Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Новый год, новые войны: чего ожидать от США в 2015 году

  • Новый год, новые войны: чего ожидать от США в 2015 году
  • Смотрите также:

Главным направлением американской политики в АТР будет сдерживание Китая, в связи с чем стоит ожидать усиления американского военного присутствия в Юго-Восточной Азии.

События прошедшего 2014 года показали, что мир вступает в новую эпоху международных отношений, характеризующихся изменением позиций сил на мировой арене и обострением борьбы за переустройство мирового порядка.  В первую очередь, это означает завершение эпохи безраздельного экономического и военно-политического превосходства США.  Разумеется, такие перспективы не устраивают Вашингтон, который всеми силами пытается сохранить за собой роль глобального лидера, соответствующим образом выстраивая свою политику.

Говоря о перспективах внешнеполитического курса Вашингтона, стоит обратить внимание на военно-политический аспект.  В начале октября 2014 года была обнародована Новая оперативная концепция сухопутных войск США «Победа в сложном мире. 2020-2040», которую многие посчитали своеобразной реакцией на политику России в отношении Крыма и юго-востока Украины.  Однако эта концепция начала разрабатываться задолго да украинских событий и отражает видение понятия войны как насильственных действий, целью которых является добиться выполнения противником чужой воли.  При этом война совсем не обязательно означает применение классического оружия и ведение военных действий. 

В Новой оперативной концепции под войной подразумеваются также противоборства в дипломатической сфере, внутренние гражданские конфликты, информационные и финансово-экономические войны, а также противоборство в технологической области. При этом на армию возлагается задача после завершения войны взять на себя нагрузку по переформатированию жизни и менталитета населения стран и регионов, представляющих собой актуальную либо потенциальную угрозу американской исключительности, а также воссоздания на новой основе государств на этих территориях.  То есть, речь идет о силовом переформатировании неугодных или потенциально опасных для интересов США стран и целых регионов. 

В этой связи стоит обратить внимание на изменения в Пентагоне – ведомстве, оказывающем значительное влияние на формирование внешней политики.  Как известно, на пост главы Министерства обороны США Бараком Обамой предложена кандидатура Эштона Картера, который принимал непосредственное участие в разработке Третьей оборонной инициативы, а ранее вместе с У. Перри участвовал в разработке концепции превентивного сдерживания, предусматривавшей, в частности, сохранение ракетно-ядерного потенциала России на минимальном уровне и недопущение возрождения вооруженных сил РФ.  

Картер – весьма неординарный человек, выпускник Йельского и Оксфордского университетов, имеет ученые степени по истории и ядерной физике.  Он почти в равной степени близок как к республиканцам (в том числе неоконам), так и к демократам: в плане карьеры Картер тесно связан с семьей Клинтонов и работал с М. Олбрайт, но при этом он также сотрудничал с Г. Киссинджером и семьей Буш.  По сути, будущий глава Пентагона является приверженцем «ястребиной» внешней политики. 

Как полагают многие эксперты, в ближайшей перспективе стоит ожидать значительного ужесточения политики США в разных регионах.  В частности, можно предполагать более жесткой политики по отношению к Северной Корее. Ранее Эштон Картер участвовал в разработке сценариев силового вмешательства США в ситуацию на 13c1b Корейском полуострове, являясь сторонником нанесения точечных ударов по ключевым объектам, в том числе ядерным.  Тогда эти планы не были утверждены, поскольку вызвали сильное возражение в Сеуле, но в Пентагоне и Госдепартаменте до сих пор существует мнение о том, что эти планы необходимо реанимировать и доработать, хотя бы исходя из того, что это станет дополнительным фактором давления на Пхеньян.  Особую актуальность это приобретает в связи с наметившейся, хотя и весьма неопределенно, перспективой сближения Севера и Юга и возможного проведения нового межкорейского саммита, который, в частности, может пройти при посредничестве России, если Ким Чен Ын и Пак Кын Хе приедут на празднование 70-летия окончания Великой отечественной войны в Москву. Сближение Пхеньяна и Сеула, особенно при посредничестве Москвы, не укладывается в стратегические планы Вашингтона, стремящегося за счет продвижения тезиса о северокорейской угрозе сохранить свое военное присутствие в Южной Корее и Японии.  Поэтому США будут стремиться сорвать переговорный процесс, в частности, пытаясь путем активизации совместных с РК военных учений спровоцировать Пхеньян на ответный демарш. 

Впрочем, главным направлением американской политики в АТР будет сдерживание Китая, в связи с чем стоит ожидать усиления американского военного присутствия в Юго-Восточной Азии, в том числе в Южно-Китайском море. Так, вполне возможна реализация инициатив по сопровождению американскими военными кораблями торговых судов стран-союзников США (в частности, Филиппин) «для охраны», а также активизации учений со странами региона с привлечением к ним Японии, Южной Кореи, Австралии и Индии.

Также стоит ждать изменений политики США в отношении бывших советских республик и стран Европы. Исходя из прорабатываемых американскими экспертами предложений, можно ожидать инициатив США по активизации сотрудничества НАТО с Финляндией и Швецией, включая получение разрешения на использование их территории и воздушного пространства для обеспечения «безопасности Прибалтики» в связи с «ростом угроз со стороны России».  Кроме того, возможно продвижение инициативы по созданию Балтийских экспедиционных сил с участием стран региона для повышения уровня взаимодействия и эффективности обеспечения защиты от военных угроз.

