Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему Ватикан не осуждает Россию?

  • Почему Ватикан не осуждает Россию?
  • Смотрите также:

В начале февраля Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поблагодарил Папу Франциска за его позицию в отношении войны на Украине.

Я бы хотел с удовлетворением отметить, что сам Святой престол всегда придерживался взвешенной позиции по ситуации на Украине и избегал односторонних оценок, призывая к мирным переговорам и прекращению вооруженных столкновений, — говорил глава РПЦ на Архиерейском совещании в Москве. 

Чтобы узнать, за что Патриарх благодарил Папу, долго ждать не пришлось: днем позже понтифик выступил с молитвенным призывом к украинцам. В его словах прозвучала поразительная, по крайней мере, с геополитической точки зрения, оценка разворачивающегося за нашей восточной границей конфликта.

Мои мысли вновь обращены к возлюбленному народу Украины. К сожалению, ситуация ухудшается, противостояние продолжается. Помолимся за жертв, среди которых множество мирных граждан, а также за их семьи. Попросим Господа как можно скорее прекратить это братоубийственное насилие.

Еще раз обращаюсь с призывом приложить все усилия, в том числе международные, для установления диалога — единственно возможн 1602c ого пути для восстановления мира и согласия на этой страдающей земле. Братья и сестры, когда я слышу слова победа или поражение, я чувствую огромную печаль в сердце.

Это неправильные слова. Единственное правильное слово — мир. Это единственное правильное слово. Я думаю о вас, украинские братья и сестры — подумайте, ведь это война между христианами! Вы все имеете одно и то же крещение. Подумайте об этом! А мы все будем молиться, потому что молитва — это наш протест перед Богом во время войны, — говорил Папа 4 февраля. 

Агрессор тактично не упомянут 

Что в этом высказывании (и многих других папских выступлениях на тему Украины) удивляет больше всего — это отсутствие упоминания об агрессоре, которым является (и никакие серьезные круги не ставят это под сомнение) путинская Россия. Папа Францискпреподносит конфликт на Украине как гражданскую войну, где одни украинцы ведут бои с другими украинцами или, по еще более опасной интерпретации, братья одного народа (русского, но разделенного на мало- и великороссов) воюют друг с другом. Неясно также, почему призыв к миру и прекращению боев между христианами обращен исключительно к украинцам, будто они виноваты в том, что россияне на них напали. Россия и ее руководство в высказывании Франциска вообще не фигурируют, даже завуалировано. 

К сожалению, это не исключение и не случайность. Понтифик с самого начала высказывался о войне на Украине именно так. Дорогие братья и сестры, я еще раз прошу вас помолиться за Украину, которая оказалась в очень шаткой ситуации. Я искренне желаю, чтобы все силы в этой стране старались преодолеть разногласия и вместе строить свое будущее. Одновременно я обращаюсь к международному сообществу с горячим призывом поддержать каждую инициативу в пользу диалога и согласия, — подчеркивал Папа еще в марте прошлого года, в самом начале конфликта, полностью опуская тему ответственности России. 

Бесполезно искать в его речи слова, которые хотя бы намекали на участие в этой войнеПутина. Такое умолчание было особенно заметно после того, как российские террористы сбили самолет малазийских авиалиний. Тогда Папа, молясь за жертв, не упомянул о двух (и, скажем прямо — разных по национальности) сторонах конфликта, говоря лишь о двух противоборствующих украинских лагерях. 

Специфику папской оценки событий отметили также украинцы, в особенности католики двух обрядов. Часть из них считает, что осторожность Папы в политических оценках проистекает из его желания встретиться с Патриархом Кириллом (понтифик на одной из пресс-конференций прямо попросил Патриарха указать место и время для встречи) и сделать шаг навстречу в вопросе сближения православия и католичества. По их мнению, Украина стала жертвой экуменической политкорректности и надежды на примирение двух Церквей. Главным тормозом этого процесса выступает сейчас Москва. 

Другие, в частности украинский греко-католический журналист Анатолий Бабинский, которого цитирует в своей прекрасной аналитической статье Джон Л. Аллен (Johna L. Allena) на страницах Cruxnow.com, подчеркивают, что такой подход проистекает из того, что Папа плохо ориентируется в геополитической ситуации.

Такие высказывания показывают неосведомленность в отношении событий на Украине, — утверждает Бабинский, добавляя, что существенную роль в распространении дезинформации могут играть обладающие весом пророссийские круги, в которых нет недостатка в Ватикане. 

Судя по всему, с такой интерпретацией папских высказываний согласны представители украинских Католических церквей и религиозных объединений. Доказательством этого может служить повторяемый практически единогласно призыв к кардиналу Кристофу Шенборну (Christoph Schönborn) — посланнику Ватикана на праздновании выхода из подполья украинской Греко-Католической Церкви. Иерархи автокефальных Православных Церквей, протестанты и даже представители еврейской общины просили его донести до понтифика правду о ситуации на Украине.

