Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россия не готова противостоять американской агрессии

  • Россия не готова противостоять американской агрессии
  • Смотрите также:

После ликвидации дебальцевского котла и заключения вторых Минских соглашений совершенно очевидно, что давление Запада на нашу страну не ослабевает: санкции продлены, финансовая и информационная поддержка киевской хунты со стороны США и их союзников усиливается, речь идет уже о легализации поставок Порошенко и Ко новейшего оружия через третьи страны. Параллельно используются все методы для дестабилизации нашей страны: от снижения кредитных рейтингов и падения курса рубля до убийства Бориса Немцова. Совершенно понятно, что главной целью является не Украина, а Россия, её богатства и ресурсы, полный контроль над которыми — любой ценой! — является сегодня вопросом жизни и смерти для Запада. Именно для этого лодку нашего государства раскачивают и снаружи, через Украину, и изнутри, через деятельность прозападной агентуры влияния, буквально из кожи вон лезущей для того, чтобы в России уровень противостояния общества и власти достиг критической отметки — так, как это было в перестроечном СССР конца 80-х—начала 90-х годов прошлого века.

Именно горбачевская перестройка привела к нынешней гражданской войне на Украине, окончательный итог которой неясен. И хотя антифашистские ДНР и ЛНР одержали внушительную победу, взяв важнейший железнодорожный узел Дебальцево, соотношение сил между республиками Донбасса и киевской хунтой далеко не в пользу первых, а совокупный потенциал США и их союзников намного превосходит российский потенциал, позволяя вашингтонскому обкому вести против нашей страну многолетнюю войну на истощение.

Поэтому Россия в ходе идущего конфликта должна проявить настоящие чудеса эффективности, должна найти новые методы и инструменты противостояния американской агрессии. Отсюда возникает важнейший вопрос: как Россия может вырвать Победу в столь неравном противостоянии? Думаю, истекший год с полной отчетливостью показал, что никаких хитрых планов решения украинской проблемы и даже никакой определённости по отношению к ней у нашего политического руководства нет, и эта проблема уже привела к дестабилизации страны.

Все мы помним ленинское определение революционной ситуации: Верхи не могут, низы не хотят. Пока в России всё обстоит с точностью до наоборот: у нас низы не могут, а верхи не хотят что-то менять, — то есть, нашу ситуацию можно назвать антиреволюционной, хотя и кризисной. Но всё это может перевернуться достаточно быстро, и нашему круглому столу предстоит оценить те перспективы, те риски и возможности, которые существуют для нашей страны сегодня. Начать обсуждение я бы просил наших экспертов, которые хорошо знают ситуацию на Украине, в чём она соответствует российской ситуации и в чем отличается.

Алексей БЕЛОЗЕРСКИЙ, военный эксперт.

С подписанием февральских соглашений в Минске закончилась вторая крупная военная кампания киевских войск против вооруженных сил Новороссии. Эта кампания показала, что курс 1a97d на формирование регулярных частей ДНР и ЛНР полностью оправдал себя. Боеспособность этих частей оказалась гораздо выше, чем того ожидали генералы бывшей Украины и их западные советники. Они смогли не только отразить наступление Киева, но и численно меньшими силами и с меньшими потерями для себя нанести ответные удары, самыми мощными из которых стали сначала зачистка Донецкого аэропорта, а затем — окружение группировки противника в районе Дебальцево с последующей ликвидацией созданного котла.

Вместе с тем Вооруженные силы Новороссии оказались недостаточно сильны, чтобы развить успех и нанести противнику решительное поражение. Налицо их недоукомплектованность, недовооруженность и, можно сказать, недоуправляемость. Пять бригад двухбатальонного состава, соединенные в два корпуса: три — в Донецкий и два — в Луганский, — в нынешней ситуации являются достаточной гарантией от захвата территории ДНР и ЛНР войсками киевской хунты, но никаких масштабных наступательных операций общевойскового характера, даже со всеми возможными средствами усиления, вести не могут.

