Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Безрассудная политика США на Украине

  • Безрассудная политика США на Украине
  • Смотрите также:

Является ли политика США главной внешней причиной дестабилизации на Украине? Этот вопрос может спровоцировать многих, кто полагается на трактовку конфликта норвежскими СМИ. Изложенное ниже основывается на мнении западных аналитиков, которых сложно отнести к категории «полезных В. В. Путину идиотов».

В журнале Foreign Affairs за сентябрь/октябрь 2014 года опубликована статья американского политолога Джона Д. Миршаймера «Почему в кризисе на Украине виноват Запад?». Миршаймер рассматривает реакцию России как ответ на вторжение в чувствительную сферу российских интересов — логичный и предсказуемый в политическом плане ответ на геополитическое продвижение Запада к границам России в нарушение заверений министров иностранных дел США и Германии Джеймса Бейкера и Ханса-Дитриха Геншера, данных ими Горбачеву в связи с объединением Германии в 1990 году.

Сейчас значение этих обещаний преуменьшается, говорится, что они были даны в словесной форме, а не закреплены договором. Фактически они являются подготовленной Западом дипломатической наживкой, чтобы навязать Горбачеву свою волю.

В газете «Washington Post» от 5 марта прошлого года Генри Киссинджер рассматривает аннексию Крыма в качестве естественной ответной меры на переворот в Киеве. Не только потому, что подавляющее большинство населения Крыма является русским, но и потому, что у России имелись весомые основания для обеспокоенности будущим российского Черноморского флота. Для Москвы Украина «никогда не будет просто одной из зарубежных стран». Киссинджер вспоминает о взрывоопасном конфликтном потенциале в расколотой стране: «Любая попытка одного „крыла“ Украины господствовать над другим... в итоге рано или поздно выльется в гражданскую войну или распад страны». Переворот в Киеве привел именно к этому. Киссинджер предостерегает и выступает против членства Украины в НАТО, рассматривает Путина в качестве серьезного стратега, основывающегося на традициях российской истории.

Прежде чем вернуться к сегодняшней ситуации, необходимо немного познакомиться с этой разнородной Украиной, имя которой этимологически означает «окраинная/приграничная страна». Профессор Гарварда Сэмюэл П. Хантингтон выдвигал на первый план существенные региональные линии разлома в «приграничной стране», когда в 1997 году в своей статье «Столкновение цивилизаций» (The Clach of Civilizations) оценивал мировые перспективы развития. Разногласия между Западом и Востоком страны были драматически выставлены на обозрение во время президентских выборов на Украине в 1994 года. Тогда первый президент Украины после обретения ею самостоятельности в 1991 году, Леонид Кравчук, проиграл премьер-министру Леониду Кучме, который был националистом в меньшей степени и выступал за тесное сотрудничество с Россией. Очертив национальные противоречия, Хантингтон пришел к выводу о том, что избрание Кучмы новым президентом (набрал 52% голосов) успокоило Россию.

Однозначный образец регионального разделения по результатам выборов иллюстрирует раскол нации: Кучма получил большинство голосов во всех 13 восточных областях страны (православных, с преобладанием русскоязычного населения), а Кравчук выиграл во всех 13 западных. Такую поляризацию Хантингтон объясняет своей цивилизационной парадигмой.

Но сохранится ли это хрупкое равновесие на Украине? Хантингтон не исключал вероятность взрыва сепаратизма как на Западе, так и на Востоке. В Крыму в 1994 Кучма набрал 91,9% голосов, но еще в 1992 году Крымский парламент г 14945 олосовал за отделение от Украины. К 1995 на полуострове была своя Конституция, и он объявил себя автономной республикой, но под давлением Киева данное постановление не было осуществлено. Результаты выборов 1994 сохранили равновесие между Западом и Востоком Украины и предотвратили отделение Крыма.

С оптимизмом Хантингтон предсказал вероятность сохранения целостности страны, но при наличии одной предпосылки: Украине следует тесно сотрудничать с Россией. Таким образом, он сумел увидеть геополитические перспективы с точки зрения Москвы, что потребовало основанного на знаниях умения встать на чужую точку зрения и знакомства с российской историей, а это на Западе — в остром дефиците.

Россия могла бы смириться с Украиной в качестве буфера в точке равновесия между собой и Западом, с приемлемыми отношениями в двух направлениях. Но даже при таком «статус кво» влиятельные силы в США стремятся двигать сферу своих интересов в восточном направлении. Есть основания вспомнить о драматическом сценарии американского стратега Збигнева Бжезинского и его учеников: расширение гегемонии Запада для «включения России и Турции». Институционным местом для такого процесса он в 2012 увидел Киев, который мог бы стать символом обновленной жизнеспособности Запада и растущей досягаемости («Foreign Affairs», 1/2012).


При поддержке Западом (а возможно, и по его инициативе) киевского переворота, направленного против демократически избранного президента, баланс был утрачен, а в Кремле прозвучал сигнал тревоги. Долгосрочное соглашение по военно-морской базе в Крыму оказалось в опасности, возник риск того, что полуостров, возможно, с появлением на нем базы НАТО, станет плацдармом рядом с южной границей России. Провокационным в данном сценарии является тот факт, что лишь немногие на Западе приняли ответственность за происходящее на себя.

То, что Россия ответила на переворот в Киеве аннексией Крыма, согласно Миршаймеру, понять весьма легко. Такая реакция должна была быть особенно очевидной для США, которые никогда не согласятся на иностранное присутствие вблизи своих границ. Бывший посол США в Москве Джек Мэтлок напоминает, что США живут уже около 200 лет со своей доктриной Монро — одним из краеугольных камней внешней политики страны — не мириться с вмешательством Европы в дела Северной и Южной Америк. Почему же одним так трудно понять чувства других стран? Потерпели бы США нечто подобное в Мексике или Канаде — Россию или Китай в качестве внешних действующих лиц?

