Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Лучше украинец, чем мусульманин

  • Лучше украинец, чем мусульманин
  • Смотрите также:

После трагических событий во Франции, во всех европейских государствах, в том числе и в Чехии, усилились дискуссии об иммиграции. Несут ли опасность переезжающие жить в Европу люди из арабских, африканских, азиатских стран, государств бывшего СССР. Если да, то пускать ли их вообще? А если эти люди безопасны или даже полезны, то как сделать так, чтобы они стали частью уже существующего общественного уклада.

В отличие от той же Франции или Великобритании, в Чехию стали эмигрировать относительно недавно. С начала девяностых. До этих времен тогда еще Чехословакия, как и остальные социалистические страны, интересовала разве что студентов из «дружественных» стран, которые ехали сюда учиться в рамках государственных договоренностей. 

Но мир стал иным. Чешская Республика — давно часть Европейского союза, относительно благополучное государство, привлекающее все больше и больше переселенцев. В данный момент в Чехии живет примерно полмиллиона иностранцев. Правда, 60% из них — это словаки, вьетнамцы и украинцы. 

Словаков вообще можно назвать иностранцами чисто формально. Да, де-юре, это граждане другой страны, но фактически — лучшие друзья чехов, часть бывшей Чехословакии. По данным всех опросов, чехи относятся к словакам очень хорошо, не испытывая к ним никаких плохих чувств. Украинцы до недавних пор ехали в Чехию в основном на заработки. Отношение в чешском обществе к ним нельзя назвать негативным. Украинцы шли работать туда и за такие деньги, куда не хотели идти чехи. После начала войны, в Чехию стали ехать и украинские беженцы. 

Вьетнамцы — абсолютно иные по своему менталитету — достаточно быстро укрепились в чешском обществе. Большинство маленьких магазинов, продающих овощи и фрукты, напитки, сигареты, одежду — принадлежат именно им. Вьетнамцы создают рабочие места сами себе, они неагрессивны, а если и замечены в криминале, то это не уличные разборки, терроризм или насилие, а подделка товаров или крупный наркобизнес. Что, конечно, волнует чешские власти, но не особо влияет на жизнь чешских граждан. 

Радикализации пока не наблюдается 

Иммигрантов из исламских государств в Чехии пока немного. Вот, что говорит об исламской диаспоре министр внутренних дел Чехии Милан Хованец. 

— Чешская Республика уникальна в том плане, что у нас в стране — очень маленькая и очень спокойная мусульманская община. В Чехии абсолютно иная ситуация, чем, скажем, в Германии или Франции. А чешская мусульманская община пока не проявляет никаких признаков радикализации. 

— Да, сейчас в Чехии мало иммигрантов из стран Ближнего Востока или Африки. Но в той же Сирии идет война, и Евросоюз помогает сирийским беженцам. А Чехия, состоящая в ЕС, взяла на себя обязательства принять определенное количество сирийцев. Не исключено, что именно с них начнется первая большая волна эмиграции из стран Ближнего Востока. 

У французов не получилось, а австрийцы — молодцы 

Наш собеседник — государственный советник Чехии по европейским вопросам Томаш Проуза. 

— Как вы думаете, Чехии вообще стоило «влезать» в сирийскую проблему? 

— Мы не можем все время делать вид, что проблема беженцев нас не касается. Рядом с границами Европы находится 25 миллионов людей, у которых нет дома. Чехия не может построить стену и играть в игру, что мы никого не примем. Однако Европейскому союзу, на мой взгляд, стоит тщательнее проанали 14021 зировать ситуацию и решить, какую конкретную помощь каждая из стран ЕС может оказать сирийцам. Некоторые государства, скажем, могут принимать беженцев. Другие — оказывать помощь на территории тех стран, где беженцы находятся в данный момент. Чехия очень сильна в этом плане. Наши неправительственные организации, к примеру «Человек в беде», умеют оказывать помощь на месте. Это может быть нашим главным вкладом в решение существующей проблемы. 

— То есть вы считаете, что Чехии стоит помогать сирийским беженцам где-то там, далеко, а не принимать их у себя? 

— Всегда и во всем будет какой-то микс. Но одни страны ЕС в чем-то сильнее других. У тех же скандинавских государств большой опыт по приему беженцев. Беженцы, конечно, будут приезжать, и в Чехию. И мы должны подготовиться к этому. Чтобы не оказаться в ситуации, когда мы не будем знать, что с ними делать. 