Поэтому было принято решение об удвоении численности ВСН, в связи с которым объявлена дополнительная мобилизация, темпы и результаты которой пока невысоки — 100-120 человек в сутки, но за ближайшие полтора-два месяца можно будет сформировать еще одну бригаду и два танковых батальона, вооруженных в основном трофейным оружием, взятым в дебальцевском котле. Уже сейчас в строю находится около 30 танков, остальные после мелкого и среднего ремонта также поступят в состав ВСН. То же самое касается артиллерийских систем.

Что касается украинской стороны, то, несмотря на уже четвертую по счёту волну мобилизации, развернуть и оснастить необходимую для уничтожения сил Новороссии военную группировку там не в состоянии. Её общая численность никак не превышает 30-35 тысяч человек, что не позволяет вести успешные наступательные действия. Нет у Киева и единой эффективной централизованной системы управления войсками. Одна система командования — у вооруженных сил, другая — у частей национальной гвардии, а каждый добровольческий батальон управляется по отдельным каналам. Доходило до того, что в районе станицы Луганская произошли уже не перестрелки, а полноценные боевые действия между батальоном Кривбасс и бригадой нацгвардии, с ранеными и убитыми. Хотя сейчас собственно военная подготовка мобилизованных новобранцев намного выше той, что наблюдалась несколько месяцев назад: она почти вдвое дольше, более интенсифицирована, опытом делятся и ветераны АТО, и западные военные инструкторы. Но настроения у большей части украинских военнослужащих, можно сказать, панические: они не хотят воевать и не понимают, ради чего должны воевать.

Второй момент — ухудшение материально-технического обеспечения киевских войск. Им уже явно не хватает артиллерии, не хватает бронированных машин, особенно танков, и уже не хватает некоторых типов боекомплектов, опять же — для артиллерии и РСЗО. Именно этим ощутимым снижением военного потенциала хунты можно объяснить и те призывы к вводу международных миротворческих контингентов, которые последовали из Киева, и буквально истерические требования Порошенко, Яценюка и Ко о поставках западных систем вооружения. Если США начнут эти требования удовлетворять и посылать на территорию Украины своих военных советников, а именно это и происходит в последнее время, — они ступят на скользкий путь вьетнамизации данного конфликта, который ничем хорошим для них не кончится.

Юрий ШЕПЕЛЕВ, экономист.

Тезис о том, что военного, силового решения нынешний украинский кризис не имеет, за последнее время стал уже общим местом. Тем самым предполагается, что решение украинского кризиса должно быть политическим. Но что под этим подразумевается? Что представители нынешних киевских властей при посредничестве Евросоюза, России, США или ООН договорятся о каком-то компромиссе с представителями восставшего Донбасса? Но, извините, ни те, ни другие ничего собой не представляют. Я имею в виду не их человеческие качества, а их социально-политический потенциал. С этой точки зрения Киев просто ноль, а Донецк с Луганском, извините, уже отрицательные величины. О чём можно говорить, если в ДНР и ЛНР политическое руководство менялось каждые два-три месяца и практически за год не было сделано ни единого движения в сторону создания собственной банковской системы, например, или системы связи? Банки, телефон, телеграф — это не формула революции, это формула власти.

Оставим в стороне такие деликатные моменты, как транзит энергоносителей или докапитализация российских коммерческих банков, работающих на территории Украины. Несмотря на все крики о российской агрессии и поддержке террористов, киевские власти — тоже за год! — не сделали ни единого шага, реально ущемляющего интересы российского государства или крупного российского капитала. То есть кровь льётся на одном уровне, а на другом мы видим переговоры, договоры, сотрудничество и прочую идиллию едва ли не советского образца.

При виде всего этого возникает законный вопрос: а что, собственно, происходит? Ведь в зону разрушения и хаоса превращен важнейший промышленный регион Украины с населением свыше шести миллионов человек, дававший примерно четверть её ВВП и около 40% экспорта. Десятки тысяч погибших, миллионы беженцев — кому всё это нужно и зачем?

