Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

2 марта 1855 года умер российский император Николай I

  • 2 марта 1855 года умер российский император Николай I
  • Смотрите также:

Россия - держава могущественная и счастливая сама по себе; она никогда не должна быть угрозой ни для других соседних государств, ни для Европы. Но она должна занимать внушительное оборонительное положение, способное сделать невозможным всякое нападение на нее.

Николай I

Российский император Николай I (Николай Павлович Романов) родился 25 июня (6 июля) 1796 года в Царском Селе. Он был третьим из пятерых сыновей императора Павла I и императрицы Марии Федоровны. Он рос отдельно от старших братьев Александра и Константина, родившихся чуть ли не на 20 лет раньше. Поскольку наследником считался Александр, а его преемником - Константин, то младших братьев (Николая и Михаила) не готовили к престолу и на их образование в этом плане внимания не обращали. Сразу после рождения великий князь Николай Павлович был записан на военную службу. С 7 ноября 1796 года - он уже полковник, шеф лейб-гвардии Конного полка. 28 мая 1800 года мальчик назначен шефом лейб-гвардии Измайловского полка, и с тех пор носил только измайловский мундир. С детских лет образование и воспитание Николая было чисто домашнее с военным уклоном. Через два года после трагической смерти отца, в 1803 году воспитателем великого князя Николая Павловича стал немецкий генерал М.И. Ламздорф - человек суровый, жестокий и, по словам современников, не обладавший ни одной из способностей, необходимых воспитателю. Характер у Николая Павловича с детства был не из приятных. Его педагоги уверяли, что он был груб и жесток, в учебе успехов не показывал, за исключением рисования. Для искоренения недостатков его характера Ламсдорф все свои старания направлял на то, чтобы сломить волю своего воспитанника, идя наперекор его наклонностям. Воспитатель оказывал на ребенка постоянное моральное давление и даже применял в значительных дозах телесные наказания будущего императора. Он постоянно угрожал своему питомцу за непослушание, наказывал его розгами, бил линейкой и ружейными шомполами, иногда избивал почти до бесчувствия. Но Николай рос упрямым и независимым. Позже Николай вспоминал о своем воспитании со смешанным чувством, а свое образование считал абсолютно неудовлетворительным.

Николай рано обнаружил пристрастие к военным упражнениям и отвращение к рассуждениям, к отвлеченным наукам, которое он сохранил на всю жизнь. В своих воспоминаниях он писал: Одни военные науки занимали меня страстно, в них одних находил я утешение и приятное занятие. Лекции лучших профессоров по правоведению, философии, политэкономии и др. наукам, по его признанию, он слушал плохо, от них ничего не осталось в голове. Великий князь недолюбливал усыпительные лекции, скучные общественные и правовые теории. Зато с большим интересом он изучал военное дело - артиллерию, фортификацию, тактику и другие военные науки. Более всего он любил инженерное дело - свою будущую военную специальность. Мы - инженеры! - любил часто повторять Николай. И недаром впоследствии император Александр I поставил своего младшего брата во главе инженерного ведомства России, с каковым поручением великий 1dbc4 князь блестяще справился.

В 1817 году Николай женился на старшей дочери прусского короля Фридриха Вильгельма II принцессе Шарлотте Каролине Фредерике-Луизе (1798-1860), принявшей имя Александры Федоровны. От этого брака родилось семеро детей, в том числе и будущий император Александр II. Шесть лет, до декабря 1825 года, Николай жил счастливой семейной жизнью, не принимая участия в государственных делах, да и Александр I держал его далеко от себя. Очевидцы отмечали, что Николай был в эти годы внимательным семьянином, а с окружающими совсем не тем неприятным педантом, каким был на службе. И неудивительно, ведь здесь его окружали высокообразованные люди - воспитатели его детей, в том числе поэт В.А. Жуковский.

