Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Битва за Украину: как Запад потерял Путина

  • Битва за Украину: как Запад потерял Путина
  • Смотрите также:

После 40 с лишним часов телефонных разговоров и множества совещаний Ангела Меркель приготовилась к последней за шесть месяцев попытке. Было 10 часов вечера, канцлер сидела в переговорной отеля Hilton в австралийском Брисбене. Ее собеседником был несговорчивый Владимир Путин.

Российский президент почти два часа подряд выплескивал на нее обиды. Запад провозгласил себя победившей стороной в холодной войне. Он обманул Москву, расширив НАТО и ЕС вплоть до российских границ. Он нарушал международные нормы и безответственно вел себя в Ираке, Афанистане и Ливии.

Как сообщает компетентный источник, в итоге канцлер снова вернула разговор к теме востока Украины, на которой поддерживаемые Россией сепаратисты вели кровопролитные бои с поддерживаемым Западом правительством в Киеве. С самого начала кризиса г-жа Меркель старательно пыталась выяснить, чего же хочет г-н Путин, чтобы потом выработать соглашение. Когда в итоге он предложил решение, она была шокирована. Г-н Путин заявил, что Киев должен поступить с повстанцами примерно так же, как он сам поступил с чеченскими сепаратистами — то есть подкупить их деньгами и автономией. Возможно, это выглядело разумной идеей для бывшего полковника КГБ. Но для дочери восточногерманского пастора, которую отличает глубоко укоренившееся чувство справедливости, это было явно неприемлемо.

Владимир Путин — специалист по дестабилизации. Обладая черным поясом по дзюдо, он отлично умеет выводить противников из равновесия. Российский президент с легкостью переходит от дружественных жестов к угрожающим намекам. В ходе украинского кризиса — главной угрозы европейской безопасности со времен холодной войны — он успешно сбивает западных лидеров с толку. Они понимают, что он хочет восстановить влияние России и сохранить Украину в российской орбите, но не могут предугадать, что именно он для этого предпримет.

На назначенную 15 ноября прошлого года встречу в Брисбене г-жа Меркель не стала брать даже ближайших советников. «Она хотела говорить с ним один на один, чтобы попытаться выявить, чего он на самом деле добивается, — рассказывает другой наш источник. — Однако г-н Путин не выдал свою стратегию, потому что сам ее не знает».

В два часа ночи встреча закончилась. Стороны разошлись в плохом настроении. Вскоре российский лидер улетел домой, возмущаясь пренебрежительным отношением прочих мировых лидеров. Второй день саммита «Большой двадцатки» он решил пропустить. Г-жа Меркель, по словам двух человек, осведомленных об обстоятельствах встречи, в итоге убедилась, что кризис не получится закончить быстро.

Ее также тревожило, что амбиции г-на Путина по восстановлению российского влияния могут не ограничиться Украиной. На следующий день в Сиднее она сказала, отложив в сторону свою обычную осторожность: «Кто мог подумать, что спустя 25 лет после падения Берлинской стены. . . в середине Европы может произойти нечто подобное?». Путинские эскапады на Украине «опасны для мира и порядка во всей Европе», добавила она, отметив также, что Россия может начать угрожать не только Украине, но и Грузии или Балканам.

Для Москвы тоже что-то сдвинулось. Позднее один из кремлевских чиновников опроверг распространенные в дипломатических кругах представления о неких «особых отношениях» между двумя лидерами. «Путин и Меркель всегда терпеть не могли друг друга, — рассказал он Financial Times. — Конечно, они — профессионалы, и долго старались этого не проявлять. Однако сейчас, судя по всему, ситуация изменилась».

История предательства

Встреча Меркель с Путиным стала поворотным моментом. Спустя год после начала кризиса Запад понял, что он поддался иллюзии, считая, что Россия — несмотря на все свои посткоммунистические колебания — неуклонно движется к единству с Европой и Западом. Как заметил один из высокопоставленных германских чиновников, «мы верили, что, в конце концов, они станут такими же, как мы».
«Теперь пора признать, что мы с ними разные», — считает он. Многомесячные дипломатические усилия были бесплодными, и стороны в итоге оказались на грани новой холодной войны. После Брисбена Меркель с Путиным больше не встречались — только разговаривали по телефону. Когда поддерживаемые Россией повстанцы снова начали наступление на Восточной Украине, обрушились заключенные в сентябре в Минске договоренности о перемирии. Судьба Украины — страны с 45-миллионным населением и развитыми сельским хозяйством и промышленностью, стоящей между востоком и Западом, — повисла на волоске. Риск эскалации конфликта по-прежнему остается высоким.

