Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Ярош: нам еще Крым возвращать

  • Ярош: нам еще Крым возвращать
  • Смотрите также:

Дмитрий Ярош стал известен в Украине и за ее пределами (в основном - в России) после начала противостояния между участниками Евромайдана и правоохранителями на улице Грушевского в январе 2014 года. Тогда руководители новообразованной группы Правый сектор (ПС) решили взять на себя ответственность за силовые действия протестующих.

После этого Дмитрия Яроша приглашали на переговоры к Виктору Януковичу, он баллотировался в президенты Украины, стал депутатом парламента от одного из округов Днепропетровской области, сражаясь на Донбассе во время собственной парламентской кампании, а российские следователи открыли против него дело за призывы к экстремистским действиям и террору на территории России.

21 января 2015 лидер Правого сектора и его военного крыла - Добровольческого украинского корпуса (ДУК) - был ранен в результате обстрела по дороге в Пески в Донецкой области. Был раздроблен локтевой сустав правой руки, повреждена плечевая артерия, правая нога и лицо.

Сейчас Дмитрий Ярош уже идет на поправку в днепропетровской больнице имени Мечникова. Достоп к его палате охраняют бойцы с автоматами, а к самому проводнику (как называют Яроша члены Правого сектора) почти очередь из посетителей - от местных политиков и бизнесменов, до боевых собратьев. На стенах палаты - черно-красный флаг, детские рисунки с пожеланием поправляться и фотографии с товарищами. Вместо капельницы рядом висит мягкая игрушка с надписью Вас охраняет Кот Яроша.

В интервью BBC Украина Дмитрий Ярош рассказал о том, чем занимался до Евромайдана, как принимал участие в боевых действиях на востоке Украины, кто материально поддерживает Правый Сектор и ДУК, а также о своем отношении к уголовным делам против себя в России.

BBC Украина: Как ваше здоровье сейчас?

Дмитрий Ярош: Иду на поправку. Кости уже срастаются, хотя это будет долгий процесс, врачи говорят - для восстановления функциональности руки понадобиться около полугода. Нога уже зажила, туда также несколько осколков вошло.

Надеюсь, как только все железо (медицинские фиксаторы на руке. - Ред.) снимут, стану более мобильным. Ожидаю, что это произойдет в течение месяца.

BBC Украина: Рука полностью востановится?

Дмитрий Ярош: Да. Сразу после ранения пальцы не двигались, вырвало артерию, перебило все нервы. Но врачи сделали чудо.

BBC Украина: Одно из наиболее резонансных ваших заявлений последнего времени касалось якобы планов создания параллельного Генштаба. Действительно ли такой проект существует?

Дмитрий Ярош: О параллельном Генштабе речи не было. Подразумевалось создание координационного центра для добровольческих подразделений. Ведь с лета мы наблюдаем в СМИ волну дискредитации добровольческого движения. Хотя я убежден - если бы не добровольческое движение, то фронт давно бы посыпался и стоял бы сейчас где-то вдоль Збруча.

В то же время видим такие примеры, как Иловайск, когда добровольческие подразделения бросаются в некую мясорубку и не получают помощи.

Поэтому, когда ко мне приехали комбаты добровольцев и высказали идею о совместном координационном центре (это, кстати, не идея Правого сектора, а других батальонов), мы ее поддержали. К ней намерены присоединиться помимо ДУКа порядка 17 различных добровольческих батальонов, находящихся в подчинении как МВД, так и Минобороны.

Своего рода оперативный штаб уже создан. Он будет размещен в Днепропетровске. В его рамках будет происходить обмен разведданными, взаимопомощь, материально-техническое сотрудничество и т.д. Возможно, будут созданы определенные оперативные конструкции на фронте, ведь часто у нас есть лучшая оперативная информация о том, что происходит на том или ином участке фронта, просто потому что там находятся наши подразделения. Мы можем делать предложения Генштабу для решения оперативных и тактических задач.

BBC Украина: Не возникнет ли в таком случае дубляжа функций или противоречий?

Дмитрий Ярош: Нет. Генштаб - это стратегическое планирование операций. За все время войны у ДУКа не было ни одного боя, который был бы согласован с командованием АТО. Я стою на том, что на фронте нельзя допускать атаманство. Поэтому здесь у нас будет полное взаимопонимание с генштабом.

