Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Легендарный уральский фермер задумался о смене власти

  • Легендарный уральский фермер задумался о смене власти
  • Смотрите также:

Российские аграрии, до недавнего времени демонстрировавшие лояльность президенту Владимиру Путину, выдвинули ультиматум Кремлю. Если к 15 февраля российские власти не начнут менять положение в реальном секторе экономики, то с 1 марта они приступают к смене самой российской власти. Об этом в интервью Znak.com рассказал свердловский фермер, председатель Федерального сельсовета Василий Мельниченко. 

— Василий Александрович, к первому Федеральному сельсовету (прошел в Москве в декабре 2014 года) вы анонсировали создание в стране новой аграрной партии. Она появится или нет? 

— Такое течение, чтобы объединить все партии сельского направления и сделать одну сильную политическую линию, есть. И есть второе направление, которое преобладало среди регионалов, — создать мощное лоббистское движение без учета политических взглядов, «Единой России» там или каких других. Оно будет говорить о спасении российского села, о доступе к ресурсам и развитии местного самоуправления. И будет нещадно, так сказать, давить тех политиков, которые против развития российского села.

— Если не на партстроительстве, то на чем аграрии в таком случае сделали упор? 

— Первый Федеральный совет в декабре решал, что надо сделать сейчас. Не говорили, что все плохо, а просто — что необходимо для развития сельских территорий, малых городов и так далее. Месяц ушел на подготовку резолюции, ужасно долго, но надо было — территория большая, желания у людей разные. Пришли к согласию: выработали и предложили правительству и Кремлю антикризисную систему мер: что необходимо сделать, чтобы люди почувствовали, что они начинают работать, что безработица будет преодолена, что все у нас будет хорошо. Есть определенный срок — до 15 февраля. Если не будет определенных движений со стороны правительства, со стороны президента на смену курса аграрно-промышленной политики, то Федеральный сельсовет объявляет чрезвычайный предпосевной съезд. Повестка должна быть уже не что делать, а кто это будет делать. То бишь будут предложены кандидатуры на посты президента, председателя правительства, ключевых министров.

— Эти кандидатуры действительно есть? 

— Да, почему нет, что у нас, способных людей мало?

— Кого вы намерены выдвигать в президенты? 

— Из 500 участников съезда, я думаю, человек 15-20 можно было смело выдвигать на эту должность 

— Фамилии есть? 

— Ну, неохота их сразу звать. Вдруг потом скажут: «А почему не выдвинули»? 

— Хорошо, кто из них является сильным лидером? 

— Самым сильным лидером с 19 января в стране является [президент Чечни Рамзан] Кадыров, который может запросто собрать миллион людей на площади. А [свердловский губернатор Евгений] Куйвашев не может, и Путин не может миллион собрать — только 30 тысяч (перед президентскими выборами в марте 2012 года на Манежной площади в Москве — прим. ред.). Но с точки зрения управления мы предложили на эту должность, допустим, Грудинина Павла Николаевича. Это всего лишь директор совхоза имени Ленина, но это сильный управленец, порядочный человек. Это то, чего мы считаем достаточно для должности президента. У него мало друзей окрестных, которым надо каждому дать срочно от 100 д 18e18 о 600 млрд срочно на поддержку. Мы считаем, что он смог бы управлять экономикой.

— Еще кто? 

— Есть у нас люди, которых мы готовы предложить на Счетную палату вместо [Татьяны] Голиковой. Это [Юрий] Батурин, космонавт. Он был заместителем председателя Счетной палаты. Тоже достаточно порядочный человек, умеющий и знающий, как работать. 

— Вместо премьер-министра Дмитрия Медведева кого рассматриваете? 

— У нас рассматривался вопрос [Алексея] Кудрина как председателя и несколько ему заместителей по направлениям. Единственное, что мы сказали, — на должности министров без профильного образования и опыта работы ни в коем случае не должен человек назначаться. Никаких юристов, чекистов не должно быть. Надо управлять процессами и экономикой. Надо людей, которые имеют опыт. На пост министра сельского хозяйства (сейчас возглавляет Николай Федоров — прим. ред.) — руководитель Пугачевского хозяйства [Валерий Одинцов] (Пенза). Даже у нас в Свердловской области найдется три-пять-шесть руководителей хозяйств, кто может управлять Министерством сельского хозяйства РФ.