3 июля 1817 года Николай был назначен генерал-инспектором по инженерной части и шефом лейб-гвардии Саперного батальона. С 25 июня 1818 года он - командир бригады 1-й Гвардейской дивизии (в состав бригады входили лейб-гвардии Измайловский и Егерский полки). Летом 1819 года император Александр I впервые сказал Николаю, что намерен вскоре отказаться от престола в его пользу, так как следующий из братьев (по старшинству), великий князь Константин Павлович, тогдашний наместник в Царстве Польском, также не желает царствовать. В 1822 году Константин письменно подтвердил свое отречение, а в 1823 году император Александр I подписал Манифест, объявлявший наследником престола великого князя Николая Павловича. Но Манифест был секретным, он не публиковался и поэтому не имел силы. Да и вел себя Александр I по отношению к брату весьма странно, как будто не желал открывать секреты царского ремесла. Он не только не предпринял мер по подготовке Николая к делам управления государством, но даже не ввел его в состав Государственного совета и других высших государственных учреждений, так что весь ход государственных дел шел мимо него, и будущий император служил как заурядный генерал.

Военные занятия сделали из Николая отличного армейца, сурового и педантичного. Он не был трусом и не раз проявлял личную храбрость. В период его царствования было открыто множество военных учебных заведений. Страсть к армии у Николая оставалась в течение всей жизни. По описанию современников, он был солдат по призванию, солдат по образованию, по наружности и по внутренности. Главный начальник печально известного Третьего отделения, шеф жандармов А.X. Бенкендорф, которому Николай Павлович безгранично доверял, писал, что развлечения Государя со своими войсками - по собственному его признанию - единственное и истинное для него наслаждение.

Понимая свалившуюся на него ответственность, Николай начал готовиться к управлению государством и занялся чтением соответствующей литературы, чтобы пополнить свое образование. Но все-таки надлежащей подготовки и навыков к делам государства он не получил и вступил на престол неподготовленным ни теоретически, ни практически. Между тем все документы, подтверждавшие законное право Николая на наследование престола, хранились в глубокой тайне. Внешне ничто не менялось - Николай по-прежнему не допускался к государственным делам, и даже его военная карьера развивалась очень вяло. В начале 1825 года он был лишь командиром 1-ой Гвардейской дивизии. Популярностью похвастаться он также не мог, в гвардии его не любили за строгость, доходившую до мелочной придирчивости, и пренебрежительное отношение к офицерам, уважения он также не мог снискать из-за отсутствия боевого опыта и увлечения строевыми занятиями. Солдаты считали Николая жестоким и заносчивым.

27 ноября 1825 года в Петербурге было получено из Таганрога известие о внезапной кончине императора Александра I. Петербургский генерал-губернатор граф М.А. Милорадович настоял на проведении присяги императору Константину как законному наследнику, так как никому не было известно о его отречении от престола. Николай, опасаясь протеста гвардейского офицерства, присягнул первым, его примеру последовали высокопоставленные генералы и гвардия. Сенат, войска и население также были немедленно приведены к присяге императору Константину I. Николай Павлович уговорил членов Государственного совета присягнуть на верность Константину. Но сам великий князь Константин Павлович, наместник в Польше, повторно подтвердил свой отказ от наследования и присягнул в Варшаве на верность брату Николаю, привел к присяге ему все Царство Польское. Вместе с тем, он не выехал в Петербург, а подтвердил свое отречение в письмах к Николаю и матери - вдовствующей императрице Марии Федоровне. Николай настаивал, чтобы Константин занял престол, но 6 декабря 1825 года получил письмо брата с новым решительным отказом. Пока шла переписка между Николаем и Константином, существовало фактическое междуцарствие, продолжавшееся 22 дня. Этим воспользовались офицеры-гвардейцы для агитации против воцарения Николая, утверждавшие, что Константин не отрекся и надо быть верным присяге ему.