— Какие конкретные планы и меры разрабатывает правительство, чтобы, как вы сказали, не оказаться в ситуации, когда оно не будет знать, что делать с беженцами? 

— В данный момент мы ведем переговоры и консультации с союзом предпринимателей, торгово-промышленной палатой, профсоюзами. О том, люди каких профессий нам нужны и кого мы можем обеспечить работой. Вопрос не в том, принимать беженцев или нет, а в том, кто нам нужен. Это первое направление. Ведь одно дело — сирийский врач высокой квалификации, а другое — потенциальный террорист. Второе направление — это работа с министерством образования. Необходимо продумать, как интегрировать в чешское общество сирийских детей. У нас уже есть успешный опыт с вьетнамским меньшинством. Я говорю о втором и третьем поколении вьетнамских иммигрантов. Дети в совершенстве говорят по-чешски, многие — лучшие ученики в своих классах. И третье направление — министерство внутренних дел и спецслужбы. Это вопрос безопасности. Нужно не бояться принимать жесткие меры в отношении опасных иммигрантов, вплоть до их депортации из страны. Это как раз то, что не работало во Франции. Там правоохранительные органы и власти боялись быть обвиненными в расовой дискриминации. Но мы можем посмотреть на Австрию. Это как раз пример страны, которая очень успешно справляется с проблемой иммиграции. Правительство ищет людям работу, имеет договоренности с работодателями и профсоюзами. Существуют специальные программы, чтобы дети иммигрантов выучили немецкий язык и стали частью австрийского общества. Но самое главное, что мы в Чехии должны учесть, это то, что ни в коем случае нельзя создавать гетто. Именно они несут наибольшую опасность. Если вы живете в гетто, то ваша ментальность — это ментальность гетто. И вы автоматически воюете со всей остальной страной. 

Проблемы создает не большинство, а меньшинство 

В Чехии существуют разные мнения относительно вопроса иммиграции. Среди людей, придерживающихся консервативной позиции, и Роман Йох. Он — бывший советник по международным делам бывшего премьер-министра Петра Нечаса, а сейчас — публицист и директор Гражданского института. 

— Кого, на ваш взгляд, стоит принимать Чехии? Кто стране нужен, а кто для нее опасен? 

— Если речь идет об иммиграции, то есть о людях, которых мы сами решили у себя принять, то необходимо, чтобы существовала культурно-общественная совместимость между ними и чешским обществом. Наше общество построено на иудейско-христианских ценностях. Значит, нам нужны люди, выросшие в такой же среде. И еще один вариант — это иммигранты из стран восточной Азии. Люди либеральных взглядов, работящие, с семейными ценностями, стремящиеся дать хорошее образование своим детям. Они обогатят наше общество. Те же, кто является противником либеральных и секулярных ценностей, для Чехии опасны. Государство должно быть светским, без влияния той или иной церкви. 85% мусульман — они мирные, не создают проблем. Но всегда и везде проблемы — они не в большинстве, а в меньшинстве. И именно среди мусульман это меньшинство наиболее радикально. Я не против того, чтобы принимать беженцев из Сирии, но пусть это будут сирийские христиане. А мусульманская община Чехии должна оставаться как можно меньшей. Настолько, насколько это возможно. 

Об опасности возникновения гетто 

Наше следующий гость — Милан Шарапатка, депутат парламента Чехии, в свое время работавший послом в Индонезии. 

— Насколько, на ваш взгляд, опасны иммигранты из исламских государств? И как себя вести Чехии в вопросе с сирийскими беженцами? 

— Я провел в исламских странах примерно 15 лет. Около 12 из них я жил и работал в Индонезии, а это крупнейшая мусульманская страна в мире. Там нет таких проблем, как в Европе или на Ближнем Востоке. Исламизм, исламский терроризм существует только в некоторых арабских странах, и оттуда он распространяется по миру. Что же касается сирийцев, то никто не может ответить на вопрос: они приедут временно, а потом вернутся домой или же останутся у нас навсегда? Если останутся, то как мы к этому подготовимся? Чтобы не оказаться в ситуации как во Франции, где происходят теракты и горят пригороды. Нужно решить множество вопросов до того, как принимать сирийских иммигрантов. 

— А что нужно сделать Чехии, чтобы не пойти по пути Франции? 