Хотя действительно не секрет, что существует определенное недоверие к части генералитета. Наш оперативный центр имеет целью перестраховываться от того, что будут даны какие-то преступно некомпетентные распоряжения - их можно будет на каком-то уровне заблокировать и тем самым обезопасить людей.

Но никакого параллельного штаба не будет. Субординация будет сохраняться - без этого невозможно воевать.

BBC Украина: Расскажите, кем вы были до Евромайдана? Чем зарабатывали на жизнь?

Дмитрий Ярош: Я в национально-освободительном движении с 1988 года, поднимал первые сине-желтые знамена в Днепропетровской области. Также работал на металлургическом заводе, занимался еще той дикой предпринимательской деятельностью в начале 90-х.

С 1994 года на различных руководящих должностях в организации Тризуб имени Степана Бандеры. Это парамилитарная организация, которая выполняет три конкретные задачи: воспитание молодежи в духе патриотизма, пропаганда идеологии украинского национализма в интерпретации Степана Бандеры и национально-боронная деятельность. 20 лет моей жизни связаны с этим.

Тризуб стал основой Правого сектора. Те люди, которых мы воспитывали 20 лет, сейчас, в подавляющем большинстве, воюют на фронте. Мы знали, что эта война будет. Многие об этом писали в различных государственных инстанциях, у меня есть сборник статей о возможной аннексии Крыма от 2009 года. Но кто тогда прислушивался к националистам?

Прислушиваться начали после 19 января 2014 (начало противостояния на улице Грушевского во время Евромайдана. - Ред.), когда мы стали фактором тех революционных событий.

BBC Украина: То есть, общественная работа в Тризубе была основным видом вашей деятельности до осени 2013?

Дмитрий Ярош: Да.

BBC Украина: Как, собственно, появился Правый сектор? В результате объединения Тризуба с другими организациями?

Дмитрий Ярош: Не только организациями. Сначала на Майдане возникла определенная площадка для революционно настроенной молодежи. Большинство людей, которые были там, ни принадлежали к каким-либо организациям - ультрас, например.

Уже после избиения студентов мы начали на Михайловской площади активно проводить мобилизационные мероприятия. Например, когда образовалась Самооборона Майдана, на первых баррикадах, которые были очень условными, стояли представители ПС и проводили оборонные мероприятия. А уже потом мы сформировались в отдельную организацию на пятом этаже Дома профсоюзов ...

BBC Украина: Сколько людей в Правом секторе?

Дмитрий Ярош: Правый сектор - это военно-политическое движение: политическая партия и Добровольческий украинский корпус. В последнем собрались очень разные люди, не только представители ПС. В то же время ДУК не является структурным подразделением партии, между ними существует только координация.

Что касается численности - если брать все отдельные боевые и резервные батальоны, а также учебный центр в Десне, то ДУК в настоящий момент начисляет 10 тыс человек по всей Украине. Постоянно идет ротация на Донбассе. Но проблем с добровольцами у нас нет. Мы вынуждены постоянно приостанавливать набор в нашу учебку, потому что не можем столько людей тренировать.

BBC Украина: Как долго уже существует ДУК?

Дмитрий Ярош: Первые наши подразделения воюют с апреля 2014 года. У меня первый бой был на Пасху, 20 апреля, под Славянском. А сформировался ДУК в июле. Сейчас это не только боевые батальоны, но и медицинская служба, разведка.

BBC Украина: Бойцы ДУК получили официальный статус?

Дмитрий Ярош: Нет, никаких статусов нет. Все наши бойцы знают, что в настоящее время они от государства не получат ничего: ни зарплат, ни статусов. Но сейчас в комитете по нацбезопасности дорабатывается законопроект, который мы подали в первый же день новой Рады. Он касается социального статуса добровольцев. Если его примут, то вопрос решится автоматически.

Также наши юристы из Правого сектора готовят законопроект о легализации Добровольческого украинского корпуса.

Однако пока никакой помощи от государства мы не получаем. Ни оружием, ни статусами ...

BBC Украина: Откуда же тогда оружие?

Дмитрий Ярош: Мы начинали воевать с тем, что имели на руках. Это легально зарегистрированное оружие и то, что было взято в качестве трофеев. У нас уже есть и минометы, и трофейная артиллерия - противотанковые пушки. Немало трофеев удалось получить в Донецком аэропорту. Но стрелкового оружия постоянно не хватает.

