Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Азербайджан и Узбекистан роднят взгляды руководителей

  • Азербайджан и Узбекистан роднят взгляды руководителей
  • Смотрите также:

Насколько серьезно узбекский фактор влияет на внешнеполитическую стратегию Баку?

Азербайджан выстраивает стратегические отношения со многими игроками, в том числе с государствами Центральной Азии. Особый интерес вызывает взаимодействие Баку и Ташкента — стран, находящихся в разных геополитических зонах, но связанных между собой как общими проектами, так и общими проблемами.

В этой связи заявление узбекской оппозиции о том, что Ислам Каримов впал в кому, вызывает много вопросов, связанных и с геополитической конъюнктурой, и с более локальными явлениями.

Как выстраиваются отношения Азербайджана и Узбекистана, насколько силен узбекский фактор во внешней политике Баку, может ли Ташкент подключиться к газовым проектам TAP и TANAP? Об этом и многом другом в интервью КАВПОЛИТу рассказал главный редактор газеты NewBakuPost, политолог Тофик Аббасов.

— Узбекская оппозиция сообщила, что действующий президент Узбекистана Ислам Каримов впал в кому. Насколько серьезное влияние оказывает узбекский фактор на внешнеполитическую стратегию Азербайджана?

Ислам Каримов, которого узбекская оппозиция положила в кому, снова выдвинут в президенты Узбекистана на предстоящих выборах.

 — Узбекистан является одним из ключевых субъектов центрально-азиатского региона, который заметно влияет на геополитическую конъюнктуру не только постсоветского, но и всего Евразийского пространства.

Будучи в непростом окружении, а на юге у этой страны есть такой сложный и непредсказуемый сосед, как Афганистан, Узбекистан устойчиво выполняет стабилизирующую роль, демонстрируя надежность и предсказуемость.

Именно на этой основе Ташкент смог преодолеть острую полосу постсоветского социально-экономического кризиса, превратившись в самодостаточный субъект.

В этом смысле у страны прослеживаются сходства с Азербайджаном, где также имеется сильная власть, владеющая ситуацией и умеющая ясно изложить свои видения в разрезе проблем региональной безопасности, развития интеграции и других актуальных вопросов.

Азербайджана и Узбекистан вот уже более двадцати лет как имеют доверительные отношения, и главной предпосылкой тому стал устойчивый диалог Баку с Ташкентом.

Позиции политического руководства двух государств совпадают в подходах ко многим вызовам времени. И на этой основе страны смогли наладить продуктивное партнерство, решая тем самым многие региональные и международные вопросы.

Есть основания говорить, что они осуществляют согласованную политику. Неслучайно Узбекистан поддерживает усилия Азербайджана в контексте урегулирования карабахской проблемы, недвусмысленно признавая тем самым территориальную целостность Азербайджана.

А Азербайджан полностью разделяет позицию Узбекистана в противостоянии тем угрозам, которые исходят от радикалов-исламистов, окопавшихся в Афганистане. 

К тому же обе страны представлены в нескольких международных структурах, прежде всего, в СНГ, ОИС и других, что позволяет им в случае необходимости вести взаимодополняющую линию, поддерживая тем самым тонус налаженных отношений.

Говоря о воздействии политики одной страны на позицию другой, уместно вспомнить, что в подходах к требованиям региональной и общей безопасности оба государства выступают в качестве состоявшихся и дееспособных субъектов.

Это пока что очень важный фактор, влияющий на ход международных процессов в Евразийском пространстве.

Если же говорить о возможностях социально-экономической кооперации, то показатели совместных усилий могут показаться скромными.

Уровень товарооборота едва превышает 50 миллионов долларов, и эта планка не отражает реального потенциала двух стран. Однако надо учесть, что взаимодействие налажено именно в тех отраслях, которые представляют так называемый эксклюзивный блок.

К тому же совместными усилиями создана двусторонняя правительственная комиссия, которая периодически собирается и корректирует действия профильных отраслей и бизнес структур стран-партнеров.

— Какие общие проблемы сегодня роднят Азербайджан и Узбекистан? И есть ли ключевое противоречие между странами?