Побеседовав с представителями руководства ЕС, а также с министрами, дипломатами, чиновниками и сотрудниками разведок из более чем десяти стран, FT сумела восстановить ход событий в те месяцы, когда дипломатические методы окончательно потерпели неудачу.
Это история ошибок с обеих сторон, западной недооценки готовности г-на Путина отстаивать то, что он считает ключевыми интересами России, и обоюдного взаимонепонимания, вызванного разницей в восприятии происходящего.

С точки зрения Украины, это также история предательства. В ходе начавшихся в первой половине 2014 года протестов, которые привели к свержению промосковского правительства Виктора Януковича, Украина стала первой страной в Европе, в которой участники протестов гибли с флагами Евросоюза в руках. Как считают многие в Киеве, Запад ее подвел.

По мнению киевских официальных лиц и наиболее ярых критиков России, Запад серьезно ошибся, когда признал, что он не готов ни использовать военную силу для защиты Украины от ее обладающего ядерным оружием соседа, ни поставлять украинцам оружие. Это с самого начала ограничило возможности Запада, сделав единственным его серьезным инструментом экономические санкции. Некоторые даже говорят, что последовательного политического курса у Запада нет в принципе.

Однако, хотя ни установить мир, ни изменить поведение г-на Путина США и ЕС не смогли, добиться определенных успехов — а именно ратификации соглашения ЕС с Киевом и единства в вопросе о санкциях — они сумели. Впрочем, в ближайшие месяцы единству Евросоюза предстоит проверка: широкомасштабные европейские санкции, наложенные на Россию, перестают действовать в июне и их необходимо будет обновить.

Пока санкции действовали, по выражению одного американского дипломата, как «катализатор» экономического кризиса, усиливая эффект от неожиданного падения нефтяных цен. Рубль рухнул, поставив Россию перед лицом рецессии и инфляции и подорвав ее способность финансировать дорогостоящую скрытую войну на Украине (хотя Кремль утверждает, что в этой стране нет российских войск, существует множество свидетельств обратного).

В ходе кризиса г-жа Меркель оказалась в центре внимания — не только как старший из европейских лидеров (она находится у власти с 2005 года), но и как человек, хорошо понимающий психологию г-на Путина. Ему 62 года — она всего на два года младше. Они оба хорошо помнят холодную войну. Вдобавок, г-жа Меркель владеет русским языком, и это тоже следует считать преимуществом. Их беседы с г-ном Путиным, выучившим немецкий во время работы на КГБ в Дрездене, часто начинаются по-немецки, однако, по словам очевидцев, «в трудные моменты» Путин переключается на русский.

В октябре во время напряженных переговоров в Милане, на которых европейские лидеры не сумели заставить г-на Путина придерживаться условий Минского соглашения, канцлер вмешалась в шедшую на русском перепалку между г-ном Путиным и украинским президентом Петром Порошенко. Когда два лидера заспорили из-за ключевого вопроса о выборах на контролируемой повстанцами территории, она спокойно поправила г-на Путина на его родном языке.

Украинский кризис и кризис еврозоны позволили г-же Меркель впервые со времен Второй мировой войны обеспечить Германии роль лидера в сфере международных отношений. По ее словам, ситуация на Украине — это «проверка решимости» Запада и вызов миру в Европе. «Меркель с самого начала ясно давала понять, что эти события крайне важны», — отмечает Норберт Реттген (Norbert Röttgen), возглавляющий комитет германского парламента по международным отношениям. Осторожная канцлер, возможно, предпочла бы, чтобы основную ответственность взяли на себя союзники. Однако США, Британия и Франция были заняты проблемами Ближнего Востока. Как заметил один из европейских дипломатов, «когда Меркель ухватилась за этот вопрос, мы были только рады».

США этому тоже обрадовались. По словам высокопоставленного чиновника из Вашингтона, избранный в мае президентом Украины олигарх Петр Порошенко опасался встречаться с г-ном Путиным лицом к лицу и хотел, чтобы при этом присутствовали другие лидеры, способные напомнить российскому президенту о данных им обязательствах. Г-жа Меркель выглядела очевидным выбором. «Администрация считает ее лучшим посредником для переговоров Запада с г-ном Путиным», — утверждает один из бывших американских дипломатов.

Обама самоустраняется

Барак Обама тоже не раз говорил с г-ном Путиным по телефону, но в целом президент США предпочитает устраниться от общения с ним. Осведомленные источники в Америке говорят, что г-н Обама считает, что г-н Путин отказался идти навстречу его попыткам выстроить конструктивные отношения. «Подход Обамы подразумевает обоюдную выгоду, подход Путина — игру с нулевой суммой», — утверждает отставной дипломат. Два лидера подчеркнуто несимпатичны друг другу. По словам г-на Обамы, г-н Путин выглядит «как скучающий школьник с задней парты».