Что касается тяжелого вооружения, то мы себе такой задачи не ставим. Мы - легкая пехота, выигрываем за счет нашей мобильности.

BBC Украина: В Facebook вы недавно писали, что ДУК не пойдет на перемирие с сепаратистами. Как это координируется с действиями ВСУ, если будет соответствующее распоряжение?

Дмитрий Ярош: Мы будем работать по своим отдельным схемам. Любое перемирие нам приносит наибольшие потери. Например, первое перемирие после прихода Порошенко к власти. В Луганске тогда оставалось около 70 легковооруженных бандитов. Тогда можно было заходить и зачищать город - спросите у айдаровцов.

Но объявляется перемирие - на всех участках фронта позиции противника укрепляются и заливаются бетоном, завозится техника, создаются укрепрайоны ...

Не говоря уже о последнем перемирие - с сентября, почему-то, не проводилась нормальная подготовка к каким-либо оборонным или наступательным действиям. Перемирие можно использовать для перегруппировки, тактических маневров, повышения обороноспособности. Но этого не проводилось, в Дебальцево видим последствия ...

BBC Украина: Есть ли информация о потерях среди бойцов ДУК за время боевых действий?

Дмитрий Ярош: Если брать наши батальоны, то в самому опытному Пятом отдельном погибли за все время 24 бойца. В Девятом батальоне потерь больше - порядка 50 человек. Многие наши добровольцы перешли в формирования, которые имеют официальный статус - Айдар, Днепр-1, Азов и подразделения ВСУ. Там потери отдельные.

Раненым и родным погибших помогаем, чем можем. Здесь речь идет о волонтерской помощи - из многих стран мира люди и деньги присылают, и материально-техническое обеспечение осуществляют.

Где можем, стараемся от местных властей получать помощь. Днепропетровская областная госадминистрация предоставила нам около 200 качественных бронежилетов и 200 кевларовых касок.

BBC Украина: Откуда поступает финансирование Правого сектора?

Дмитрий Ярош: Что касается политической партии - я ею сейчас не занимаюсь. Там есть какие-то пожертвования, есть помощь и от предпринимателей, но это не очень существенные суммы. Вы видели нашу парламентскую кампанию - мы не тратили миллионов. Сейчас нам очевидно, что все ресурсы должны идти на фронт.

BBC Украина: Вы избирались в Днепропетровской области, поэтому существует мнение, что вас поддерживает председатель Днепропетровской ОГА Игорь Коломойский. Какие у вас отношения с ним?

Дмитрий Ярош: Я с Коломойским виделся раза два в жизни. С его командой в области у нас нормальные отношения. Мы с весны сотрудничаем в контексте защиты территории. Я благодарен, что они предоставили нам базу и оплачивают за нее счета.

У меня хорошие отношения и с Геннадием Корбаном, и Святославом Олейником, и Борисом Филатовым. Но Правый сектор не является проектом Игоря Коломойского или кого-то другого. Есть государственные интересы, на основе которых мы сотрудничаем с большинством областных государственных организаций, силовыми структурами и тому подобное.

В целом можем говорить, что в Днепропетровской области отлажено эффективное противодействие сепаратистским движениям - между властью, спецслужбами и армией.

BBC Украина: Каковы ваши политические планы? Когда вы в последний раз были в Верховной Раде?

Дмитрий Ярош: В последний раз был там еще в декабре. Потом был на больничном в Днепродзержинске. После Нового года тоже не был, так как произошло обострение на фронте, а затем получил ранение.

Но своим избирателям я говорил - пока идет война, основное внимание я буду уделять военным делам. Я принимал одно обязательство - помогать людям бороться за свои права. У меня нет денег, чтобы заасфальтировать дороги или тянуть газ. Но объединить людей и повести на борьбу за их права я могу. Это мы и делаем - в моем округе развиваем сеть общественных приемных.

В самом парламенте занимаюсь вопросами социальной защиты добровольцев, военной доктриной и тому подобное.

Я понимаю, что депутатская деятельность - это не совсем мое. Главное сейчас - удержать государство. А там будет видно - можно будет и депутатский мандат сложить.

BBC Украина: Каковы ваши функции как руководителя Правого сектора?

Дмитрий Ярош: Координация политического и военного направлений организации. Планирование каких-то стратегических вещей, представление ПС на различных уровнях, вот с журналистами общаюсь (смеется. - Ред.), также стараюсь организовывать практическую помощь ребятам из ДУК.