Только 12 (24) декабря 1825 года Николай принял решение объявить себя императором. Вечером 13 декабря Государственный совет присягнул императору Николаю I, а утром 14 декабря присягу принесли другие высшие государственные учреждения. В этот же день Николай издал манифест о своём вступлении на престол, указав, что де-юре началом его царствования считается кончина Александра I 19 ноября (1 декабря) 1825 года. Первый же день царствования Николая был ознаменован трагическими событиями на Сенатской площади в Петербурге, где произошло восстание нескольких воинских частей под предводительством членов тайного общества, позднее известного как декабристы. В день обнародования Манифеста о восшествии на престол Николая I (14 декабря), когда гвардия должна была принести ему присягу, на Сенатской площади с оружием в руках собрались отказавшиеся присягнуть Николаю Павловичу лейб-гвардии Московский, лейб-гвардии Гренадерский полки и Гвардейский флотский экипаж. Николай Павлович лично руководил подавлением восстания, хотя и не был уверен в успехе. Еще 12 декабря он получил известие о раскрытии заговора в Южной армии на Украине и сознавал, что в эти два-три дня решится его участь - быть ему императором России или оказаться низложенным. Четырнадцатого числа, - писал он П.М. Волконскому, - я буду государь или мертв. Судьба Николая висела на волоске, но он сумел подавить восстание, проявив решительность и беспощадность. Он неоднократно пытался вступить с восставшими в переговоры, чтобы убедить их подчиниться закону. Но, видя безрезультатность уговоров, в ходе которых был смертельно ранен генерал-губернатор граф Милорадович и убит командир Гренадерского полка полковник Штурлер, он приказал открыть по мятежникам артиллерийский огонь. Порядок в столице был восстановлен.

Россия присягнула Николаю I. Бунт был подавлен, суд приговорил к смертной казни 36 человек, но государь помиловал большинство из них, и 13 июля 1826 года казнены были только пятеро: Пестель, Рылеев, Каховский, Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол. Восстание декабристов оставило глубокий след в душе императора и вселило в него боязнь к любым проявлениям свободомыслия. Он был твердо уверен, что спас Россию от неминуемой гибели. После подавления мятежа Николай I усилил военно-бюрократический аппарат, централизовал административную систему, учредил политическую полицию (Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии), установил жесткую цензуру.

22 августа (3 сентября) 1826 года в Москве в Успенском соборе Кремля состоялась коронация Николая I, ставшего 11-м Императором Всероссийским. Вступление молодого императора на престол породило в обществе надежды на улучшение положения дел после мрачного последнего десятилетия царствования императора Александра I. Симпатии к новому монарху высказывал возвращенный в сентябре 1826 года из ссылки А.С. Пушкин. Между государем и Пушкиным установились тесные отношения, правда, иногда несколько обременительные для поэта, ибо император, избавив поэта от общей цензуры, взял на себя права его личного цензора. Но в других случаях Николай I защищал Пушкина от нападок недоброжелателей. Более того, до знакомства с Пушкиным несколько равнодушный к поэзии, Николай Павлович, внимательно читая произведения Александра Сергеевича, стал ценить поэтическое слово. А после трагической смерти Пушкина император взял на себя материальные заботы о его семье - назначил пенсию его вдове и детям, оплатил долговые обязательства поэта, однако стремился всячески ограничить народные выступления его памяти.

Николай I понимал необходимость проведения реформ, но всегда резко выступал против даже мысли о возможных революционных преобразованиях. По окончании дела декабристов, в Манифесте 13 июля 1826 года Николай I осудил дерзостные мечтания, всегда разрушительные, но заявил о намерении постепенно улучшать отечественные установления. 6 декабря 1826 года он создал Секретный комитет для подготовки важных государственных преобразований на основе проектов, сохранившихся в кабинете покойного императора Александра I. Говоря о необходимости реформ общественного строя и правительственного аппарата, он намеревался осуществить их проведение силами правительственных чиновников под своей непосредственной командой, без участия общественных сил. Это связано с тем, что после восстания декабристов Николай I убедился: ему не на кого рассчитывать, дворянство не такая уж надежная опора царю. Император был склонен считать, что дело декабристов является сословным дворянским движением, охватившим все круги дворянства, и стал сомневаться в их преданности трону. Для непосредственного заведования такими делами император стал создавать особые отделения своей канцелярии. Поэтому собственная Его Императорского Величества канцелярия была превращена им в важнейшее правительственное учреждение. Через нее проходили все дела, которые Николай считал наиболее важными. В то же время Государственный совет, Сенат и другие центральные учреждения стали оттесняться на задний план.

