Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

На прицеле не Кремль и не ИГИЛ, а Пекин

  • На прицеле не Кремль и не ИГИЛ, а Пекин
  • Смотрите также:

В пылу многочисленных баталий, к сожалению, не всегда словесных, вокруг ситуации на Украине, на Ближнем Востоке, в связи с иранской ядерной программой и многими другими взрывоопасными элементами международной политики, как-то на второй план ушел Китай, обладающей второй по величине экономикой мира, чье слово становится все более и более весомым при решении многих глобальных проблем.

Естественно, что просто размер ВВП не является основополагающим показателем при определении мощи того или иного государства. Тем не менее, Китай все чаще заявляет о себе в качестве уже не только главного экономического, но и геополитического игрока.

Все это, соответственно, не может не вызывать озабоченности ближайших соседей Китая, в частности, Японии, Индии и Австралии, которые опираются прежде всего на Вашингтон.

Вполне резонным в данной ситуации становится вопрос о готовности США не только сотрудничать с Пекином, что Вашингтон неоднократно доказывал, но и в нужный момент одернуть самонадеянных коммун-капиталистов (или капитал-коммунистов, кому как нравится), если последние начнут себя слишком вызывающе вести.

Проблема в том, что, по мнению многих западных экспертов, в последние годы США уж слишком потакали китайским властям, в результате чего те стали чувствовать себя более уверенно на международной арене, полагая, что экономические интересы Вашингтона всегда будут перевешивать соображения иного толка.

Естественно, что мнения специалистов по данной проблеме разнятся весьма существенно. Две преобладающие точки зрения предусматривают либо продолжение примиренческой политики, призванной побудить Пекин к ответным действиям такого же характера, либо, наоборот, применение политики всестороннего сдерживания китайских амбиций. Последний подход к проблеме основывается на том допущении, что Китай в любом случае, пусть медленно, но верно, будет стремиться к гегемонии в мировых делах, сперва к экономическому, а далее и военно-политическому превосходству над Соединенными Штатами. В такой ситуации необходима мобилизация всех усилий США и их союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе для сохранения благоприятного для них баланса сил, чтобы обеспечить их интересы в ситуации растущих амбиций Пекина по достижению экономического превосходства.

Весьма примечательно, что сторонники первого подхода проводят параллели с трансформацией мировой политики в начале 20-го века, когда глобальная гегемония перешла от находившейся в состоянии упадка Британской империи к набирающей обороты на международной арене США. При этом эксперты склонны делать акцент на тот факт, что британская элита, предвидя неминуемый развал своей колониальной империи, уже загодя начала готовиться к передаче своеобразной эстафеты глобальной супердержавы своим заокеанским братьям.

Следует отметить, что несмотря на справедливость данной точки зрения относительно природы англо-американских отношений, заложенной еще в те далекие годы, на наш взгляд было бы неправильно распространять этот опыт на ситуацию с современными отношениями между США и Китаем.

Во-первых, далеко не факт, что Китаю удастся достичь желаемого ими превосходства. На это указывают и экономический спад в Поднебесной, наблюдаемый сегодня, и довольно высокий уровень коррупции, который не могут сдержать даже самые суровые меры, вплоть до смертной казни, и крайняя поляризация общества между богатыми и бедными, даже можно сказать нищими слоями населения. Китаю предстоит пройти еще очень долгий путь для того, чтобы приблизиться к своей 14025 заветной цели.

Во-вторых, и это самое главное, упомянутый пример безболезненной трансформации был успешен лишь по той простой причине, что и Великобритания, и США были передовыми демократическими государствами, исповедующими одни и те же ценности — демократию, права человека, верховенство права. Это уже не говоря об их этнолингвистической общности.

Посудите сами, разве современный Китай, при всей его экономической мощи, инвестиционной привлекательности и богатой древней культуре, может считаться демократическим государством, где соблюдаются права человека и во главе угла стоит верховенство закона? Не думаю, что кто-либо сможет дать положительный ответ на этот элементарный вопрос. Да, Китай является самодостаточной цивилизацией, то есть это даже не нация, а целый мир в себе. Но попробуйте дать этой цивилизации рычаги управления мировыми процессами. Думаю, результат будет крайне неприглядный.

Соответственно, если США не могут, да и не хотят уступать свое место единственной в мире супердержавы, политика умиротворения более не является адекватной современным реалиям.

Необходимо подчеркнуть, что при всех тех проблемах, с которыми Вашингтон сталкивается по всему миру, в том числе и в Азербайджане, ему все еще есть что предложить миру. Можно сколько угодно говорить о прагматизме американской внешней политики, которая служит исключительно интересам финансовых и экономических элит этой страны. Но какое, скажите на милость, государство в своей внешней политике не будет блюсти в первую очередь свои интересы? Что, разве Россия или Китай проводят внешнюю политику в ущерб своим интересам? Вопрос лишь в том, а что, кроме этого, реально они могут предложить миру? Пресловутые «духовные скрепы» и модель коррупционного капитализма под неусыпным руководством компартии? Неужели это кому-то может понадобиться в современном мире?

Соединенные Штаты, наравне со своими интересами, все же предлагают миру демократию, приоритет прав человека и верховенства права — те незыблемые ценности, которые давно превратились в общечеловеческие ориентиры, приверженность которым и определяет сегодня уровень реального развития того или иного общества.