И ученый Миршаймер, и дипломат Мэтлок рассматривают кризис в контексте продвижения НАТО на Восток, имеющего своей целью превратить Украину в бастион НАТО у границ России. В номере «Foreign Policy» за июль/август 2014 года Мэтлок утверждает, что Россия не вторглась бы в Крым, не будь вероятности приема Украины в НАТО и превращения Севастополя в базу НАТО. Москва придает полуострову, который являлся русским, пока в 1954 году Никита Хрущев не передал его Украине, важнейшее стратегическое значение.

О закулисном содействии США перевороту в Киеве еще мало известно. Но из того, что должно было стать сверхсекретным разговором между двумя ключевыми фигурами, заместителем государственного секретаря США Викторией Нуланд и послом США в Киеве Джеффри Р. Пьяттом, выяснилось, что рыльце у них в пушку. Разговор, названный «Fuck the EU» из-за того, что Нуланд послала подальше страны ЕС за их осторожную восточную политику, который состоялся между двумя конспираторами, разоблачает их указания по поводу кадрового пасьянса для режима, установленного вследствие переворота. Тем кандидатом, которого США видели в качестве премьер-министра Украины, являлся «Яц» — Арсений Яценюк. Так это было. Смена режимов во всем мире является давней традицией США.

Посол США приветствовал переворот, в планировании которого принимал участие, назвав его «днем для учебников истории». Но, возможно, он просчитался насчет дальнейшего развития событий. Смена власти не по правилам и политические инициативы режима, установившегося вследствие переворота, которые были выдвинуты без учета различий в культуре Украины, возможно, спровоцировали ненамеренный сепаратизм в восточной части Украины и встревожили Россию.

Нуланд, к тому же, замужем за Робертом Каганом, советником по внешней политике и основателем идеологии, целью которой является установление в XXI веке такой же действенной американской гегемонии, как и в двадцатом. Этот факт является иллюстрацией того, что в личном плане в проведении внешней политики президента Барака Обамы участвуют многие из неоконсервативных деятелей бывшей администрации Дж. Буша. Амбиции многих из них заключались «не только в демонтаже Советского Союза, но также и самой России».

В конце «холодной войны» Джордж Кеннан, архитектор проводившейся США политики сдерживания, имевшей целью предотвращение распространения коммунизма, назвал экспансивную восточную политику трагической ошибкой, на которую Россия среагирует в тот день, когда встанет с колен. По словам Кеннана, американские политики перестали брать в расчет Горбачева, стремясь заполнить вакуум власти. Новая фаза такой политики развязала гражданскую войну на Украине. Путин не так податлив и наивен, как первый и последний Президент СССР, и — что интересно — в своей политике в отношении Украины он находит понимание со стороны своего критика Горбачева.

Профессор Университета Оттавы Поль Робинсон, специализирующийся на изучении России и восточной Европы, не видит какой-либо выгоды для России от кризиса на Украине, зато видит проблемы, в частности, страна была вынуждена принять около полумиллиона беженцев, а Донецкая область нуждается в субсидиях. То, что больше всего интересует Россию на Украине, это стабильность, а именно: страна должна находиться в состоянии равновесия и в качестве буфера между Россией и Западом.


Проблемой для России в результате свержении Виктора Януковича стало не то, что он был «пророссийским» политиком, каковым его в Москве не считали, а то, что хрупкий баланс между регионами Украины, который поддерживал целостность страны, был нарушен в результате переворота. П. Робинсон, подводя итоги в своей аналитической статье под названием «Стоит ли Россия за восстанием на Востоке Украины?», утверждает, что западные СМИ и политики дают упрощенную картину создавшейся ситуации.

Даже в норвежской Социалистической левой партии «русская агрессия» кажется самым легким объяснением конфликта, что является показателем того, насколько основательно стандартная версия о событиях на Украине проникла в западное общественное мнение, в том числе, и глубоко на левом фланге.

Хантингтон, тем не менее, увидел наличие больших проблем в процессе складывания нации в новой Украине и опасается взрыва сепаратизма - как на Востоке, так и на Западе далеко не гомогенной страны. По его мнению, наиболее оптимистической альтернативой развития и решающей предпосылкой для сохранения Украины как государства является сотрудничество с Россией. Вместо этого происходит переворот, который торпедирует эту предпосылку и создает цепную реакцию, приведшую к гражданской войне, которая является сегодня неоспоримым фактом. Миршаймер приходит к выводу о том, что не Путин начал конфликт на Украине: «Его ответная реакция на события является защитой, а не нападением». Американский исследователь возлагает вину за опасное развитие событий на внешнюю политику своей собственной страны.

Точки зрения на реальную действительность сталкиваются друг с другом: мятежники на Востоке Украины считают, что Россия ведет себя слишком пассивно и нерешительно, и что они получают слишком малую помощь в борьбе против киевского правительства, которое хочет подавить их. Таким образом, они вынуждают Путина сделать ход конем. В Киеве же и на Западе получило распространение мнение о том, что Путин является зачинщиком данного конфликта, который может быть объяснен формулировкой «русская агрессия». Внутри Украины, «приграничной страны», накопилось много материала для эскалации конфликта. А гражданская война, естественно, поляризует противоречия в и без того расколотом государстве, что несет в себе опасность возникновения крупного международного глобального конфликта.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Безрассудная политика США на Украине


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.