Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Что происходит на фронтах Новороссии?

  • Что происходит на фронтах Новороссии?
  • Смотрите также:

Пятого февраля положение в Дебальцевском кармане оставалось предельно неустойчивым. Ополченцы после захвата Углегорска с запада и предместий Дебальцево с востока и севера имели недостаточно сил, чтобы продвигаться дальше и нуждались хотя бы в короткой остановке.

Войска понесли серьезные потери в людях и технике, проламывая оборону «службовцев», более того, те даже сумели контратаками вернуть часть утраченных позиций. Однако украинские войска тем более не имели поводов для оптимизма. Снабжение гарнизона Дебальцево повисло на единственной ниточке — автотрассе М-103. Между группировками ополченцев под Углегорском и самим Дебальцево оставалось не более десятка километров. При таких условиях пауза была необходима обеим сторонам: повстанцы готовились к последнему рывку, украинские войска получили несколько суток для авральной организации контрмер. Оперативная пауза, так необходимая для обеих сторон, заодно была использована для эвакуации части жителей Дебальцево. Этот «антракт» не был вызван попытками договориться о мирном разрешении конфликта, и как только стороны слегка привели себя в порядок, бои тут же возобновились.

Судя по первым результатам нового этапа сражения, повстанцы использовали время лучше. Украинцы вывезли часть солдат из намечающегося окружения, однако многие сотни людей по-прежнему остались внутри «кармана». Какие еще меры украинское командование приняло для изменения обстановки в свою пользу, понять трудно. С другой стороны, ополченцы успели подтянуть тылы и резервы, усилив ударную группировку свежими частями, в частности, «мотороловцами» из аэропорта Донецка.

8 февраля ВСН снова перешли в наступление и быстро добились зримого внятного результата. Оборона украинских войск южнее Светлодарска уже была надломлена, и ее радикального усиления за дни «перемирия» не произошло. Тем более далеко за спиной остались осенние рубежи, на которые можно было бы опереться. В результате несколько километров, оставшиеся до полного замыкания котла, были пройдены быстро и уверенно. Уже 9 февраля заветная трасса М-103 оказалась перехвачена ударом с запада у Логвиново — совсем небольшого населенного пункта всего в шести километрах по шоссе на север-северо-запад от Дебальцево (полем расстояние даже меньше — около 4 км). Причем в отличие от виртуального многодневного удержания аэропорта, на сей раз по украинскую сторону баррикады обстановка была признана критической сразу же.

«Передовые дозоры противника вышли на трассу М-103 в районе Логвиново», — написал главный редактор «Цензор.нет», — «После захвата Углегорска противник сумел захватить стратегически важный поселок Калиновка, а оттуда до трассы рукой подать. Диверсионно-разведывательные группы противника уже не раз выходили на трассу, и пытались перерезать „дорогу жизни“, так что это уже не первый случай. Но сегодня в Логвиново зашел передовой отряд противника, усиленный минимум одним танком. Если не будут немедленно предприняты меры по открытию трассы, и если не будет надежно заблокирована угроза со стороны Калиновки, последствия могут быть очень серьезными».

Жертвами прорвавшегося к шоссе отряда тут же пали несколько автомобилей ВСУ. Передовой отряд ополченцев начал обживаться в Логвиново. По словам Семена Семенченко, в деревеньке повстанцы уже успели укрепиться. Первая контратака ВСУ к настоящему моменту провалилась, но невозможно сомневаться в том, что новые последуют вскоре.

Для украинских войск ситуация немедленно стала не просто угрожающей, а катастрофической. Войска в котле уже достаточно долго находятся под прессингом, несут потери, выматываются физически и морально. Перед глазами «службовцев» стоят навевающие мало энтузиазма истории Изваринского и Иловайского котлов, войска в которых по разным причинам не оказались деблокированы и вынуждены были искать спасения самостоятельно. К тому же предыдущие удары ополчения хотя и не привели к замыканию котла, не оказались полностью напрасными. Пути спасения дебальцевской группировки перерезаны у Логвиново, но еще и севернее, у Светлодарска, «мешок» сжат, поэтому любая попытка спасения окруженцев извне может привести к попаданию спасителей в отдельный котел. Короче говоря, украинское командование долго и настойчиво шло к текущей ситуации, терпеливо дожидаясь, пока оперативная обстановка станет по-настоящему сложной и опасной для украинских войск. В настоящий момент «Збройные силы» должны пожинать плоды этой столь долго не наказываемой беспечности. «Потери военных под Дебальцево исчисляются сотнями», — пишут с украинской стороны, и сложно думать, что после замыкания кольца и прекращения подвоза туда боеприпасов и медикаментов и вывоза раненых они вдруг упадут.
Как долго просуществует котел, сказать трудно. Это зависит от того, бросятся ли окруженные к свободе, пытаясь массой людей и техники проложить себе путь, или продолжат удерживать опорные пункты в самом Дебальцево и вокруг него; от того, будет ли нанесен, в какой конфигурации и какими силами деблокирующий удар. Однако можно говорить с полной уверенностью: Дебальцевский выступ украинские войска потеряли и даже уйти из ловушки без крайне тяжелых потерь ВСУ едва ли удастся. Перспективы упорной обороны в окружении откровенно шаткие: ресурсов для длительной защиты котла не имеется. Очень сомнительно, чтобы внутри остались восемь или девять тысяч «службовцев», о чем заявляли некоторые спикеры ополчения, но гибель и пленение даже нескольких сотен солдат, скорее всего, окажется ледяным душем для украинского общества и болезненным ударом для войск. Тем более окруженным в Дебальцево будет куда сложнее просочиться через боевые порядки ополчения, что удалось многим беглецам из-под Иловайска. На сей раз фронт уже, прятаться в кукурузе и ею же питаться по понятным причинам нереально, а холода создают большие трудности тем, кто вынужден спать под открытым небом.
Судя по всему, это понимают и по украинскую сторону фронта: ВСУ в настоящий момент накапливают силы для прорубания коридора к окруженным, и заслону ополченцев под Логвиново несомненно придется выдержать серьезные атаки.