— Практически обе страны решают сходные задачи, находясь в заключительном этапе транзитного периода. Реформы в экономике дали возможность странам преодолеть самый тревожный постсоветский этап разрухи и кризиса, и теперь наращивается потенциал для полнокровного инфраструктурного становления.

Обе страны обладают заметными углеводородными ресурсами. И если для Азербайджана нефтегазовая промышленность уже превратилось в локомотив индустриального комплекса, то Узбекистан, располагая значительными запасами и нефти, и газа, сделал ставку на машиностроение, горнорудное производство, аграрный комплекс.

Инвесторы одинаково внимательны к возможностям растущих производительных мощностей и там, и тут.

Однако Ташкент в разработке стратегических сырьевых ресурсов идет по пути рационального освоения, чтобы не быть зависимым от импорта. Нефть и газ Таримского бассейна, от которого у Ташкента имеются надежные ключи, разрабатываются исключительно для самообеспечения. Ислам Каримов держит эту козырную карту для будущих времен.

Противоречий между странами нет. Наоборот, Баку и Ташкент смогли наладить взаимодействие на уровне стратегических партнеров, и это позволяет им в случае необходимости координировать подходы и действия.

А роднят эти государства взгляды руководителей двух стран на процессы, от которых зависит будущее.

Президенты Ильхам Алиев и Ислам Каримов являются ярыми сторонниками плавных, умеренных действий, не увлекаются революционными те 128c2 хнологиями.

Кстати, говоря об общих подходах, необходимо заметить, что обе эти страны находятся в фокусе внимания зарубежных политтехнологических центров, которые облюбовали для себя революционные эксперименты по периметру постсоветского пространства. 

Идеологи цветных революций прицеливались, возможно, до сих стремятся распространить, навязать тектонические концепции на Азербайджан и Узбекистан. Однако их попытки провалились благодаря разумным действиям лидеров двух стран, у которых имеется политическая воля для защиты национальных интересов.

Они смогли отгородить собственные народы от соблазнов навязать всевозможные схемы так называемых либеральных перемен.

Потому можно сказать, что эти страны роднит стремление национальных элит развиваться своим путем, успешно противодействовать насильственному экспорту революционных технологий.

И малочисленные группы местных доморощенных либералов, что некогда пытались завладеть умами масс, также не возымели успеха.

— Насколько внимательно в Баку следят за политическим полем Узбекистана? Есть ли среди политиков та фигура, которую Баку хотел бы видеть как преемника Каримова?

— Обе страны строго блюдут политический этикет, не грешат соблазном вмешиваться во внутренние дела друг друга.

Политические заявления президентов Ильхама Алиева и Ислама Каримова, что были сделаны в ходе двусторонних саммитов в Баку и Ташкенте, пролили свет на позиции сторон. Приоритетом для них является взаимная помощь и совместные действия в тех сферах, которые определены в качестве перспективных.

В плоскости проблем безопасности две страны успешно сотрудничают, и это находит подтверждение на примере четкого взаимодействия национальных служб, призванных предвосхищать риски, тревожные вызовы и нежелательные процессы.

Вопрос политического преемника нынешнего главы узбекского государства является сугубо внутренним делом дружественной страны. И в этом плане Баку, как кажется, уверен, что такой прагматик и дальновидный политик, как Ислам Каримов, должным образом позаботился о будущем своей страны.

И потом, вопрос политического преемника всегда и везде был и остается таким вопросом, что находит свое разрешение исключительно благодаря характерным для стран особенностям. Желания или же старания сторонних сил всегда имеют обратную непредсказуемую сторону.

Учитывая, что и в Баку во власти находится признанный мастер-прагматик большой политики, можно с уверенностью сказать, что такого рода желания, попытки не рассматриваются даже гипотетически.

И если принять во внимание требования восточного этикета, то и в этом смысле такого рода намерения строго-настрого не приветствуются в сложившихся доверительных отношениях.

— Азербайджан, реализуя проекты TAP и TANAP, рассматривает Узбекистан как возможного партнера по поставкам «голубого топлива»? Особенно в свете формирования нового крупного газового хаба с центром в Стамбуле?