В этой связи следует отметить и тот немаловажный факт, что хотя внешняя политика и обладает определенной долей автономии от внутриполитических коллизий в таком демократическом государстве, как США, общественное мнение продолжает оказывать существенное воздействие на ее стратегическое направление.

Так, например, в период холодной войны между США и СССР американское общественное мнение, несмотря на весь тот позитивный имидж союзника по антигитлеровской коалиции, созданный во время Второй мировой войны, было антагонистическим по отношению к Советскому Союзу и коммунизму вообще. Этим весьма успешно пользовались такие президенты, как Трумэн и позднее Рейган, антисоветская внешняя политика которых находила живой отклик в умах простых американцев. В то же время многие аналитики указывают на неадекватную работу с общественным мнением со стороны администрации Никсона, как на одну из главных причин неудачи его политики разрядки. Это лишний раз доказывает, что для стабильной поддержки амбициозной внешнеполитической надстройки крайне необходим твердый внутриполитический базис.

А нынешний внутриполитический базис в США настроен весьма настороженно по отношению к Китаю и требует более жестких действий со стороны американской администрации. Что, в свою очередь, еще более ограничивает возможности американской дипломатии в их взаимоотношениях в Пекином.

Для такого отношения к Китаю есть свои весомые причины. Как отмечают многие аналитики, за последнее десятилетие псевдокоммунистический режим Поднебесной показал своими словами и действиями, что является непреклонно антидемократическим, противником действительно свободного рынка, первоклассным «кибертеррористом» и сторонником переписывания норм международного права или их полного игнорирования по обстоятельствам. Понятно, что таким образом Китай явно неспособен настроить американское общественное мнение в свою пользу. И если честно, то засилье китайских товаров на американских прилавках никоим образом не играет на пользу Пекину с точки зрения его имиджа, а как раз наоборот, подливает масла в огонь недовольства слишком мягкой политикой Вашингтона по отношению к Китаю.

Неутешительный вывод, который делают многие аналитики из подобного уравнения, сводится к тому, что нынешняя политика США по Китаю не работает. И именно поэтому работает китайская политика по США, которая сегодня направлена на подрыв и маргинализацию влияния Вашингтона в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Участь глобального гегемона не сладка. Слишком много ответственности при постоянно меняющихся геополитических контурах и связанных с ними возможностях по претворению в жизнь своего видения должного миропорядка. Одновременная конфронтация на нескольких фронтах сегодня не в интересах Америки. Но и игнорировать возможные в будущем проблемы сегодня, когда их еще можно решить более легким способом, тоже непозволительно.

При этом нет никакой необходимости идти на жесткий конфликт с китайским руководством, для которого, как мы неоднократно отмечали, экономическая составляющая, во всяком случае на сегодня, является приоритетной. Соединенным Штатам достаточно лишь вести скоординированную внешнюю политику вместе с ключевыми региональными союзниками, которым в отличие от Америки есть что терять в результате китайских амбиций в краткосрочной перспективе.

Так или иначе, но реальным вызовом для Соединенных Штатов на международной арене сегодня является именно Китай, а не Россия или пресловутое «Исламское государство». В отличие от них Пекин действует осторожно, ненавязчиво расширяя свое экономическое влияние, руководствуясь марксистским учением о базисе и надстройке — главное, построить стабильный экономический базис, включая и экономическую гегемонию, а затем на нем можно будет построить эффективную общественную надстройку, т.е. добиться политической гегемонии. И именно поэтому, согласно мнению многих аналитиков, Соединенным Штатам необходимо действовать не только в сфере дипломатии, но и уделить пристальное внимание усилению своей экономической мощи, которую Пекин «тихой сапой» столь успешно подрывал в течение многих лет.

Следует особо подчеркнуть, что отвергая демократию, Пекин сам дает американцам шанс на достижение успеха. Как мы уже отмечали, Пекину нечего предложить миру с идеологической точки зрения, кроме модели тоталитарно-коррупционного олигархического капитализма. С другой стороны, и с точки зрения экономической составляющей, Китай вступает в довольно опасный период. Эксперты в международной экономике считают, что в последнее время Китай осуществлял политику чрезмерного инвестирования как в самой стране, так и за ее пределами, что на данный момент уже выглядит достаточно ненадежно. Не стоит забывать и то, что одним из многочисленных факторов, предопределивших падение цен на нефть, является спад китайской экономики, которой уже не требуются большие объемы поставок энергоресурсов.

В целом, ситуация вокруг американо-китайских отношений довольна интересна и в будущем может преподнести нам еще немало сюрпризов, как в 1972 году визит Никсона в Китай наделал много шума и стал отправной точкой в нормализации отношений между двумя странами. Навряд ли мы станем свидетелями столь же яркого события, но уже с обратным эффектом. Тем не менее, определенные изменения возможны и необходимость в них давно назрела.

В 1950 г. госсекретарь США Дин Ачесон заявил: «Как мы убедились на основании нелегкого опыта, единственный способ вести дела с Советским Союзом — это демонстрировать свою силу». Только время покажет, способны ли США проводить идентичную политику в отношении Китая, который, исходя из своего менталитета, также уважает только силу, но никак не слабость, под которой он часто понимает ваше дружелюбие.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку На прицеле не Кремль и не ИГИЛ, а Пекин


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.