Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Выступление Обамы перед Конгрессом США 20 января 2015 года

  • Выступление Обамы перед Конгрессом США 20 января 2015 года
  • Смотрите также:

Положение дел в стране, история Бена и Ребекки, сила американской дипломатии и агрессия Путина... Чему еще нашлось место в выступлении Обамы? В стенограмме, которую перевели эксперты центра, все есть...

Господин Спикер, мистер вице-президент, члены Конгресса, мои друзья американцы!

Мы вступили в 15 год нового века. 15 лет, начавшиеся с подкравшегося к нашим берегам террора; заставивших новое поколение воевать в двух длительных и тяжелых войнах; 15 лет, когда наблюдался жестокий экономический спад в нашей стране и мире. Это было тяжелое время для многих, и для многих ещё остается таким.

Но сегодня мы переворачиваем страницу. Сегодня, после прорывного года для Америки, наша экономика растет, создаются рабочие места в небывалом с 1999 года объеме. Уровень безработицы сейчас меньше, чем был до финансового кризиса. Никогда ещё не было столько выпускников среди наших детей. Людей, обеспеченных медицинской страховкой, больше, чем когда-либо. Мы свободны от тисков иностранной нефти, как никогда за последние 30 лет.

Сегодня, впервые с 2011 года, военная миссия в Афганистане окончилась. Шесть лет назад около 180 тысяч американских войсковых подразделений проходили военную службу в Ираке и Афганистане. Сегодня из них осталось меньше 15 тысяч. И мы чтим храбрость и жертвенность каждого мужчины и женщины из поколения 9/11, кто служил ради нашей защиты. Мы преклоняемся и благодарим вас за службу!

Америка на протяжении всего происходящего, мужественно переживая тяжелые времена, стоя перед лицом всех тех задач, которые ещё предстоит решить, знает: тень кризиса исчезла, и Соединенные Штаты сильны.

Сейчас, в условиях растущей экономики, сокращения дефицита, активного развития промышленности и энергетики, мы вышли из кризиса и смотрим на наше будущее свободнее, чем какая-либо другая нация на Земле. 

Только от нас зависит, кем мы хотим быть следующие 15 или 10 лет.

Согласимся ли мы строить экономику, где лишь некоторые из нас будут получать её блага? Или мы решимся построить экономику, в которой доходы повышаются, а возможности расширяются для каждого, кто прилагает усилия?

Примем ли мы мир, полный страха, впутанный в дорогостоящие конфликты, ослабляющие наших военных и отбрасывающих развитие назад? Или мы будем мудро вести за собой, используя все инструменты нашей силы для победы над угрозами и защиты нашей планеты?

Позволим ли мы себе разделиться на группировки и восстать друг на друга – или мы восстановим чувство общей цели, которое всегда было движущей силой Америки?

В ближайшие две недели я передам Конгрессу бюджет, в котором будет много практических, а не тенденциозных, идей. И в последующие месяцы  буду посещать разные уголки страны, чтобы увидеть реальное внедрение этих идей.

Так что сегодня я хочу обратить особое внимание на ценности, которые стоят  на кону за нашим выбором, нежели на список целей. 

Всё началось с нашей экономики.

Семь лет назад, Ребекка и Бен Эрлер из Миннеаполиса были молодоженами. Она обслуживала столики. Ее муж работал в строительстве. Вскоре должен был появиться их первый сын, Джек. Они были молоды и влюблены, в Америке, и ничто не могло быть лучше.

«Если бы мы только знали, – написала мне Ребекка прошлой весной, – что произойдет на строительном рынке».

Когда кризис набрал обороты, бизнес Бена разорился, поэтому он занимался той работой, которую мог найти. Даже если по нескольку недель приходилось быть вдали от дома. Ребекка стала ходить на курсы переподготовки в 1ef96 колледже. Они жертвовали друг ради друга. И, хоть и медленно, но им это  вернулось. Они купили свой первый дом. Появился второй сын, Генри. Ребекка получила более хорошую работу, а потом и повышение. Бен вернулся в строительный бизнес и каждый день приходит на ужин домой.