Усиление и централизация бюрократического аппарата достигли при Николае I невиданных масштабов. Расходы на чиновников и армию поглощали почти все государственные средства. Казарменные порядки господствовали во всех учреждениях, гимназиях, университетах. За малейшее непослушание чиновники отправлялись на гауптвахту, студенты отдавались в солдаты. Все должно быть подчинено дисциплине. Во всем должна быть система. Такой метод управления государством казался ему верхом совершенства: Я смотрю на человеческую жизнь только как на службу, так как каждый служит. Вместе с тем Николай I понимал, что должен быть закон, который оправдывал бы неограниченную власть монарха и придавал бы ей видимость законности. Поэтому одним из предметов особой его заботы являлось улучшение судоустройства и судопроизводства. Для упрочения и упорядочения государственной власти Николай I повелел провести кодификацию законов. С этой целью в 1826 году было создано Второе отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии для кодификации российского законодательства, а непосредственное исполнение поручено М.М. Сперанскому. Благодаря его энергии, проведенной под его руководством работе, в 1830-1832 годах издаются 45 томов Полного собрания законов Российской Империи, начиная с Соборного уложения 1649 г. и по 1825 г., и 6 томов законов, принятых при Николае I с 1825 по 1830 год. Затем по указанию царя отбираются действующие законы, осуществляется их классификация и публикация 15 томов нового Свода законов Российской империи, одобренного и утвержденного Государственным советом и царем и введенного в действие с 1 января 1835 года.

Стремясь превратить чиновничество России в безропотного исполнителя своей воли, царь стал вводить казарменные элементы в дела управления. Он даже женскую прелесть без мундира не воспринимал, шутили современники. Гражданские отрасли администрации, вместе с соответствующими учебными заведениями (ведомства межевое, лесное, путей сообщения, горное, инженерное) получили военную организацию, поглощавшую массу сил и энергии без малейшей пользы для существа дела. Уголовное судопроизводство по многим родам дел также переходило в ведение военных судов. В стране господствовала система телесных наказаний, в необходимости которых был убежден император. Он помнил шомпол своего воспитателя Ламсдорфа и, видимо, думал, что ежели уж он, государь, подвергался побоям, то нет основания избегать их при наказании простых смертных, особенно крестьян и солдат. Не щадили учеников школ, училищ, гимназий, даже студентов и чиновников. Идти на правеж стало обыденным явлением российской действительности. Даже смертную казнь заменяли прогонкой виновных несколько раз сквозь строй в тысячу человек. Не случайно у Николая I было прозвище Палкин.

Николай всячески подавлял малейшие проявления вольнодумства. В 1826 году вышел цензурный устав, прозванный его современниками чугунным. Запрещалось печатать практически всё, что имело какую-либо политическую подоплеку. В 1828 году вышел еще один цензурный устав, несколько смягчавший предыдущий. Новое усиление цензуры было связано с европейскими революциями 1848 года. Созданное в первый же год царствования Николая I печально известное Третье отделение стало высшим органом политической полиции. Руководитель этого отделения и корпуса жандармов генерал А.X. Бенкендорф делал императору ежедневные доклады и сопровождал его во всех поездках. Функции этого отделения были чрезвычайно широки. Ему было поручено наблюдение за иностранцами и подозрительными лицами, раскольниками, местами ссылки и заключения, сбор сведений обо всех происшествиях, случаях неповиновения властям, ведение дел о разбоях и фальшивомонетчиках, контроль за чиновниками, дабы не допускали превышения власти, и т. д. Но главным был контроль за направлением умов, т.е. наблюдение за антикрепостническими и антисамодержавными настроениями в обществе, высылка подозревавшихся лиц, статистические сведения полицейского характера, театральная цензура. Николай I жестоко преследовал евреев, старообрядцев, сектантов. Многие передовые люди России подвергались гонениям и репрессиям. Жертвами николаевского произвола стали А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, П.Я. Чаадаев, Т.Г. Шевченко, Н.А. Полевой и др. Рылеев повешен, Грибоедов убит в Тегеране, Белинский убит, тридцати пяти лет, голодом и нищетой. Полежаев умер в военном госпитале после восьми лет принудительной солдатской службы. Баратынский умер после 12-летней ссылки, Бестужев погиб на Кавказе, совсем еще молодым, после сибирской каторги. По распоряжению Николая I были закрыты журналы Европеец, Московский телеграф, Телескоп.