Задавшись этим вопросом, поневоле приходишь к выводу, что на Украине действительно отрабатываются технологии новой глобальной войны — точно так же, как они отрабатывались в 1936-1939 годах в Испании накануне Второй мировой войны. Все эти пятые колонны, геббельсовская пропаганда и так далее.

И если истинной целью украинского кризиса является Россия, а, на мой взгляд, это именно так, то всё становится на свои места. Фундамент евромайдана закладывался еще в 2010 году, когда под флагом антикризисной политики нацбанк Украины поднял ставку до 15%. Кстати, тогда посольство США в Киеве возглавлял тот же господин Джон Теффт, который сейчас возглавляет американское посольство в Москве. Случайное совпадение, да? К тому же, курс украинской гривны оставался стабильным, а тут и рубль рухнул, и ставка выросла, и санкции ввели. Кто-то очень торопится побыстрее сделать массу людей в России голодными и злыми, чтобы они выступили против власти и снесли её?

На Украине за семь лет такого банковского процента был практически уничтожен малый и средний бизнес, кратно выросли цены при низких зарплатах и высокой безработице. Банки отобрали у людей всё, а власть ничего не делала, чтобы изменить ситуацию: ведь золотовалютные резервы росли, донецкие и семья Януковича отжимали всё новые и новые активы, — казалось бы, живи да радуйся! Думаю, опасность наступить на те же грабли для Кремля чрезвычайно велика.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ, политолог.

Пророссийски настроенная украинская оппозиция категорически не признавала и не признаёт итогов ни президентских, ни парламентских выборов, поскольку эти выборы были фиктивными, виртуальными, их так называемые итоги вполне очевидно программировались и подтасовывались с помощью специальных компьютерных программ. Конечно, надо было настаивать на том, что переход власти в Киеве, который организовали американцы, является государственным переворотом, что майданная хунта не является легитимным правительством Украины. В этой связи весьма показателен упрёк, который Путин недавно бросил своим западным партнёрам: мол, это же вы нас просили признать итоги выборов, и мы вам пошли навстречу, чтобы урегулировать данный конфликт, а что из этого получилось? Но, что сделано, то сделано, теперь отыграть назад Россия уже не может и действует, исходя из имеющейся ситуации.

На мой взгляд, Минск-2, в отличие от Минска-1, всё-таки является дипломатическим документом, а не клочком бумаги с непонятными буквами на ней. Над текстом соглашений работало ведомство Сергея Лаврова, а уважаемый Михаил Зурабов на этот раз от выработки формулировок был отстранен и, мягко говоря, ожидал в отдельной комнате, чтобы поставить свою подпись. Ключевой вопрос о контроле за границей был вынесен в самый конец документа и увязан с массой предварительных условий, которые не могут быть выполнены Киевом по определению. Потому что ситуация на подконтрольной ему территории стремительно приближается к катастрофе, хотя никто не обстреливает и не бомбит украинские города и села, не разрушает социальную и промышленную инфраструктуру страны. Но есть ли сегодня на Украине силы, способные возглавить процесс стабилизации? Их нет. А раз так, то главной политической фигурой становится человек с ружьём, вернее — с автоматом. Карательные батальоны, террор и репрессии на протяжении ближайшего времени будут главным сдерживающим и скрепляющим Украину фактором. Как только МВФ откажет Украине в финансовой помощи, как только карательные батальоны окажутся без поддержки со стороны олигархов — тогда пойдут совсем другие процессы.

Сергей БАТЧИКОВ.