— В конце 90-х годов, как вы помните, именно усилиями Азербайджана и Узбекистана проект «Восток—Запад» получил путевку в жизнь. Гейдар Алиев и Ислам Каримов приложили тогда немало усилий для возрождения проекта «Шелковый путь», который был призван упростить интеграцию новых государств в глобальную систему.

Бесспорно, Запад был заинтересован в создании новых коммуникаций по перевалке углеводородных ресурсов в направлении Европы.

С одной стороны, это было важно для того, чтобы вырвать постсоветские страны из орбиты влияния России, а с другой стороны, это было вызвано стремлением быстро разрешить вопрос энергетической безопасности Европы. США открыто лоббировали эти планы.

Баку и Ташкент стали ключевыми акторами этих проектов, и вне зависимости от того, какими запасами стратегических располагают государства, важно было выстроить транзитную цепочку.

Наличие у двух этих государств больших запасов углеводородов как нельзя кстати подходили к новым перспективным планам.

Лидерам двух стран и тогда, и сегодня хватило мудрости, чтобы отгородиться от сомнительного участия в чужих играх большой геополитики, однако в плоскости экономики лидеры стран смогли взять на себя большой груз экономической составляющей проекта.

Коммуникационный коридор заработал, но не в полном объеме, как на то рассчитывали авторы проекта. Позднее Узбекистан на несколько порядков сократил долю своего участия в перевалке трансконтинентальных грузов, опять же применив принцип разумности.

Однако Ташкент никогда не заявлял, что не будет подключаться к нефтегазовой части Евразийского проекта. Ресурсной готовностью он обладает, и в случае необходимости он вполне в состоянии воспользоваться имеющимися в регионе передающими коммуникациями для экспорта своих энергоносителей в западном направлении.

По меньшей мере, узбекское руководство тщательно отслеживает перемены и новые возможности в нефтегазовой сфере, и к тому же страны-партнеры, в числе которых значится Азербайджан, всегда готовы выйти на новый консультационный и переговорный уровень, чтобы определиться своими расчетами в рыночной конъюнктуре.

И проекты TAP и TANAP как раз из той серии, где двери всегда открыты, и пересмотр принятых расчетов в сторону увеличения только в радость потребителям. Как говорится, нефти и газа никогда не бывает много.     

— Ислам Каримов пошел на жесткий контроль внешних границ, чтобы предотвратить возможный экстремистский трафик из Афганистана. В случае, если в Узбекистане сменится глава, есть ли для региона в целом и для Азербайджана в частности риски от экстремистов, усиления наркотрафика и т.д?

— Риски, исходящие от религиозного экстремизма, находящегося под защитой наркотрафика, к которому, кстати, приложились и западные спецслужбы, к сожалению, воспроизводятся с завидным постоянством.

Видать, эта тревожная и удручающая тенденция будет сохранять свою силу еще долго. Узбекистан и лично Ислам Каримов сыграл реально функциональную роль в выработке системного противодействия этим опасным явлениям.

И заслуживает внимания то обстоятельство, что не только политический истеблишмент этой страны, но и общественно активные силы за все предыдущие годы также прониклись пониманием, насколько важно сегодня не расслабляться в борьбе с теми, кто намеревается взбудоражить важный с геополитической точки зрения евразийский ареал.

В этом плане с ответственностью можно сказать, что в Центральной Азии Узбекистан, а в Кавказско-Каспийском регионе Азербайджан стали авангардом организованного противодействия противникам стабильности. И в этом направлении две страны результативно сотрудничают.

Исключительная роль и Ислама Каримова, и Ильхама Алиева заключается в том, что они смогли проработать и ввести в действие разумную и долгосрочную программу борьбы со всеми видами социального зла, в том числе и теми, что перечисляются вами.

По-видимому, это исходит из внутренней силы такого рода лидеров, которые живут заботами не только настоящего, но и будущего.

Что касается смены лидеров, то этот процесс неизбежен везде и всюду. Действующие руководители, которые проникнуты ответственностью за судьбы поколений, как правило, умеют предвидеть, и в силу этой особенности заранее предпринимают необходимые меры, чтобы все соответствовало контексту времени. 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Азербайджан и Узбекистан роднят взгляды руководителей


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.