С другой стороны, эксплуатировать этот успех так же, как это было под Иловайском, и сразу захватить крупную территорию ополчение вряд ли сможет. В основании горловины остается крупный опорный пункт — Светлодарск, то есть не прикрытого «службовцами» пустого пространства не имеется. В награду за успех повстанцам остается Дебальцево как город и крупный дорожный узел, устранение фланговой угрозы Горловке и, собственно, удар по войскам: тяжкие потери ВСУ должны иметь как минимум серьезный психологический эффект.

Полет оперативной мысли украинских военачальников очень сложно комментировать. Чтобы предсказать удары ополченцев по периметру Дебальцевского кармана Клаузевицем быть совершенно не требовалось. Однако после того как ополченцы со всеми трудностями и тяжелыми потерями все же взломали фронт, ВСУ упорно продолжали защищать незащитимую позицию, не имея собственных сильных отрядов для срыва планов командиров ВСН или по каким-то причинам не желая применить их в полную силу. Таким образом, точно зная, что удар последует, и примерно представляя, где он может последовать, руководители «Збройных сил» палец о палец не ударили, чтобы избежать катастрофы. Рытье окопов и выставление минных полей к мерам защиты отнесено быть не может: это то, что любое войско должно делать по умолчанию, встав в оборону. Мало того, в условиях уже идущего наступления повстанцев генералы ВСУ продолжили философски взирать на надвигающуюся на глазах катастрофу. Через полгода после летних котлов оказалось, что украинские генералы и полковники ничему не научились — или не захотели учиться. Удар ополченцев сложно назвать блицкригом, наступление на мешок сопровождалось даже паузой в несколько дней длиной, однако когда наступление возобновилось, добыча все еще находилась в капкане. Изумительный паралич воли. Происходящее тем более странно, что считаные месяцы назад при таком же равнодушии собственных командиров погибали другие котлы. Однако если Изварино и Иловайск имели хотя бы какие-то объяснения (отсутствие опыта, растерянность), то текущий котел заставляет задумываться о действительно сознательной сдаче солдат и офицеров украинских войск собственными командующими из каких-то неясных соображений. Вопрос о том, стоит ли украинскому солдату участвовать в такой войне, или же лучше сосредоточиться на внутренних проблемах своего отечества, остается открытым. Создается ощущение, что на сей раз клич «Зрада!» имеет под собой реальные основания, и украинских военнослужащих действительно сознательно загоняют в могилу свои же командиры.

Одновременно со сражением вокруг Дебальцево возобновились серьезные бои под Мариуполем. Если в «кармане» инициатива принадлежит ВСН, то на этом участке свой ход сделали «Збройные силы». Главным участником действа с украинской стороны выступил полк «Азов», серьезно разросшийся в ходе войны. Перейдя в наступление 10 февраля «азовцы» заняли Павлополь и заявили о контроле еще над двумя селами. Вероятно, этот удар имеет двоякую цель: с одной стороны, отодвинуть фронт от Мариуполя, где линия соприкосновения проходит в опасной близости от города (в случае удачи этого наступления под угрозой окажется Новоазовск), с другой — возможно, отвлечь внимание повстанцев от Дебальцевского котла. В настоящий момент обстановка достаточно туманна, и единственное, что можно уверенно сказать: украинские войска перешли в наступление, и ополчение ведет бой. Чем обернется этот удар, сейчас сказать невозможно, это зависит всецело от того, насколько серьезные силы ополченцы оставили на Новоазовском направлении и сколь боеспособен нынешний «Азов». Идея «напасть на Вэй, чтобы спасти Чжао» вполне разумна, а наступающее на Новоазовск формирование как минимум многочисленно. В настоящий момент тяжелый бой идет в поселке Широкино, на берегу Таганрогского залива в десяти километрах от Мариуполя. Захват поселка открывает ВСУ дорогу далее на Новоазовск, в полутора десятках километров восточнее, так что бои за поселок неизбежно становятся жаркими. Кроме того, ВСУ наносят удары и севернее. Фронт наступления достаточно широкий, а силы сторон достаточно невелики, так что обстановка на этом направлении может в ближайшие дни резко и неожиданно меняться.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Что происходит на фронтах Новороссии?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.