Я в некотором смысле знаю ситуацию изнутри, поэтому могу сказать, что оперировать словами Россия, мы и другими аналогичными абстракциями в нынешних условиях нельзя. Нельзя выдавать желаемое за действительное. Если бы у нас было совпадение личных, групповых (корпоративных) и национальных интересов, — мы могли бы горы свернуть, и не только Крымские. Но такого совпадения, которое, скажем, было в годы Великой Отечественной войны, сейчас у нас нет. Кризис на Украине, кризис в России стали возможными только потому, что некоторые корпорации и люди делают на них многомиллиардные состояния — как говорится, кому война, а кому мать родна. То есть нынешний результирующий вектор субъектности российской политики не только минимален — он имеет тенденцию к снижению. И когда нас ведущие рейтинговые агентства буквально тычут носом в этот факт, мы не понимаем и говорим о необъективности, провокациях, заговоре…

Никакой реальной политической субъектности вне рамок политического проекта нет и быть не может. А какой у нас сейчас политический проект? Был проект — построение коммунизма. Почему он рухнул — говорить можно бесконечно, но факт остаётся фактом: от этого проекта отказались. Потом был проект — встроиться в глобальную экономику, в мировое сообщество. Тоже не получилось, и уже не получится — не по нашей вине, а по причине развала мирового сообщества и глобальной экономики. Собрались жениться, но бабушка умерла, наследство поделят без нас. А что взамен? В рамки какого проекта вы намерены встраивать имеющиеся субъектности и модифицировать их? В рамки Русского мира? Я двумя руками за, но давайте смотреть объективно. Русский мир раз в десять меньше мира западного и в столько же раз меньше мира китайского. Значит, он должен быть минимум в десять раз лучше их, чтобы состояться и не быть раздавленным между ними. Ничего этого нет — наоборот, по всем направлениям, от идеологии до экономики, у нас развал и депрессия.

Все смеются над десятипроцентным сокращением зарплат российских госчиновников. А тут плакать надо, потому что такие шаги возможны только по скудоумию и от безысходности: мол, мы, уважаемые сограждане, ничего для вас хорошего сделать не в состоянии, поэтому будем терпеть и затягивать пояса вместе с вами… Никакие Навальные с Ходорковскими, никакие Обамы с Керри ничего худшего для дискредитации и диффамации российской власти придумать не могли. Как говорил Талейран, это не преступление — это ошибка, что гораздо хуже. И ошибка не случайная, но вытекающая из концептуальной и идейной некомпетентности. Конечно, Путин может отправить в отставку нынешнее правительство и главу Центробанка, но никакого смысла делать это в отсутствие нового проекта нет — что толку менять шило на мыло?

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации.

Полностью согласен с тезисами, высказанными Сергеем Анатольевичем. Хочу лишь уточнить, что субъектами глобальной политики сегодня выступают даже не крупнейшие государства, как это было в рамках ялтинско-потсдамской системы, а гиганты из числа транснациональных корпораций, прежде всего — финансовых, которые больше почти не нуждаются в политическом посредничестве со стороны национальных государств. Путину можно сколько угодно и о чём угодно договариваться с Обамой, но решает не 44-й президент США, а те ТНК, которые подняли его из небытия и сделали президентом. А им нужен экспорт хаоса. Чтобы капитал со всего мира бежал в доллары, бежал в Штаты. Чтобы возвращался финансовый ветер на круги своя. Такова стратегия разжигания Третьей мировой войны, которая должна сохранить и упрочить глобальное лидерство США.

У нас об этом говорят только потому, что у Кремля с этим конгломератом ТНК есть кое-какие разногласия по земельному вопросу. Не кто кого в землю зароет, а насчёт соглашений о разделе продукции российских сырьевых месторождений. В результате видим не битву насмерть, а своего рода армрестлинг: кто кого пережмёт? Вы нам — БРИКС и расчетный центр в Шанхае, мы вам — государственный переворот на Украине и санкции. Вы нам — присоединение Крыма и контракты на поставку нефти и газа Китаю, мы вам — геноцид на Донбассе, обвал рубля и мировых цен на нефть плюс гиперинфляцию на внутреннем потребительском рынке.

