– Результаты, о которых дама заявляет как о своих, по-настоящему ей не принадлежат. Заимст 122ef вования нередко покрывают больше 90% от общего объема страницы, – обвиняют сетевые активисты.   

Директор инновационного центра развития СПбГУЭФ профессор Андрей Алексеев представляет комиссию, которая по просьбе коллег предварительно изучила доводы «Диссернета», внимательно прочитала и сличила две работы. Неоднозначные моменты есть, признает мужчина. И их нельзя объяснить тем, что Зубарева и Сбитнев, возможно, принадлежали к одной научной школе.

– В 90% случаев доводы жалобы подтверждаются. Это и правда фрагменты чужого труда без ссылок. Мы не знаем, почему так произошло. То ли это стало ошибкой, то ли невозможностью разделить научный результат на двоих. Рекомендуем пересмотреть решение о присвоении Зубаревой степени кандидата экономических наук, – заключает Алексеев.

Как Ильф и Петров

Прежде чем вынести решение, ученые позволяют себе подискутировать. И комната еще больше становится похожей на зал судебных прений. Ну, или, по крайней мере, советского товарищеского суда. Вот к трибуне выходит «адвокат» – профессор кафедры экономики предприятия Владимир Рохчин.

– Судя по всему, Зубарева и Сбитнев раньше работали в соавторстве. Но как определить, кто и сколько вложил в статью? Ильф и Петров – кто из них лучше? У кого больший вклад? У меня лично сложилось впечатление, что не так все просто. Я ни разу в глаза не видел эту женщину. Но вы представляете, удар какой! И так просто голову снести… Жалко все-таки – человек. Я бы не спешил убивать, я считаю, что надо продолжить обсуждение, – произносит оправдательную речь ученый.

Профессор той же кафедры Светлана Шевченко сетует, что в России нет точных стандартов, позволяющих определить, что является некорректным заимствованием, а что – нет.

Александр Карлик рассуждает о пользе и вреде от диссертационных разоблачений:

– В последнее время качество работ снизилось, потому что все следят, чтобы, не дай бог, какой-нибудь абзац не взять откуда-то. Такая тотальная борьба в кавычках с плагиатом приведет к обратному результату. Плагиат уйдет – и не останется науки.

Тем не менее 16 рук поднимаются за то, чтобы лишить Зубареву степени. Всего в аудитории сидят 19 членов диссертационного совета – пожилые мужчины в серых пиджаках, строго одетые дамы.

– Основной смысл работы, ее выводы самостоятельны и оригинальны. Но, к сожалению, не учтены формальные требования к оформлению, – подводит итог Андрей Алексеев.
 
Поставлен крест на пятилетней работе

Евгения Зубарева наблюдает за процессом инкогнито с задней парты.

– Сегодня поставлен крест на пятилетней работе, – еле сдерживает эмоции она, выходя из кабинета (одета девушка неофициально для такого мероприятия – джинсы, черная кофта). – Я даже не решилась выступить в свою защиту. По-настоящему, я не писала вместе с Александром Сбитневым, даже не читала его диссертацию. Просто мой отец, профессор Александр Зубарев, был его научным руководителем в Тюмени. Отец и мою работу направлял. Мы со Сбитневым обращались к общим кафедральным материалам, их создавал целый коллектив людей. Если бы я знала, что так случится, поставила бы ссылки. Даже сами участники диссертационного совета признали, что не соблюден лишь формальный момент.

Научный руководитель кандидата наук Вячеслав Бузырев демонстрирует подкованность в Уголовном кодексе.

 – По закону «плагиат» – это использование чужого произведения под своей фамилией или основной идеи этого произведения. Ничего подобного в диссертации Евгении нет, – говорит он.
 
Разоблачения только начинаются

Впрочем, победа общественников оказывается неполной. Второй диссертационный кейс, вынесенный на суд СПбГУЭФ, активисты проигрывают. Они просят отобрать диплом у еще одного кандидата наук из ИНЖЭКОНа – Сергея Плешкова. Его работа о «повышении экономической устойчивости екатеринбургского строительного предприятия» местами повторяет чужое сочинение об «устойчивости петербургского мебельного предприятия», считают в «Диссернете».

– Изложенные факты подтвердились лишь частично. Они не связаны с научной новизной, – не соглашаются эксперты СПбГУЭФ.

Возмущение Андрея Заякина порождает ответную реакцию. Физика самого обвиняют… в неправильном цитировании.

– В вашей жалобе на диссертацию Плешкова он ни разу не назван «кандидатом экономических наук». Почему-то все время именуется «доктором юридических». Это под копирку идет? – лукаво интересуется Александр Карлик.

В результате степень Сергея Плешкова сохраняют. Хотя и критикуют его работу. Как и потенциальный источник заимствования – оба не закавычили базовые утверждения классиков экономической науки, отмечают экономисты.

– Члены комиссии белое называют черным. Плешков брал целые абзацы из чужого текста вместе с цифрами, просто заменяя «мебельное предприятие» на «строительное», – считает Андрей Заякин.  – Но это не повод прекращать борьбу.

Сегодняшнее лишение – первый шаг к очищению Петербурга от «липовых» степеней, обещает физик. Сетевое сообщество готовит протесты еще на несколько работ, защищенных в ИНЖЭКОН, НГУ имени Лесгафта и университете противопожарной службы, информирует он.

Впрочем, для начала нужно, чтобы степень официально отобрали у Евгении Зубаревой. Решение СПбГУЭФ сначала отправят на одобрение в ВАК, потом в его президиум. Бумага вступит в силу только после того, как ее подпишет министр образования и науки Дмитрий Ливанов или его заместитель Людмила Огородова.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Диссернет начал зачистку Петербурга


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.