BBC Украина: В каком качестве вы принимали участие в боевых действиях?

Дмитрий Ярош: Бывало по-разному. И планировал операции, и рядовым ходил. С сентября непосредственно в боях уже не участвовал. А летом довелось побывать в ситуациях, когда огневой контакт был на дистанции 40 метров. А после сентября таких ситуаций стало меньше, больше работала артиллерия. Поэтому я больше занимался планированием и переговорами с командованием АТО.

BBC Украина: Как вы относитесь к уголовным делам против вас в России? Когда в последний раз там бывали?

Дмитрий Ярош: В России был еще в 1992 или 1993 году. А дела - это нормально, это же война. Если против нас открывают уголовные дела, значит мы чего-то все же стоим.

Меня просто удивляет позиция украинского правительства и соответствующих органов. Я знаю, что меня подали в розыск в Интерпол (Дмитрий Ярош действительно находится в розыске Interpol за подстрекательство к терроризму и экстремизму, говорится на сайте учреждения. - Ред.), и по моей информации Украина не сделала ничего, чтобы это как-то решить (в марте в Генпрокуратуре Украины исключили возможность выдачи Дмитрия Яроша иностранному государству. - Ред.).

В России меня обвиняют также в том, что я воевал в Чечне, а я там никогда не был.

Но я спокойно к этому отношусь. Когда ходишь на грани жизни и смерти, уже не думаешь о каких-то фейковых делах.

BBC Украина: Международные поездки вы сейчас не можете совершать?

Дмитрий Ярош: Мне говорили, что не могу. Но физически нет времени заниматься этой проблемой.

BBC Украина: Как вы считаете, когда закончится вооруженный конфликт на Донбассе?

Дмитрий Ярош: Не буду делать прогнозов. Но мне кажется, что это не произойдет очень скоро, как не хотелось бы. Пока каждое перемирие использовалось для нагнетания ситуации, и все форматы нарушались. Ситуация зависит и от международных геополитических раскладов, и от того, что в голове у Путина ...

Но насколько мы допустим расшатывание ситуации - это вопрос к украинскому народу. А если будет адекватное руководство и мобилизация всех ресурсов, мы имеем все шансы выиграть.

Однако, похоже, ситуация в любом случае затянется на несколько лет - нам еще Крым возвращать ...

Российская Федерация как империя все равно развалится лет через десять. Любая империя разваливается, и эта развалится - особенно учитывая центробежные тенденции: Северный Кавказ, мусульманский фактор, китайский фактор. Украина станет последним гвоздем в гробу Российской империи.

BBC Украина: Есть ли политическое решение конфликта на Донбассе?

Дмитрий Ярош: Я не вижу такого решения. Если бы видел, это было бы идеально. Но террористы, которые оккупировали часть территорий, не могут принимать решения самостоятельно. А Россия требует вести непосредственные переговоры с ними ...

Однако освободить оккупированные районы Донецкой или Луганской области с нашими нынешними военными ресурсами мы способны.

BBC Украина: Возможна ли полномасштабная война между Украиной и Россией?

Дмитрий Ярош: Конечно, нам к таким вариантам необходимо готовиться. Однако в России нет таких ресурсов, чтобы, скажем, планировать полномасштабное наступление через Чернигов или Сумы на Киев. Они на Донбассе справиться не могут.

Украине же нужно быть готовой к любым вариантам: строить оборонительные рубежи на наиболее танкоопасных направлениях, готовить резервные батальоны и батальоны территориальной обороны, проводить обучающие семинары, готовить квалифицированных командиров.

BBC Украина: Ваше отношение к России понятно. Как вы относитесь к США?

Дмитрий Ярош: Любой стране нужны союзники. Когда у нас идет война с РФ, то, понятно, что такие союзники как Соединенные Штаты Украине очень нужны. Было бы хорошо, если бы Англия и Франция занимали бы такую же позицию как США.

Но как государство Соединенные Штаты в каком-то смысле выполняют функцию международного жандарма, и как украинский националист я не могу приветствовать такие вещи.

Однако с практической точки зрения нам необходимо поддерживать хорошие отношения с США. Надо исходить из своих национальных интересов. Если отвечает национальным интересам Украины союзничество с Соединенными Штатами, значит так должно быть.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Ярош: нам еще Крым возвращать


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.