Император Николай I был убежденным противником крепостного права. С самого начала царствования он добросовестно пытался разрешить вопрос о его отмене, создав несколько секретных комитетов по крестьянскому вопросу, но в 1842 году пришел к выводу: Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом, еще более гибельным. Он одобрил начало реформы государственной деревни, в 1840-е годы издал ряд указов, расширявших личные и имущественные права крепостных крестьян. Но так и не решился на полную крестьянскую реформу, считая, что Россия еще не готова к этому.

Во всей своей внешней политике император Николай Павлович был вынужден выполнять договоры, подписанные во время предыдущего царствования. Министр иностранных дел граф К.В. Нессельроде, австриец по отцу, не любил русских, но преклонялся перед немцами, ему были чужды интересы России. Прежде всего Николай заявил о своем намерении положить конец восточному вопросу, который заключался в борьбе с Турцией за обладание побережьем Черного моря и в конечном итоге за проливы Босфор и Дарданеллы, а также за освобождение балканских народов от турецкого ига. Победоносные военные действия (1828-1829) против турецких войск позволили значительно ослабить Турцию и присоединить ряд территорий к России на побережье Черного моря, в Закавказье, укрепить Черноморский флот. В 1829 году генерал Дибич взял Андрианополь, а граф Паскевич - Карс и Эрзерум. Была провозглашена независимость Греции и автономия Сербии, Молдавии и Валахии. Но в 1830 году началось кровавое восстание в Польше, которое хотя и было подавлено этими же генералами, по сильно ослабило результаты Турецкой войны. Польское восстание, так же как и европейские революции 1848 года, снова заставили отложить освобождение крестьян.

В октябре 1853 года снова началась война против Турции. Начиная эту войну после подавления революций в Европе 1848-1849 гг., император полагал, что имеет авторитет жандарма Европы. Он рассчитывал на некую благодарность за это от других монархов, а также на мнимо мощную военно-политическую силу России, и думал, что теперь можно без боязни приступить к решению восточного вопроса. На деле же царизм оказался в политической изоляции. Николай I не смог предотвратить возникновения мощной антирусской коалиции в составе Англии, Франции и других держав. В ходе этой войны произошел знаменитый Синопский бой адмирала Нахимова, а вскоре, разбив в нескольких сражениях турецкую армию и флот, Россия могла одержать внушительную победу, но... либеральная Европа не могла допустить такого триумфа православного государя. Как только начались успешные военные действия русских войск против Турции, сразу же на ее стороне выступили Англия и Франция, позднее к ним присоединилось Сардинское королевство. Даже, как казалось, близкие союзники Австрия и Пруссия заняли недружелюбную политику в отношении России. Николай I был вынужден убрать войска с задунайских территорий и оказался один против враждебной Европы. Англия и Франция высадили войска в Крыму и осадили Севастополь. В осаде, длившейся 11 месяцев, погибли адмиралы Корнилов, Нахимов и Истомин. С весны 1854 года война, хоть и названная позднее Крымской, на самом деле носила мировой характер, ибо в ней участвовали крупнейшие государства, а военные действия велись по всему миру - в Крыму, на Кавказе, в Европе, в Баренцевом море и даже на Камчатке. Боевые действия в Крыму, оборона Севастополя стали примером высочайшего героизма русского народа.