«Это удивительно, - писала Ребекка, -  что можно оправиться от кризиса, если требуется. Мы – сильная, крепкая семья, которая смогла пережить очень, очень сложные времена».

Америка, история Бена и Ребекки – наша история. Они были одними из миллионов, кто тяжело трудился, и экономил, и жертвовал, и получал новую специальность. Вы – причина, по которой я стал Президентом. Вы – те люди, о которых я думал шесть лет тому назад в этот день, в тяжелейшие месяцы кризиса, когда я стоял на ступенях Капитолия и пообещал, что мы отстроим экономику заново. И это ваши усилия и стойкость сделали возможным для нашей страны стать сильнее.

Мы верили, что сможем перенаправить аутсорсинг и создать рабочие места у нас в стране. И за последние пять лет наши предприятия создали более 11 миллионов новых рабочих мест.

Мы верили, что сможем сократить нашу зависимость от внешних поставщиков нефти и защитить нашу планету. И сегодня Америка вышла на первое место по нефти и газу. Америка стала первой в области производства энергии ветра. Каждые три недели мы накапливали такое количество солнечной энергии, как за весь 2008 год. И благодаря низким ценам на газ и более высоким топливным стандартам, обычная семья смогла сэкономить 750 долларов на заправке.

Мы верили, что можем подготовить наших детей для жизни в конкурентном мире. И сейчас, наши младшие школьники получают лучшие отметки по математике и чтению за всё время. Количество успешно сдавших выпускные экзамены средней школы наибольшее за всё время. Колледжи закончило больше американцев, чем когда-либо.

Мы верили, что сознательное регулирование экономики может предотвратить новый кризис, защитить семьи и вдохновить на честную конкуренцию. Сейчас у нас есть новые инструменты для ограничения помощи за счет налогоплательщиков, и новая организация защиты прав потребителей для защиты от грабительского кредитования и злоупотребления кредитными картами. И только за последний год около 10 миллионов американцев наконец-то смогли получить медицинскую страховку.

На каждом этапе нам говорили, что наши цели неверны или слишком амбициозны; что мы уничтожим рабочие места и породим дефицит. Вместо этого мы видим очень быстрый экономический рост в течение более десяти лет. Дефицит сократился на две трети, фондовая биржа удвоилась, а инфляция в сфере медицинских услуг стала самой низкой за последние 50 лет.

Вывод ясен. Экономика среднего класса работает. Политика расширения возможностей действует. И эти политики продолжат работать до тех пор, пока будут осуществляться. Мы не можем ухудшать условия для нашего бизнеса или рисковать экономикой из-за проблем работы правительства и борьбы за бюджет. Мы не может рисковать безопасностью наших семей, лишая их медицинской страховки, или из-за нового порядка на Уолл Стрит, или возобновления борьбы с иммиграцией в то время, когда требуется удержать всю систему.  И если на мой стол попадет закон, согласно которому может произойти что-то из этого, я его отклоню.

Сегодня, благодаря росту экономики, восстановление затрагивает все больше и больше людей. Зарплаты наконец-то снова стали расти. Мы знаем, что количество предпринимателей малого бизнеса, планирующих повышение зарплат для своих работников, стало больше, чем в 2007 году. Но мы собрались здесь для того, чтобы поставить для себя более высокие цели, нежели просто убедиться, что правительство не мешает прогрессу. Мы должны не просто стоять в стороне, но прилагать больше усилий для того, чтобы всем вместе обеспечить каждого работающего американца большими возможностями.

Потому, что семьи – как семья Ребекки – всё ещё нуждаются в нашей помощи. Они с Беном работают так, как никогда прежде, хоть у них и есть работа и новая машина, и они могут расплатиться за обучение в колледже и отложить деньги на пенсию. Уход за Джеком и Генри стоит больше, чем ипотека, и столько же, сколько стоит год обучения в Университете Миннесоты. Как миллионы трудящихся американцев, Ребекка не просит о милостыне, но просит, чтобы мы находили новые пути помощи семьям.