Причем вся властная вертикаль России ни на копейку от своих интересов в пользу общества не отказалась. Бюджет как пилили, так и продолжают пилить, но при этом владельцы роскошных замков в Европе и не менее роскошных вилл в Америке ведут себя так, как будто этих замков и вилл у них нет и никогда не было. В результате выходит так, что гражданская война на Украине используется для отвлечения внимания населения от деятельности пятой колонны, агентуры ТНК в органах федеральной власти.

Единственный плюс нынешней ситуации я вижу в том, что зашевелились власти на местах, их начало припекать по-настоящему. Например, когда массово пошли беженцы с Украины, то выяснилось, что у регионов нет вообще никаких правовых полномочий для решения массы вопросов, связанных с проблемой беженцев. Выход нашли, кажется, в Хабаровском крае, где ввели режим чрезвычайной ситуации. Беженцев там немного — несколько тысяч, и было, если вы помните, наводнение, так что одна беда наложилась на другую, но не было бы счастья, да несчастье помогло… В общем, по моим оценкам, нашей квазистабильности хватит до конца октября, а там посмотрим.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук.

С тем, что ялтинско-потсдамская система политического устройства мира приказала долго жить, было невозможно спорить уже после уничтожения Советского Союза, то есть 23 года назад. После прецедента провозглашения независимости Косово и Метохии это стало очевидным фактом, а после воссоединения Крыма с Россией — можно сказать, нормой международной политики.

Проблема в том, что новой системы до сих пор нет, и все делают вид, что ничего не происходит, что она не нужна. Это не так. За национальными государствами всегда стояли какие-то группы влияния, которые эти государства возглавляли, ничего необычного тут нет. Вспомним войну за независимость США, вспомним Октябрьскую революцию, да в истории любого государства всё это просматривается очень ясно. Иное дело — внутренняя структура таких групп влияния. Михаил Геннадиевич является признанным специалистом по проблемам глобализации, особенно экономической, и прекрасно знает, что долги, накопленные США, выплатить невозможно в принципе. А списать их могут либо дефолт и последующая война, либо просто война, без дефолта, когда победитель получает всё, а проигравшему остаются только слёзы.

Так что выбор Вашингтона совершенно понятен, и никаких иллюзий по этому поводу никто нигде не питает. В Кремле — тем более. Другой вопрос — что и как можно этой глобальной агрессии противопоставить? Понятно, что американцы будут разрывать Россию на части, и главной ударной силой здесь будут вовсе не украинские националисты, а исламские боевики. Очевидно, что уже летом может начаться их активизация в постсоветских республиках Центральной Азии, куда нам придется направить часть своих сил по межгосударственным соглашениям. После этого вспыхнут новые очаги вооруженного противостояния на Северном Кавказе и, возможно, в Поволжье, а также в Крыму. И только после этого удар может быть нанесен с территории Украины.

Хватит ли у нас сил ответить на все эти угрозы и вызовы вне рамок мобилизационного режима? Конечно, нет. А насколько эффективным окажется этот мобилизационный режим? Вопрос очень спорный, так что мы можем оказаться в гораздо худшем положении, чем нынешняя Украина.

Елена ЛАРИНА, конфликтолог.

В любом случае нас ожидают новый виток антироссийских санкций со стороны США и их союзников, диффамация и демонизация Кремля глобальными масс-медиа, а также провокации, сопоставимые с уничтожением малайзийского боинга и убийством Бориса Немцова. Причем адекватно отвечать на все эти провокации у российской стороны нет никаких возможностей. То есть возможности есть, но они не могут быть использованы без открытого битья посуды с Западом в целом, а там находятся активы, терять которые российская сторона просто не имеет права. Именно этим обстоятельством, на мой взгляд, определяется такая половинчатая, ни мира, ни войны, позиция Кремля.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН.