Поражение в Крымской войне нанесло сильнейший удар по всей внешнеполитической системе Николая I, убедившегося, что его положение европейского и азиатского властелина есть фикция. Рушились ближневосточные позиции России; резко упал ее международный авторитет. Страна вынуждена была пойти на позорный Парижский мирный договор (март 1856), по которому Черное море объявлялось нейтральным, империя лишалась возможности иметь здесь военный флот и строить военные сооружения на его берегах, а также уступала значительные территории и свое влияние на Балканах и в Армении в пользу Турции, что перечеркивало все усилия Николая в восточном вопросе.

Смерть Николая была абсолютно неожиданной. То был 58-летний мужчина, громадного роста, демонстративно презиравший всякую изнеженность и спавший на походной кровати под шинелью. Он управлял Россией 30 лет, и как будто не собирался прекращать этого. Правда, близкие к Николаю I люди знали, как потрясли его поражения в Крымской войне. Как ни старался Его Величество превозмочь себя, скрывать внутреннее свое терзание, - пишет В.Панаев (директор канцелярии Императора), - оно стало обнаруживаться мрачностью взора, бледностью, даже каким-то потемнением лица его и худобою всего тела. При таком состоянии его здоровья малейшая простуда могла развернуть в нем болезнь опасную. Так и случилось. Не желая отказать графу Клейнмихелю в просьбе быть посаженым отцом у его дочери, государь поехал на свадьбу, несмотря на сильный мороз, надев конногвардейский мундир с лосиными панталонами и шелковые чулки. Этот вечер был началом его болезни: он простудился. Вернувшись, он ни на что не жаловался, но ночь провел без сна, следующие две ночи провел беспокойно. Ни в городе, ни при дворе не обращали внимания на болезнь государя; говорили, что он простудился, нездоров, но не лежит. Государь не изъявлял опасения на счет своего здоровья, поэтому запретил печатать бюллетени о его болезни.

12 февраля 1855 года курьер принес во дворец весть о поражении под Евпаторией. Приближенные вспоминали, как бессонными ночами царь клал земные поклоны, плакал, как ребенок. Герцен позже заметит, что у Николая была Евпатория в легких. В последние часы жизни царь не пожелал даже знать новостей из Крыма, содержавшихся в письме его младших сыновей Михаила и Николая. Только спросил: Здоровы ли они? Все прочее меня не касается... Проболев 5 дней, император окреп и выехал в Михайловский Манеж на осмотр войск. Возвратившись, он почувствовал себя хуже: кашель и одышка увеличились. Но на другой день Николай I опять выехал в Манеж для осмотра Преображенского и Семеновского резервных полков. 11 февраля он уже не мог встать с постели. Из записей камер-фурьерских журналов явствует, что с 10 по 15 февраля недомогание императора то усиливается, то убывает. Его В-ство ночью на 14-е число февраля мало спал, лихорадка почти перестала. 15 февраля: Его В-ство провел ночь немного лучше, хотя вчера волнение было. Пульс сегодня удовлетворителен. Кашель: извержение мокроты не сильное. 16 февраля: Вчера после лихорадочного движения, сопровождаемого с ревматической болью под правым плечом, Его В-ство в эту ночь спал, но не так спокойно. Голова не болит, лихорадки нет. Получалась странная картина: в начале февраля 1855 года Николай простужается, но - ничего особенного, судя по официальным изданиям. По дневникам придворных событий видно, что 12-17 февраля здоровье Николая не ухудшалось, а скорее улучшалось; во всяком случае, опасений не вызывало. В то же время царь не принимал докладов и, очевидно, затворился в тяжелом состоянии духа. В эти дни, с 12 по 17 февраля, физически здоровый, он переживает психологический кризис, физическое недомогание сменяется душевным надломом, что для Николая, гордившегося своей невозмутимостью, состояние необычное.