Мы переживаем сейчас тяжелые времена агрессии со стороны нашего хорошего соседа — России, — подчеркивал в ходе этих торжеств Патриарх Филарет — предстоятель неканонической Украинской православной церкви. — Мы не хотим Третьей мировой войны. 

Но дело в том, что Ватикан (а также значительная часть западных консерваторов и даже католических деятелей) не замечает российской агрессии на Украине, а тем более усилий самих украинцев. Они видят великую русскую цивилизацию с ее прекрасными иконами, мистикой и теологией (совершенно реальными), с глубоко верующими людьми и лидером, который в отличие от западных политиков не только имеет какой-то план, но и открыто высказывается против либеральной демократии, разрушения семьи, дискредитации религии и т.д. 

С отстраненной западной перспективы христиан, подвергающихся дискриминации во имя «закамуфлированного тоталитаризма» либеральной демократии, Россия кажется местом, в котором станет возможно возрождение Европы и христианской цивилизации (которое в XIX предрекали славянофилы). Многие серьезные мыслители и католические деятели всерьез в это верят, видя в украинской войне максимум американскую провокацию. 

Вера в святую Русь 

Ватикан, конечно, не принимает такую радикальную интерпретацию, но одновременно полагает, что экуменические отношения можно и нужно выстраивать в первую очередь с Православной церковью. А самая важная и крупная из (канонических) Православных Церквей — это РПЦ, от договоренностей с которой зависит будущее сближения Востока и Запада. 

Поэтому с понтификата Бенедикта XVI в Ватикан вернулся подход Иоанна XXIII и Павла VI, а также вера в то, что с Россией можно и нужно договариваться для восстановления единства и укрепления христианства Запада при помощи опыта верующих с Востока. Конечно, появились отличия. Раньше необходимость переговоров с Советским Союзом объясняли не только диалогом с Православием (говоря точнее, уступки в отношении коммунизма были условием при котором Православная церковь вообще вступила в диалог с Ватиканом), но и защитой верующих на советском пространстве.

Сейчас о втором элементе вспоминают реже, а Католическая церковь в России или Беларуси (которые РПЦ считает своей канонической территорией) часто становится жертвой уступок Ватикана в отношении Москвы. Так было с отзывом архиепископаТадеуша Кондрусевича из российской столицы и его переводом в Минск. Россия не хотела видеть у себя польского священника и заставила Ватикан еще при Бенедикте XVIперевести его в Беларусь. Все делалось во имя надежды на встречу Папы и Патриарха и завершение дела примирения Православия и Католицизма. 

Антиримские настроения Москвы 

Проблема заключается в том, что Москва не только не стремится к примирению, но и считает такую перспективу своим символическим концом. Московская митрополия, со временем превратившаяся в патриархат, сформировалась в знак протеста против того, что киевский митрополит подписал на Флорентийском соборе документы об унии Востока и Запада. Москва считает себя главным центром сопротивления против римского католичества, видя в нем один из источников слабости современной Европы. Чтобы в этом убедиться, не обязательно обращаться к документам тех времен или к трудам славянофилов XIX века. Одно и то же о Риме и его слабостях писали священник Иван Мейендорф или протодиакон Андрей Кураев и митрополит Иларион, который включает замечания о якобы тоталитарной сути римского католицизма даже в тексты с призывом к сотрудничеству для защиты общих ценностей. 

Католицизм в Средние века носил почти тоталитарный характер, претендуя на монополию не только в сфере вероучения, но и в других сферах общественного бытия. Западная Церковь держала под своим идеологическим контролем науку и искусство, вмешивалась в государственные дела, вела военные кампании, принимала активное участие в политике. Все это сопровождалось гонениями на инакомыслящих и подавлением религиозных меньшинств. Ответом на тотальный диктат католицизма стало зарождение в рамках западного христианства мощной антикатолической реакции, приведшей к возникновению протестантизма (...) Еще одним ответом стала стремительная дехристианизация (точнее, декатолицизация) европейской светской культуры, — указывает он. 

Такие заметные антиримские настроения (хотя они не опираются на какие-либо факты) — это отнюдь не новое явление в российском Православии. Их можно обнаружить в творчестве практически всех выдающихся теологов, а самым сильным их проявлением была Легенда о Великом Инквизиторе. 