— Вы сказали, что выработана программа, что в ней? 

— Через месяц начнется подготовка к посевной. Первое, что надо сделать, быстро принять решение по минеральным удобрениям и обеспечению ими. Чтобы мы не искали через двадцатые и тридцатые руки, а прямо обязать фабрики и заводы минеральные удобрения поставить до потребителя на специализированном транспорте, которого у нас нет. Пускай они доставляют! Мы ничего нового не придумали, так было, когда работала Сельхозхимия. Были специализированные площадки, которые до нас доставляли удобрения. Разобраться надо с ихней ценой! То есть мы должны с участием Министерства сельского хозяйства определять цену, какая рентабельность должна быть. Рынок хорошо, мы не против рынка. Но если мы вступили в ВТО, то объясните мне, почему члену ВТО, германскому фермеру, минус процент и даже не один, и почему российскому фермеру сейчас льготная ставка 22%, а 1 февраля будет 37%?! Этот вопросы мы подняли на самый верх, на самый серьез. Подняли инфляционную тему. Мы вообще не понимаем, откуда может взяться инфляция, если бы Центробанк печатал настоящие русские рубли четко, конкретно под выпуск продукции! Выпустили на 100 млн продукции, напечатайте на 100 млн рублей. Все деньги разойдутся как положено. Мы купим удобрения, купим семена, зарплату рабочие получили — пошли, купили картофель, и все получили деньги. Какая может быть инфляция тогда? А так, конечно, если всем давать по одному триллиону рублей только за то, что ты член кооператива «Озера», личный друг или еще чего-то…

«Наверное, намного лучше, если бы он собрал людей-специалистов и спросил: “Мужики, чего будем делать”?» 

— Это вы сейчас про [главу Роснефти Игоря] Сечина? 

— В том числе. Там кроме Сечина мужиков хватает, которым деньги нужны больше, чем российской экономике и вообще России. Вот так были у нас поставлены вопросы. Мы четко на съезде заявили, что цитировать больше Путина не стоит, а надо браться работать. Доктрины перестать писать, программы перестать писать — работать! Нехватка кадров и так страшная, которая берет за горло не только сельское хозяйство, но и промышленность. Механизаторов вот у нас нет. Я был в хозяйстве, где на девять тракторов и три комбайна два механизатора остались. Каким образом оно будет развиваться, какое импортозамещение? Поэтому еще одно предложение — Высшую школу экономики, как школу, которая не дала ни одного экономиста, который мог предвидеть ситуацию декабря, переименовать в школу механизаторов широкого профиля. И обязать выпускать каждые шесть месяцев 10 тысяч механизаторов на новейшую технику. Все, вперед! Стипендию еще 15 тыс. рублей за то, что ты будешь работать в деревне как элитный специалист. Путин же сказал [на пресс-конференции 18 декабря 2014 года], что у нас не существует другой элиты, кроме рабочих и крестьян! Считаю, что это справедливо: коли причислили к элите — 15 штук за это. Не 7 млн, не 5 млн, как Костиным и Грефам, а мужикам, которые будут делать валовый национальный продукт, которые действительно обеспечат стабильность. Тогда у нас будет гордость сказать, что мы на равных можем говорить с Америкой и даже с Чехословакией, которая сама себя обеспечивает продукцией. Мы не можем, а они могут!

— Время уже прошло, на вашу резолюцию есть реакция? 