— Основная ошибка, которую сделала Франция, это то, что она концентрировала иммигрантов в пригородах. В пятидесятые, шестидесятые, семидесятые годы прошлого века во Францию приехало много людей. Во Франции развивалась промышленность, разрастались города, поэтому и возникали гетто. Людей селили на окраинах. Однако у первых переселенцев не было проблем с ассимиляцией, проблемы возникли уже у их детей и внуков. Которые как раз родились и выросли в этих пригородах. Они не получили должного образования, представители национальных меньшинств недостаточно представлены и в органах власти, и прокуратуре, и в полиции. И ко всему прочему, французские власти не боролись с расизмом в обществе по отношению к этим людям из пригородов. Мы такого допустить не можем. У нас уже есть похожая проблема. Это наше собственное национальное меньшинство — цыгане, которые живут в гетто. И мы никак не можем решить вопрос ни с их гетто, ни с общественным мнением по отношению к ним. Нужно менять всю систему, чтобы в обществе не было ксенофобии, а только потом решать вопрос о приеме иммигрантов. 

В Венгрии тоже все было спокойно... А потом началось 

— Господин Шарапатка, то есть Чехия, на ваш взгляд, не готова к приему сирийских беженцев? 

— У нас в стране действует иммиграционная система, установленная еще в девяностые годы. Без проблем мы можем принять сотни людей. А не 10 или даже 5 тысяч беженцев. Вопрос же не только в том, где этим людям жить. Множество и иных проблем: места в школах, курсы изучения языка, рабочие места. У чешского общества крайне малый опыт общения с иными этническими группами. Украинцы, вьетнамцы и уже историческая белогвардейская эмиграция — это иное. А на несколько тысяч сирийских беженцев общество отреагирует жестко. Нельзя это недооценивать. И над этой проблемой стоит начать работать уже сейчас. 

— Как вы относитесь к мнению, что странам ЕС стоит разделить функции по оказанию помощи Сирии. Чехия будет делать что-то в том регионе, а скандинавские страны, к примеру, принимать беженцев. Считается, что они в этом плане — наиболее успешны… 

— Скандинавия долгое время была примером и моделью удачного сосуществования иммигрантов и местного населения. Но сейчас этого нет, там тоже все рушится. Да, пока в Скандинавии меньше проблем, чем во Франции или Великобритании, но все же они уже возникают. Конечно, оптимальный вариант для Европы — помогать тушить конфликты в разных странах, а не разжигать их и не подливать масла в огонь. Помогать медикаментами, продуктами. Но надо осознавать и то, что люди могут просто взять и приехать к нам. Возьмем пример Венгрии. У них все было как у нас, казалось, что ничего не произойдет, никто не приедет. Но после того как юг Европы стал защищаться от иммигрантов из северной Африки и Сирии, беженцы поехали в Венгрию. За месяц — 5 тысяч человек, и венгерские власти не в состоянии справиться с этим наплывом. 

Молодое и умное поколение украинцев может стать новыми гражданами Чехии 

— Господин Шарапатка, в последнее время в Европе эмигрантов воспринимают исключительно как несчастье и потенциальную угрозу. Но ведь иммигранты — это и рабочая сила, и свежие мозги, и генофонд… Может ли Чехия как-то использовать иммиграцию себе на пользу, а не во вред? Не раздражая общество, не лишая своих граждан рабочих мест, не опасаясь терроризма… 

— Мы должны быть более активными. В том смысле, что мы обязаны идти навстречу потенциальным иммигрантам, а не ждать, что нам принесет «ветер войны» на Ближнем Востоке или какая-то катастрофа в Азии. Вот пример: на Украине идет гражданская война. Множеству людей нужна помощь. Эти люди хотят изменить свою жизнь, готовы это сделать. Вопрос: почему Чехия выделяет украинским студентам только десятки стипендий для обучения в наших вузах? Чехии ведь нужны специалисты многих профессий, люди европейской ментальности, христианской культуры. Тогда почему правительство не может изменить действующую систему и выдать украинцам не десятки, а тысячи стипендий? И тогда с Украины к нам бы приехало учиться новое, молодое, умное поколение. Тогда бы эти люди узнали бы Чехию изнутри, остались бы у нас жить, создали бы здесь свою карьеру и будущее.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Лучше украинец, чем мусульманин


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.