Г-жа Меркель хорошо знакома с путинскими психологическими уловками. В 2007 году он сыграл на ее широко известной боязни собак, впустив на встречу с ней в своей летней резиденции в Сочи своего лабрадора Кони. На фотографиях видно, что г-жа Меркель была явно недовольна, когда лабрадор положил голову ей на колени.

В Берлине говорят, что подобные выходки г-на Путина — а также его привычка опаздывать на встречи на несколько часов, как он сделал перед саммитом в Милане, — не выводят канцлера из равновесия. Мало того, она обращает все это себе на пользу, считая, дурные манеры кремлевского лидера знаком слабости.

Г-жа Меркель недаром славится упорством. Разговаривая с г-ном Путиным, она не только пытается изменить его поведение, но и демонстрирует ему, как его поступки воспринимаются на Западе. Дипломаты подозревают, что путинское окружение поддакивает ему, опасаясь сообщать правду без прикрас. Именно поэтому г-н Путин, судя по всему, был удивлен единством ЕС в вопросе о санкциях.

«Она из тех немногих, кто регулярно показывает ему, как выглядят его действия», — сообщает информированный источник в Берлине.

Она тщательно готовится к беседам, изучая карты востока Украины и работая с ними в ходе встреч и телефонных переговоров с г-ном Путиным. «Она использует карты и схемы, на которых отмечены дороги и блокпосты, — рассказывает европейский дипломат. — Она выясняет подробности и запоминает их».

Раньше г-жа Меркель считала г-на Путина трудным партнером, с которым, тем не менее, можно иметь дело. Однако украинский кризис заставил ее изменить свою позицию. Она поняла, что г-н Путин говорил ей неправду, когда отрицал прямое участие российских войск в захвате Крыма и, позднее, в событиях на Восточной Украине. Публично г-жа Меркель не заявляла, что г-н Путин лжет, но, по словам европейского дипломата, часто говорит это другим европейским лидерам.

Не менее трудной задачей, чем общаться с г-ном Путиным, было сохранять единство между ЕС и США, отношения между которыми десять лет назад серьезно испортила. иракская война.
Каждая из сторон также страдала от внутренних разногласий. В вашингтонской администрации наметился раскол, причем некоторые чиновники Госдепартамента заняли более жесткую позицию, чем Белый дом.

Внутри ЕС позиция Польши и Прибалтийских стран в отношении России жестче, чем позиция таких стран, как Италия. Г-же Меркель также пришлось убеждать скептически настроенное и не хотевшее ставить разрушать связи с Россией германское деловое сообщество в необходимости серьезных мер.

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) долгое время выступал за то, чтобы договориться с г-ном Путиным по ситуации на Украине.
Однако г-жа Меркель постепенно убедила его, что это невозможно. По сведениям компетентного источника, Брисбене она специально добилась для г-на Штайнмайера приглашения в Москву на встречу с российским лидером, так как сочла необходимым «развеять иллюзии» главы МИД.

Изначально европейские санкции были слабее американских, хотя и были с ними синхронизированы. Однако в середине июня произошло событие, покончившее с этими разногласиями и заставившее весь Запад единым фронтом выступить против российской агрессии. Им стала гибель рейса MH17.

Это случилось 17 июля, на 60-й день рождения Ангелы Меркель. Судя по всему, к тому моменту, когда в расположенный в центре Берлина элегантный Конрад-Аденауэр-Хаус начали собираться 650 гостей канцлера, уже стало известно, что на востоке Украины разбился Boeing 777 Malaysia Airlines. Так как летел он из Амстердама в Куала-Лумпур, среди предположительно погибших 298 пассажиров и членов экипажа почти наверняка были немцы и жители других европейских стран.

Г-жа Меркель в своем заявлении подчеркнула, что она шокирована случившимся и потребовала полного расследования. Один из гостей на приеме, близкий к г-же Меркель, вспоминает, что она мало говорила о катастрофе: «Канцлер не любит ни о чем говорить, пока не выяснит все факты. Однако она была потрясена. Это было кошмарно».

В Вашингтоне г-н Обама узнал эту новость от г-на Путина. Под конец телефонного разговора, который был посвящен введенным днем раньше американским и европейским санкциям, г-н Путин упомянул о «разбившемся» на востоке Украины самолете. О том, что этот самолет могли сбить, он ничего не сказал.