Ватикан и западные теологи, очарованные современной (в том числе российской) православной мыслью, не замечают не только этого антиримского подхода, но и факта, что РПЦ, по сути, — это колосс на глиняных ногах. Реально и регулярно принимают участие в церковной жизни, по разным данным, от полутора до нескольких процентов россиян; семья в России как никогда ослаблена — большинство браков заканчивается разводом и длится не более нескольких лет. Мужчин убивает алкоголь (статистика говорит даже о 80% алкогольно-зависимых); а женщины разрушают здоровье абортами, которые считаются в стране Путина нормальным средством контрацепции: в год, по разным данным, их делается от 3 до 12 миллионов. Государство, которое под руководством Путина якобы повернуло в консервативном направлении, спокойно взирает на все это, не идя дальше чисто символического ограничения рекламы абортов в глянцевых женских журналах.

В самой Церкви дела обстоят не лучше. Духовенство пьет так же, как и миряне, высшие иерархи или тесно связаны с коммунистическим режимом (даже не в качестве тайных, а в роли штатных сотрудников КГБ или других советских силовых ведомств), или с разнообразными мафиозными организациями. 

Самый яркий пример этому — Патриарх Кирилл, одна из квартир которого была куплена на деньги табачной мафии. Институт, который не располагает общественной поддержкой (при 2 % активных прихожан рассчитывать на нее сложно), продолжая старую византийскую и русскую традицию, ищет опору в государстве. И постепенно превращается в идеологическую надстройку путинского государства. 

В таких обстоятельствах Православную церковь сложно считать реальным партнером по экуменическим переговорам. Ведь они должны предполагать, что единство христиан — это более важная ценность, чем текущая политика государства. А РПЦ так заявить не готова. 

Верующие на службе у власти 

Впрочем, это не новое явление. Еще при Сталине православных использовали во Всемирном совете церквей для того, чтобы обеспечить поддержку Советскому Союзу, а также (во время понтификата Пия XII) создать новый центр прогрессивного христианства в Женеве, который можно было бы противопоставить отсталому антикоммунистическому Ватикану. 

Когда Папой стал Иоанн XXIII, направление действий внедренных в Православную церковь офицеров КГБ изменился. Тогда под прикрытием идеи формирования общности, экуменического диалога и примирения Православной и Католической церквей они старались заставить Ватикан отказаться от прямой критики коммунизма и принять равную дистанцию по отношению к двум основным сторонам холодной войны. И, что скрывать, эта политика с точки зрения СССР была успешной.

В результате тайных договоренностей между ватиканскими дипломатами и православными иерархами (зачастую сотрудниками КГБ) ценой присутствия православных наблюдателей на Втором Ватиканском соборе стал отказ от осуждения им коммунизма. Этот факт вместе с появившимися в некоторых документах намеками на возможность диалога с марксистами стал источником серьезных проблем с Теологией освобождения или католиками, которые так активно подключились к переговорам с коммунистами, что сами, теряя по пути веру, в них превратились. 

Новая ostpolitik, как утверждали ее создатели, должна была также привести к улучшению положения христиан в коммунистических странах. Однако вне сферы слов, заверений и деклараций, она этому не способствовала. Советский Союз при массовой поддержке остающихся на его довольствии православных иерархов, специализирующихся на экуменических отношениях, отточил политику получения реальных уступок или символических жестов за остающиеся в сфере слов пустые обещания.

К сожалению, кажется, что сейчас история повторяется. Путин при помощи РПЦ последовательно выстраивает свою позицию, а Ватикан в очередной раз живет иллюзиями, что уступки и отказ от резких слов по поводу преступных действий российского лидера могут принести пользу в экуменической или дипломатической сфере.

Это заблуждение. Россия и Русская православная церковь не хотят единства с Римом и не нуждаются в нем, а встреча Патриарха с Папой интересует Путина лишь как приманка, с помощью которой можно добиться от Святого престола новых уступок. Кажется, что ватиканские дипломаты этого не замечают. Возможно, потому, что большинство из них происходит из стран, давно поддавшихся на манипуляции российской дипломатии и позволивших купить себя кремлевской пропаганде. 

Не заключать договоров с дьяволом 

История последних десятилетий учит, что более эффективным подходом в диалоге с Советским союзом и постсоветской Россией был тот, который предложил Папа-поляк —Иоанн Павел II. Он знал, что нельзя заключать договоры с СССР и дьяволам, и что нужно просто говорить правду: открыто, хотя в рамках дипломатических правил. 

Так же действовал польский Папа в отношении претензий РПЦ: он уважал ее, подчеркивал значение культурного наследия России, но одновременно, когда это было нужно, решил создать там католическую структуру, зная, что это закончится скандалом и экуменическими проблемами. 

Его преемникам, хотя первый был одним из самых выдающихся теологов в истории Католической церкви, а второй стал харизматичным пастырем, недостает понимания России и ее сути — особенно в советском и постсоветском варианте. И поэтому они обречены на очередные дипломатические поражения в войне, которую ведет Кремль. Жаль только, что ватиканская дипломатия этого не осознает.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Почему Ватикан не осуждает Россию?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.