— Есть. Меня, во всяком случае, берут везде во всякие окологосударственные комиссии. Допустим, в… в… называется… Новый центр то ли противодействия кризису, то ли управления кризисом. Я не отказываюсь, пойду везде, хотя сто лет мне это не надо. Хотел бы конкретной работы. Считаю, что не такая должна быть реакция. На реальный сектор надо все вещи направить. Можно, конечно, собраться в мраморном зале за 10 млрд рублей и начинать говорить о том, как быть; а можно поехать по территории и на месте руководить процессом того же импортозамещения. Жители деревень ждут не дождутся, когда же наше руководство туда поедет. Не вижу в этом зазорности. Можно ведь не купаться в проруби губернатору, чтобы расцветала Свердловская область? Наверное, намного лучше, если бы он собрал людей-специалистов и спросил: «Мужики, чего будем делать»? Кредитов-то нет, того нет, этого нет. Может, уже свои деньги печатать будем или без денег работать будем? Может, секреты есть какие-то древние? В каменном веке и денег не было, а люди шкуры выделывали. 

— А вы не думаете, что, объявляя ультиматум российским властям, погорячились? 

— Видите ли, мы проводили съезд, когда действительно паника началась в правительстве. Она была видна невооруженным взглядом, совершенно никто ничего не мог предвидеть. Все эти предсказатели-экономисты оказались намного хуже, чем синоптики. Те в четыре раза чаще угадывали, какая будет погода, чем они могли угадать, какой выйдет рубль или доллар. Все ихние нарисованные варианты развития экономики оказались ни к чему не нужные. Если вы в киоск зайдете и возьмете газету «Оракул», там и то будет лучше написано, что будет. Поэтому я считаю, что крестьяне, депутаты, предприниматели из малых городов, сел и деревень имеют право говорить так, как они говорили, — жестко, четко. Мы предлагаем свои варианты, не претендуя на мессианство. Если это не так, вы можете собрать рабочую группу, нас пригласить и сказать: «Мужики, здесь перегнули, а здесь отлично — мы вас поддержим». Это и будет разговор.

— Хорошо. Но до 15 февраля осталось меньше месяца, а реакция, по вашим же словам, не та, на которую рассчитывали. Если к вам не прислушаются, вы что — инициируете досрочные президентские выборы? 

— Какие выборы, когда их делать? Посевная с марта месяца начинается! Мы предлагаем так: с 1 марта митинг, и все… Люди же совесть должны иметь, министры эти. Кто-то по возрасту может заявление написать, и [можно] быстро его заменить прямо в эти дни, чрезвычайно. А уже потом готовиться к выборам спокойно. Будет время. 

— Очередные выборы президента в России в 2018 году, как вы его намерены менять? 

— Можно все параллельно. Пусть он посидит пока, а человек, который что-то умеет, рядом с ним пусть управляет на период до выборов. Никто не говорит, что головы надо рубить или что-то делать. Я как говорю — достаточно, чтобы миллион человек пришли к Кремлю и мы просто пописали на этот Кремль. Все! Нам надо показать, что мы граждане, что мы достойны другой жизни.

«На девять тракторов и три комбайна два механизатора остались. Каким образом будем развиваться, какое импортозамещение?» 

— Вы говорите, что процедуру надо начинать до посевной, почему вдруг такая тревога за посевную этого года? 

— Вот я беру постоянно 300 тонн семян элитной картошки, шесть сортов, для посадки. Каким образом я в декабре мог понимать, что и почем купить? Картофеля семенного у нас своего нет — это Нидерланды, импорт на 90%. А теперь, кто мне подскажет, как мне сеяться в этом году? Может, президент знает, может, премьер-министр, кто из граждан России это знает? У нас есть хоть один доктор экономики из тысяч, который может нашей больной экономике клизму поставить? Может, пронесет ее и все нормально станет, пургену ей, этой экономике, дать. Назовите фамилию этого человека, мы завтра его в Кремль приведем к Путину! Сади его рядом и начинай управлять. Народ этого уже хочет. Мы не собираемся стены Кремля перекрашивать, но давайте уже работать. Меня не устраивает пояснение, что рубль привязан к нефти. А если завтра нефть будет стоить ноль, рубля что, не будет в государстве? Пусть бы нам пояснили! Вот такой взгляд Федерального сельсовета. 