К концу дня появились разведданные, предполагавшие, что лайнер, по-видимому, сбили, приняв за самолет ВВС Украины, восточноукраинские повстанцы из полученного от России ЗРК «Бук». Выступая в Детройте, вице-президент Джо Байден заявил, что Boeing «не упал, а был сбит, вполне целенаправленно».

Объединяющий момент

Гибель MH17 стала поворотным моментом, наглядно показавшим западной публике, насколько опасным стал конфликт на Восточной Украине. Говоря словами одного высокопоставленного американского чиновника, люди увидели, что «все это докатилось до полного „Безумного Макса“». Конфронтация, которая казалась ограниченной и несерьезной, переросла в открытую войну, способную убивать мирных жителей из далеких стран.

Однако угроза подобного происшествия нарастала уже не первую неделю — в основном из-за того, что украинские войска начали побеждать повстанцев. Десятидневное перемирие, которое было объявлено г-ном Порошенко, но неоднократно нарушалось, 1 июля было официально прекращено. За несколько дней украинские силы отвоевали Славянск — оплот повстанцев. В ответ Россия начала посылать через границу тяжелое вооружение, включая зенитно-ракетные комплексы, задачей которых было ослабить украинские ВВС.

Когда появились убедительные данные о том, что «Бук» был поставлен Россией, стало понятно, что конфликт превратился в «опосредованную войну» между Россией и Украиной — или даже между Россией и Западом.

Некоторые западные дипломаты считали, что случившееся может дать г-ну Путину возможность выйти из конфликта, сохранив лицо.

«Многие думали, что Москва, увидев, что ситуация выходит из-под контроля, начнет убирать оттуда вооружение, — говорит один из европейских министров иностранных дел. — Когда они продолжили поставлять оружие в прежнем объеме, это стало неожиданностью».

Г-жу Меркель ужаснули сообщения о том, что тела погибших были ограблены и что повстанцы не допускают к месту крушения следователей. «Канцлер решила, что за гибелью гражданского самолета должен последовать ясный сигнал, — утверждает представитель парламентской фракции Христианско-демократического союза по внешнеполитическим вопросам Филип Миссфельдер (Philip Missfelder). — Мы в Германии чувствуем, что гибель мирных жителей все коренным образом меняет».

Тем временем г-н Путин исчез из виду. В субботу 19 июля г-жа Меркель стала первым западным лидером, поговорившим с ним после аварии. Канцлер потребовала, чтобы сепаратисты помогли найти тела и позволили провести расследование. Когда г-н Путин заявил, — как уже неоднократно делал, — что он не контролирует повстанцев, она предупредила в ответ, что его бездействие будет иметь экономические последствия.

Г-жа Меркель также поговорила с г-ном Обамой. Она понимала, что степень ответственности г-на Путина за случившееся неясна. Однако, не защитив место крушения, «российские власти упустили шанс», отмечает берлинский источник, близкий к канцлеру.

В воскресенье США настолько уверились своих разведданных, что подробно изложили свою версию постигшей MH17 участи. Госсекретарь Джон Керри заявил, что Америке известна траектория ракеты — и что ракета была выпущена с контролируемой сепаратистами территории.

Через несколько часов состоялось первое публичное выступление г-на Путина с тех пор, как был сбит самолет. Его видеозапись была опубликована на сайте Кремля в 01:40 по московскому времени. Г-н Путин, выглядел усталым, под глазами у него были мешки. Он заявил об «ужасной трагедии», но не признал ни ответственность повстанцев, ни ответственность России. Вместо этого он намекнул, что моральную ответственность за происшедшее несет Киев, отменивший июньское перемирие: «С уверенностью можно сказать, что если бы... боевые действия на востоке Украины не были возобновлены, то и этой трагедии наверняка бы не произошло».

Западные чиновники, надевшиеся, что Москва постарается снизить напряженность, были разочарованы. Позиция российского министерства обороны также резко противоречила западной — оно заявило, что российские радары засекли перед авиакатастрофой недалеко от лайнера украинский истребитель.

Некоторые западные дипломаты, обладающие большим стажем, вспомнили о поведении Москвы в 1983 году, когда советский истребитель сбил корейский лайнер, по ошибке вторгшийся в воздушное пространство СССР. «Та же самая тактика — ложь и потоки пустословия», — заметил один из дипломатов.

Однако MH17 был сбит в эпоху смартфонов и социальных сетей. В интернете сразу же появились фотографии и видеозаписи, свидетельствовавшие, что «Бук» сначала прибыл на Украину из России, а затем отбыл обратно без одной ракеты. Многие из первоначальных выводов позднее подтвердились в ходе официального расследования.