Вдруг в ночь с 17 на 18 февраля Николаю I резко стало хуже. У него начался паралич. Старший сын императора, Александр, в ночь на 18 февраля был вызван к отцу, пробыл с ним наедине некоторое время и вышел из кабинета в слезах. Перед смертью Николай попросил, чтобы его облачили в мундир, а прощаясь со старшим внуком (будущим царем Александром III), промолвил: Учись умирать. Через несколько часов, 18 февраля (2 марта) 1855 года, в разгар войны, Николай скоропостижно умер, по наиболее распространённой версии - от скоротечного воспаления лёгких. Однако существует версия, что он покончил с собой, выпив яд, по причине поражений в Крымской войне. Что вызвало паралич? Вот это и остается тайной. Если император покончил с собой, то кто дал ему яд? Два лейб-медика находились поочередно у постели больного императора: доктор Карелль и доктор Мандт. В мемуарной и исторической литературе подозрение падает на доктора Мандта, хотя в начале развития паралича его при Николае не было. Публикаций о самоубийстве императора в то время было достаточно. Колокол в 1859 году (Письма русского человека) сообщал, что Николай I отравился с помощью Мандта. Подтверждают версию о самоубийственном отравлении монарха воспоминания дипломата А. Пеликана и полковника генерального штаба, адъютанта цесаревича И.Ф. Савицкого. В пользу версии об отравлении говорит и то, что анатом Венцель Грубер, занимавшийся бальзамированием тела умершего императора, был посажен в Петропавловскую крепость за то, что составил протокол вскрытия тела Николая I и напечатал его в Германии, найдя интересным в судебно-медицинском отношении.

Уже к утру 18 февраля 1855 года началось быстрое разложение тела. На лице усопшего выступили желтые, синие, фиолетовые пятна. Уста были приоткрыты, видны были редкие зубы. Черты лица, сведенного судорогой, свидетельствовали, что император умирал в сильных мучениях. Утром государь-наследник Александр ужаснулся, увидев отца таким обезображенным, и вызвал двух медиков - Здеканера и Мяновского - профессоров Медико-хирургической академии, повелел им любым путем убрать все признаки отравления, чтобы в надлежащем виде выставить через четыре дня тело для всеобщего прощания согласно традиции и протоколу. Два вызванных ученых, чтобы скрыть подлинную причину смерти, буквально перекрасили, подретушировали лицо, надлежащим образом обработали и уложили тело в гроб.

Последней волей Николая I был запрет на вскрытие и бальзамирование его тела, он опасался, что вскрытие откроет тайну его смерти, которую хотел унести в могилу. Его царствование началось трагедией (манифестом от 13 июля 1826 года, объявившем приговор декабристам) и окончилось катастрофой. Крымскую катастрофу он не пережил; она осталась в памяти потомков одним из самых мрачных периодов российской истории.

Между тем, официального объявления о смерти самодержца все не было. 18 февраля 1855 года в газетах появился Бюллетень №1 о состоянии здоровья царя: Его величество заболел лихорадкой... 13 февраля его величество выхода к литургии иметь не изволил. В прибавлениях к тем же газетам, напечатанных в последний час, - Бюллетень №2: Лихорадка его величества к вечеру 17-го февраля усилилась. На другой день, 19 февраля, появился Бюллетень №З об усилении болезни, что делает состояние его величества опасным. Затем Бюллетень №4 сообщил об угрожающем его величеству параличном состоянии легких. 20-го новых известий не появилось, а 21 февраля был опубликован манифест о кончине императора. Не успели в церквах отслужить панихиду, как разнесся слух, что внезапная смерть была самоубийством. Студент Николай Добролюбов в рукописной газете Слухи замечал: Разнеслись слухи о том, что царь отравлен... Слух этот произвел различное впечатление: одни радовались, другие удивлялись, третьи говорили, что так и должно быть - поделом ему, мошеннику. Но особенно замечательно, как сильно принялось это мнение в народе, который верует, что русский царь и не может умереть естественно, что никто из них своей смертью не умер. Все подробности последних дней Николая сразу сделались государственной тайной - и оттого стали еще более двусмысленными. Власть, борясь со слухами, распространяла много, даже слишком много брошюрок о том, как царь мирно скончался, простясь с семьей и благословив подданных. Поскольку официальным известиям не верили, то, выслушав манифест о смерти после гриппа, многие вспоминали, что задушенный Павел I умер от апоплексического удара, а проломленный череп Петра III был замаскирован геморроидальными коликами. Стоило объявить похороны не через два месяца, как обычно делалось, а через шесть недель - и тысячи людей решили, что это неспроста...