Фактически, каждый раз во время экономических потрясений в нашей истории, страна дерзко приспосабливалась к новым условиям существования, и каждый получал свою долю. Мы разрабатывали политики защиты работников, социальной защиты, медицинской помощи и медицинской помощи малоимущим, чтобы защититься от суровых невзгод. Мы строили нашим гражданам школы и колледжи, инфраструктуру и предоставляли доступ в Интернет – давали то, что позволяет им развиваться настолько, насколько они только могут.

Вот что такое экономика среднего класса – идея, что страна будет лучшей, если каждый получает свою долю, делает свой вклад и все играют по одним правилам. Мы не просто хотим, чтобы все разделяли успех Америки – мы хотим, чтобы каждый вносил свой вклад в успех.

Что требует экономика среднего класса сейчас?

Во-первых, экономика среднего класса означает помогать трудящимся семьям чувствовать себя более уверенно в постоянно изменяющемся мире. Это значит – делать подъемными траты на службу заботы о детях, колледж, медицинскую помощь, дом, пенсии – и  бюджет, предлагаемый мной, будет включать в себя все эти траты, понижая налоги для трудящихся семей и возвращая им тысячи долларов каждый год.

Вот пример. В течение Второй мировой войны, когда мужчины вроде моего дедушки ушли на войну, использовать женскую рабочую силу было приоритетом национальной безопасности, и в стране действовала всеобщая служба ухода за детьми. В современной экономике, когда во многих семьях вынуждены работать оба родителя, мы нуждаемся в доступной службе ухода за детьми высшего класса как никогда прежде. Это не то, что неплохо было бы иметь – это то, что необходимо иметь. Наступает время, когда вопрос ухода за детьми перестает быть второстепенным, или женским, а становится вопросом приоритета национальной экономики, вопросом для всех нас. Поэтому в моих предложениях система ухода за детьми будет более качественной, доступной для каждой американской семьи среднего класса или малоимущей с детьми – благодаря организации новых мест и нового сокращения налогов до 3 тысяч долларов на ребенка в год.

Вот другой пример. Мы единственная развитая страна на Земле, где не гарантируется оплаченный отпуск по болезни или оплачиваемый декретный отпуск для работающих американцев. 43 миллиона работающих американцев не имеют оплачиваемого отпуска по болезни. Вдумайтесь в эти цифры. Это заставляет слишком многих родителей делать мучительный выбор между зарплатой и больным ребенком дома. Я приму меры, чтобы в штатах приняли свои законы об оплачиваемом отпуске. И так как вопрос оплачиваемого отпуска обсуждался в ноябре, давайте подготовим закон, который позволяет каждому американцу брать оплачиваемый семидневный отпуск.

Конечно, ничто так не помогает семьям выживать, как высокие зарплаты. Поэтому Конгрессу нужно утвердить закон, который бы гарантировал женщинам одинаковую зарплату с мужчинами за одну и ту же работу. Уже 2015 год, уже пора. До сих пор требует гарантии оплата всех сверхурочных. И каждому, кто в Конгрессе отказывается поднимать минимальную зарплату, я вот что скажу: если вы действительно верите, что можете работать полный день и содержать семью на 15 тысяч долларов, идите и докажите. Если нет, проголосуйте и дайте миллионам трудящихся американцев прибавку.

Эти идеи не сделают всех богатыми и не облегчат сложности. Это не работа правительства. Чтобы дать работающим семьям то, что они заслужили, требуется, чтобы больше работодателей получили прибыль в следующем квартале, и признали, что эти траты на трудовые ресурсы в долгосрочных интересах компании. До сих пор мы нуждаемся в законах, которые укрепляют, а не ослабляют объединения, дают голос американским рабочим. Такие идеи, как служба ухода за детьми, оплачиваемый отпуск по болезни и равная оплата труда, премия по ипотеке и повышение минимальной оплаты труда, сильно изменят жизнь миллионов семей. Это факт. И это то, что мы – республиканцы и демократы – должны делать здесь.