На фоне многомесячной пропаганды со стороны российских государственных СМИ, пытавшихся представить свою версию украинского кризиса, американские чиновники чувствовали, что им нужно как можно быстрее публиковать информацию о MH17. «Русские просто не вызывали доверия — и это стало их поражением», — заметил высокопоставленный вашингтонский чиновник.

Некоторые московские официальные лица и симпатизирующие России западные аналитики считают, что, поторопившись с обвинениями, Запад совершил ошибку. На вопрос о том, почему г-н Путин не воспользовался представившимся шансом на примирение, один из бывших кремлевских чиновников ответил: «Он был оскорблен и действовал под влиянием эмоций. Ваша сторона принялась обвинять его в чем попало еще до того, как хоть что-то прояснилось».

Никто за пределами Кремля не знает, существовала ли реальная возможность того, что г-н Путин выберет другой вариант. Однако очевидно, что возмущение, вызванное гибелью MH17, обеспечило единство Запада.

ЕС и США ударили по целым секторам российской экономики, введя новые санкции против принадлежащих государству банков и нефтяных компаний. В сочетании с неожиданным падением нефтяных цен это обострило российский финансовый кризис. По мнению одного из европейских министров иностранных дел, после авиакатастрофы обстановка «фундаментальным образом изменилась».

В ходе посвященного санкциям совещания спикер польского парламента Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski), сторонник жесткой линии, заметил своему коллеге: «Похоже, здесь все критически настроены по отношению России. Мне даже не пришлось ничего говорить — все сказали за меня».

Вскоре последовала реакция г-на Путина.

«Война с Россией»

Западные официальные лица сообщают, что в районе 24 августа — годовщины независимости Украины — границу пересекли три российские боевые группы общей численностью примерно в 4 тысячи солдат, с бронетранспортерами и тяжелым вооружением.

По данным Киева и западных разведок, российский спецназ и офицеры военной разведки присутствовали на Украине еще в апреле, когда пророссийские повстанцы только начали захватывать города. Однако вступление в дело регулярных сил плачевным образом усугубило ситуацию.

По словам одного из советников г-на Порошенко, «с этого момента мы больше не говорили об антитеррористической операции» — как Киев называл конфликт с сепаратистами. «Началась война с Россией», — добавил он.

На Западе до сих пор не могут понять, какие цели ставит перед собой г-н Путин. Хочет ли он восстановить Новороссию — причерноморскую территорию от Донецка до Одессы, захваченную еще Екатериной? Намерен ли он расколоть НАТО? Как бы то ни было, в августе стало понятно одно: г-н Путин не собирается проигрывать на Украине.

Западное руководство опасалось такого исхода с того времени, как украинские силы начали одолевать повстанцев. Сообщения о том, что повстанцы размещают свои позиции рядом с больницами и детскими садами, заставили г-на Байдена, контактировавшего с г-ном Порошенко чаще прочих представителей американской администрации, предостеречь украинского президента.

«Вице-президент говорил, что эта проблема не имеет военного решения и что надо остерегаться шагов, способных спровоцировать Россию на ответные меры, — рассказывает чиновник из Белого дома. — Мы предполагали, что Путин не даст сепаратистам проиграть».
Г-жа Меркель говорила о том же самом. «Она удерживала его от военных действий и рекомендовала не недооценивать Россию и ее возможную реакцию», — вспоминает близкий к канцлеру источник.

Впрочем, и в США, и в Европе существовали разногласия по вопросу о том, как далеко должна зайти украинская военная кампания. «Кое-кто говорил, что падение Донецка или Луганска может спровоцировать Путина на полномасштабную атаку, после которой Украина никогда не сможет восстановиться, — утверждает тот же источник. — Другие утверждали, что украинцы должны взять один из этих городов, убедив Путина, что он не сможет победить, и после этого уже говорить о мире».

На деле, еще до того, как Украина смогла взять Луганск или Донецк, российские войска пересекли границу— и сразу же переломили ситуацию. Украинские солдаты были вооружены и обучены лучше повстанцев. Однако российские военнослужащие превосходили их и по организации, и по вооружению.

У русских были системы залпового огня «Ураган», способные наносить удары ракетами с осколочной боевой частью с дистанции в 35 километров. По словам советника г-на Порошенко, украинские бойцы «даже не видели врага, это было похоже на мясорубку».
В итоге побоище заставило президента Украины понять, что у него нет другого выбора, кроме переговоров о перемирии.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Битва за Украину: как Запад потерял Путина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.