— Насколько я понимаю, вы еще камня на камне не оставили от реформы местного самоуправления… 

— У нас есть Конституция, по Конституции местное самоуправление отделено от государства. Государственный орган, будь то губернатор либо президент, вообще не имеет права вмешиваться в местное самоуправление. Любые указания с их стороны есть конституционное преступление и уголовное. Как же будут депутаты работать, когда они сейчас уже никто? Да, тема стала ведущей на Федеральном сельсовете. Депутаты глубинки, у нас их 231 человек был, откликнулись и предлагают на следующий съезд приехать тысячами. Не будет местного самоуправления — будет продолжаться анархия. Будет продолжаться анархия — никакой экономики не будет, что мы и наблюдаем сейчас в России. Ликвидируются рабочие места в глубинке, ликвидируется любой вид производственной деятельности. Делается все, чтобы эти люди уезжали в города — отчистили территорию. Нет людей — нет забот. 

Создается такая политическая система сейчас: люди лишаются работы и получается, что русские не должны работать — только ходить голосовать, а мигранты должны работать, но не голосовать. Устойчивая такая политическая система, потому что те и другие бесправные на самом деле. Одни не имеют возможности правильно голосовать, потому что ничего не делают и на дотациях живут, а эти слова не могут сказать, потому что их в 24 часа выгонят. 

Меня такой настрой не устраивает. Я уверен, что никакой Китай, никакой Запад и Восток мне в работе не друг. Я хочу, чтобы мы, россияне, выпускали продукцию, я не хочу где-то там кричать «долой буржуев», «долой пиндосов». Я не хочу, чтобы мы не пользовались телефонами, техникой, чтобы мы ходили голыми. Пока мы зависим от них в этом отношении, давайте со всем миром дружить, никаких санкций, и работать.

— Для этого надо признать юго-восток Украины неотъемлемой частью этой страны и прекратить оказывать помощь ДНР и ЛНР, представителей которых власти Украины называют сепаратистами и террористами. 

— Надо решить. И дипломатические отношения в этом плане лучше всего, чтобы не пушки говорили, а говорил народ. В России живет как минимум 4 млн людей с украинскими корнями, они могут решить эту проблему без всяких президентов. Я не верю, что я со своими сестрами и братьями (Мельниченко родом с Украины — прим. ред.) не решу и не договорюсь. Я не хочу, чтобы мое государство посылало моих детей, чтобы они стреляли там в моих сестер и братьев. Это исключено! И вопрос этот надо решить в считанные дни. Надо говорить прямо — это самое негативное наше достижение за десятилетие. Мы умудрились себе заиметь врага в лице дружественной 40-миллионной страны. Узы нас скрепляли всегда! Как это надо было так? Эти люди не имеют после этого права называться ни президентами, ни премьерами, может, даже и человеками. 

— А Крым? 

— А он что, для нас чем-то сакральным был? 

— 4 декабря в послании Федеральному собранию Путин сказал, что да.

— Он историю плохо учил, в школе, видимо, не учился. Он бы лучше объяснил, как русские хлебопашцы умудрились стать рабами, и это когда нас не завоевывала ни одна страна. Если бы хорошо ходили в среднюю школу и учились, люди бы все понимали. 

— И почему? 

— А потому что дали волю князьям-рэкетирам и банкирам. Они одели на народ петлю и сказали: «Мы ваша крыша и мы ваши банкиры». Через 3-4 года все через банки стали рабами. Ничего не напоминает? Вы многие не имеете сейчас права выехать, кто ипотеку взял, кредиты, и просрочка там. Вам сегодня приставы указывают, куда идти работать. Многим русским людям, кто не имеет работы, кто имеет долг, приставы говорят: «Мы тебя устроим, дорогой». Все точно так же тогда начиналось. Прошло лет 100, и закрепилось крепостное право. Не банки надо укреплять триллионами, а укреплять реальную экономику, при которой никогда никакой инфляции не будем замечать. И любить надо весь мир и людей.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Легендарный уральский фермер задумался о смене власти


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.