Перед лейб-медиком Мандтом закрылись все аристократические салоны: подозрение, если не в цареубийстве, то в царесамоубийстве! Современники свидетельствуют, что Мандт боялся выходить на улицу, ибо ...народ, пожалуй, и разорвал бы его на части, но не более как для того, чтобы потешиться законным образом, не опасаясь того, что на толпу верноподданных вдруг наведут пушки и брызнут картечью (Добролюбов). Вскоре Мандт был вынужден спасаться бегством за границу, так как поведал о последних минутах великого повелителя, рассказав, что Николай после поражения под Евпаторией вынудил его дать императору яду. Многие порицали Мандта за уступку требованиям императора. Находили, что Мандт как врач обязан был скорее пожертвовать своим положением, даже своей жизнью, чем исполнить волю пациента и принести ему яд. Но в жизни отказать Николаю в его требовании никто бы не осмелился. Да такой отказ привел бы к еще большему скандалу. Самовластный император достиг бы своей цели и без помощи Мандта: он нашел бы иной способ покончить с собой и, возможно, более заметный.

24 марта 1855 года вышла книга графа Д.Н. Блудова (управляющего II Отделением) Последние часы жизни Императора Николая Первого. В книге исключалась возможность самоубийства императора как достойного члена Церкви Христовой. Была опубликована официальная причина смерти Николая I. Сей драгоценной жизни положила конец простудная болезнь, вначале казавшаяся ничтожною, но, к несчастью, соединившаяся с другими причинами расстройства, давно уже таившимися в сложении лишь по-видимому крепком, а в самом деле потрясенном, даже изнуренном трудами необыкновенной деятельности, заботами и печалями.

В царствование Николая I произошло немало важных событий, не имеющих государственной важности, но результатами которых мы пользуемся до сих пор. Была построена первая в России Царскосельская железная дорога (1837), а затем Николаевская железная дорога Петербург - Москва (движение поездов началось в 1851 году). В годы царствования Николая I рождается первый официальный гимн Российской империи, ставший одним из символов николаевской эпохи. Автором текста гимна Боже, царя храни стал поэт В.А. Жуковский, композитором А.Ф. Львов. Гимн впервые исполнили в Москве, в Большом театре 11 декабря 1833 года. При нем в школах России были введены единые программы, учебники, отметки (от 1 до 5), форма одежды.

Тридцать лет император Николай I правил Россией, значительно расширив ее территорию, присоединив обширные районы на Кавказе, в Средней Азии на Дальнем Востоке. В эти 30 лет Россия превратилась в могущественнейшую мировую державу. Николай I был истинным русским царем. Многие современники свидетельствуют о любви императора ко всему Русскому. Именно при Николае I при императорском дворе входит в привычку говорить по-русски (даже с женщинами! - восхищенно говорится в дневнике графини А.Д. Блудовой, что, по мнению самой Блудовой, было дотоле неслыханным делом). Впервые в моду император вводит для мужчин любимый им казацкий мундир, а для женщин - народное платье. Будучи одним из самых религиозных государей за всю историю России, Николай I придавал религиозный смысл всем действиям, которые ему приходилось предпринимать. Свой императорский долг Николай воспринимал как служение Богу, России и российскому народу. Этот принцип служения он возвел в абсолют и не мыслил своей жизни вне его. Так и родилась знаменитая формула, может быть, одна из самых знаменитых в истории России, выражающая идеал истинного устройства земного бытия России - Православие, Самодержавие, Народность. Немного позднее эта формула стала основой так называемой теории официальной народности. А в русских сердцах она получила и еще одно звучание: За Бога, Царя и Отечество!.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку 2 марта 1855 года умер российский император Николай I


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.