Еще одним направлением является лоббирование принятия в члены НАТО Грузии. По мнению американских экспертов, после ухода в отставку в ноябре 2014 года министра обороны Грузии Ираклия Аласания позиции прозападных сил в правительстве этой страны ослабли.  В этой связи предлагается активизировать военные и дипломатические контакты с Тбилиси, а также объявить о том, что Вашингтон резко усилит санкции против Москвы, если со стороны любых структур будут хотя бы попытки организации в Абхазии и Южной Осетии референдумов о присоединении к России.

Что касается политики США в отношении России, стоит ожидать предложений о разработке новой стратегии отношений с Москвой, предполагающей дальнейшее выдавливание РФ из международных организаций, а также выход из нового договора о сокращении стратегических вооружений. 

Собственно, базис для внешнеполитического курса США в отношении России был заложен в принятой в прошлом году  палатой представителей Конгресса США Резолюции № 758, которую многие назвали «антироссийской резолюцией». В ней, в частности, отмечено следующее: «Правительство Российской Федерации поддерживает действия российских физических и юридических лиц по инфильтрации и нападению на компьютеры и компьютерные сети правительства Соединенных Штатов, бизнеса и частных лиц с целью получения информации или нарушения их работы… Российская Федерация продолжает использовать свои энергетические ресурсы в качестве средства политического и экономического принуждения Украины, Грузии, Молдавии и других европейских стран».

Исходя из этого, делается вывод о том, что «Российская Федерация осуществляет политическую, военную и экономическую агрессию против Украины и других стран». Ключевыми в этих выдержках являются компьютерная тема и упоминание неких не названных иных стран. Из контекста вполне понятно, что в качестве них могут выступать только страны НАТО, поэтому в резолютивной части решения выделена «приверженность Соединенных Штатов своим обязательствам по Североатлантическому договору, в частичности статье 5» - статье о коллективной безопасности и обязательстве всех стран НАТО участвовать в отражении агрессии против одной из стран-участников.

По сути, с учетом нового подхода США к ведению войн, принятая Конгрессом Резолюция знаменуют переход от мирного, хотя и нестабильного в условиях разных конфликтов, сосуществования к масштабному жесткому противоборству в самых разных сферах.  Это противоборство имеет принципиальный характер. С одной стороны, Россия отстаивает свое право на полный суверенитет — внутриполитический и международный — и свое видение мирового порядка. С другой стороны — США отстаивают возглавляемый ими международный режим, установившийся в результате окончания «холодной войны» и исчезновения СССР. В обозримой перспективе компромисс по этим вопросам недостижим.

В США укоренилось отношение к РФ как к «бывшей державе», упадок которой необратим. Поэтому любые действия Москвы по расширению своего влияния воспринимаются как нарушения сложившегося миропорядка.  Особую обеспокоенность США вызывает продолжающееся сближение России и Китая, который Вашингтон в перспективе считает своим основным соперником в экономической и политической сферах. В такой ситуации невозможно установить общие правила игры, которые были во времена «холодной войны», поскольку нет четкого разделения на два лагеря, в глобальную политику вмешиваются ранее нейтральные и малозначимые региональные силы, которые все больше и больше влияют на мировые процессы.

В этих условиях ожидаемое ужесточение внешнеполитического курса США будет носить фрагментарный характер, поскольку Вашингтон не может позволить себе вести войну одновременно на нескольких фронтах и тем более не может позволить себе проиграть хоть в чем-либо.  Любое поражение Барака Обамы в условиях начинающейся в 2015 году подготовки к президентским выборам 2016 года резко ослабит позиции кандидатов от Демократической партии, поэтому при общем ужесточении внешнеполитической риторики и обозначении жестких мер в отношении России, КНДР, Ирана, ИГ и т.п., конкретные внешнеполитические шаги будут довольно осторожными.  Это предполагает, что США попытаются переложить основное бремя на своих союзников в АТР и Европе, чтобы снять с себя ответственность за возможные ошибки и неудачи.  Но при этом Бараку Обаме крайне необходимо продемонстрировать успех на каком-либо направлении.  Вполне вероятно, что в этом плане упор будет сделан на создании Транс-Тихоокеанского партнерства в АТР и (или Транс-Атлантического торгового и инвестиционного партнерства с Евросоюзом.  Учитывая активизацию действий противников ТАТИП в ЕС, роль «бонуса» для завершения президентского срока Обамы может сыграть ТТП, поскольку основной проблемой, которую осталось решить Соединенным Штатам, является достижение договоренности я Японией.  Учитывая, что правительство Синдзо Абэ по итогам декабрьских выборов обеспечило себе прочные позиции на предстоящие четыре года, добиться этого будет вполне реально, даже несмотря на недовольство представителей японского бизнеса, в первую очередь, фермеров.

В целом, в обозримой перспективе стоит ожидать ужесточения внешнеполитического курса США, в том числе в отношении России.  Применительно к Китаю политика Вашингтона будет более осторожной, учитывая высокую степень взаимозависимости экономик двух стран, но направленной на сдерживание геополитических устремлений Пекина, особенно за пределами АТР. И, в зависимости от развития экономической ситуации внутри США, вполне можно ожидать развязывания масштабного кризиса (вплоть до военного) на Ближнем Востоке или в Африке, поскольку война до сих пор рассматривается Вашингтоном как эффективное «лекарство от экономических болезней».

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Новый год, новые войны: чего ожидать от США в 2015 году


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.