Соглашаемся ли мы с существованием у нашей границы, по сути, неонацистского и весьма агрессивного по отношению к России государства? Чем Минские соглашения лучше или хуже Брестского мира?

Понятно, что американцы хотят развязать — по хорошо известному им сценарию, который дважды прошел на ура — новую мировую войну. Им принципиально важно, чтобы у этой войны был европейский фронт, потому что без войны в Европе никакая мировая война невозможна. Им нужно любой ценой консолидировать НАТО против России. Наша контрстратегия — не дать втянуть себя в войну с Европой.

Сегодня ситуация складывается так, что сделавший первый шаг на пути дальнейшей конфронтации — проиграет. Нынешняя позиция Кремля может казаться слабой и половинчатой, но в долгосрочной перспективе она абсолютно правильная. Истерики Обамы относительно международной изоляции России и разорванной в клочья нашей экономики с данной точки зрения весьма показательны. Они не соответствуют действительности и подрывают доверие к США по всему миру.

Уже ясно, что украинский блицкриг у американцев провалился точно так же, как он провалился у шведского короля Карла XII при Петре I. Им теперь приходится срочно менять планы и переносить направление главного удара непосредственно на Россию, на Москву. Для этого удара будут задействованы все силы, все резервы: от пятой колонны во властной вертикали до футбольных фанатов и сепаратистов всех мастей. Убийство Немцова и крики со стороны либеральной оппозиции насчёт угрозы нового тридцать седьмого года тесно связаны между собой — все понимают, что с нынешними кадрами и системой управления Россия ни вести, ни, тем более, выиграть войну против американских агрессоров не сможет. Поэтому делается и будет делаться всё, чтобы у политического руководства страны рука не поднялась и даже мыслей не возникало о какой-то чистке в органах власти.

Но логика обстоятельств сильнее логики намерений, и она такова, что несделанное вчера и сегодня будет намного сложнее исправить завтра, а, тем более, — послезавтра. И, рано или поздно, выбор придётся сделать.

Александр НАГОРНЫЙ.

Сергей Юрьевич, позвольте с вами не согласиться. Тактика выжидания и затягивания конфликта с неясными отношением к киевскому режиму (то они — партнеры, то — необандеровцы с фашистской идеологией) соответствует стратегии борьбы на истощение. А в подобной борьбе неизбежно выигрывает та сторона, которая имеет более крупные запасы и ресурсы (военно-стратегические, экономические, демографические и не в последнюю очередь — пропагандистские). Отсюда следует вывод, что единственный путь к победе — суворовское нанесение кинжальных ударов в самые уязвимые места противника и использование его слабостей. Причем делать это надо максимально быстро. Конечно, нынешняя власть на такое обострение не пойдёт, что ведёт её к поражению не только на Украине, но и внутри страны, поскольку украинский фактор уже используется и будет использоваться Вашингтоном для организации политического переворота в Российской Федерации с распадом её на несколько новейших независимых государств типа пресловутой Казакии.

Подводя итоги состоявшегося и, на мой взгляд, весьма содержательного обсуждения поставленных перед участниками нашего круглого стола вопросов, должен сказать, что краткосрочный прогноз действительно негативный. Социальная напряженность внутри страны будет нарастать по экспоненте, накладываясь на растущую лавину внешнеполитических проблем. Начавшийся 2015 год, с этой точки зрения, выглядит и решающим, и определяющим дальнейшую историческую судьбу России. Тем не менее, если данную критическую фазу нам удастся пройти без утраты государственной целостности и государственного единства, гигантские проблемы возникнут уже у наших западных партнёров. Для реализации такого, условно оптимистического, сценария необходим не только максимально быстрый и полный переход к мобилизационному проекту внутри страны, а также укрепление сотрудничества по линиям евроазиатской интеграции, Шанхайской организации сотрудничества, а также БРИКС, что укладывается в схему стратегического союза с Китаем и создания многополярного мира вместо империи доллара Pax Americana.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Россия не готова противостоять американской агрессии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.