Во-вторых, чтобы обеспечить повышение зарплат, мы должны помочь американцам повышать уровень своего образования.

Америка процветала в XX веке благодаря тому, что среднее образование сделали бесплатным, и в стране подготавливалась лучшая в мире рабочая сила. Но в XXI веке, когда экономика требует знаний как никогда прежде, этого мало.

К концу десятилетия два из трех вновь открывшихся рабочих мест будет требовать более высокой подготовки. Два из трех. А мы до сих пор живем в Америке, где слишком много ярких, амбициозных американцев не имеют возможности получить необходимое им образование. Это несправедливо по отношению к ним и глупо по отношению к будущему.

Вот почему я отправляю Конгрессу новый план по снижению стоимости обучения в колледжах до нуля.

40% студентов колледжей выбирают местные «общинные» колледжи. Кто-то молод и только начинает. Кто-то старше и хочет получить работу получше. Кто-то – ветеран или родитель-одиночка, и пытается вернуться на рынок рабочей силы. Кто бы ни был, но это – шанс получить образование без того, чтобы вместе с ним получить и долг. Чтобы зарабатывать, надо вовремя повышать уровень образования. Теннесси, штат, руководимый республиканцами, и Чикаго, город демократов, своим примером показывают, что бесплатные местные колледжи возможны. Я хочу распространить эту практику по всей Америке, чтобы два года в колледже были бесплатны и распространены, как и средняя школа. Работая с этим Конгрессом, я хочу быть уверен, что те американцы, которые уже тянут на себе расходы на образование, могут сократить свои выплаты и долги за студенческие годы не омрачая чьи-то мечты.

Благодаря большой работе, проделанной вице-президентом Джо Байденом  по совершенствованию системы подготовки кадров, мы смогли обеспечить связанность местных колледжей и работодателей для подготовки высокооплачиваемых программистов, специалистов робототехники,  медсестер. Сегодня я призываю и другие компании поступать как компании CVS и UPS, и предоставлять больше образовательных возможностей для того, чтобы дать работникам шанс получить более высокооплачиваемую работу.

Мы предоставим все возможности для вернувшегося домой нового поколения ветеранов, чтобы они могли осуществить Американскую Мечту, которую помогали защитить. Мы уже сильно продвинулись к тому, чтобы каждый ветеран имел возможность получать услуги высокого качества. Мы разрушили препятствия, заставлявшие ветеранов годами ждать необходимых им преференций, и мы облегчили ветеранам задачу найти работу в мирной жизни. Присоединение к кампании Джилл и Мишель Байден помогло более 700 тысячам ветеранов и военных в отставке найти работу. Так что я повторю для каждого директора компании в Америке: если хотите, чтобы кто-то выполнил работу, наймите ветерана.

С 2010 года Америка восстановила больше рабочих мест, чем Европа, Япония и все развитые экономики вместе взятые. На наших производствах появилось более 800 тысяч новых рабочих мест. В некоторых основных секторах экономики, таких как автомобильная промышленность, наблюдается резкий рост производства. Есть ещё миллионы американцев, выполняющие работу, которой не существовало 10-12 лет тому назад – в компаниях Google,eBay,Tesla.

Никто точно не знает, какие отрасли промышленности будут создавать работу будущего. Но мы хотим, чтобы они появились здесь, в Америке. Поэтому треть экономик мира, ориентированных на средний класс, стараются создать наиболее конкурентные экономики везде, где бизнес собирается размещаться и нанимать работников.

Бизнес XXI века требует инфраструктуры XXI века – современных портов, крепких мостов, быстрых поездов и стабильного Интернета. Демократы и республиканцы обычно согласны в этом. Давайте ставить более масштабные цели, нежели просто строительство нефтяной трубы. Давайте составим согласованный совместный план для создания более чем в 30 раз большего количества рабочих мест, чтобы страна была сильной на десятилетия вперед.

Бизнесу XXI века, включая малый бизнес, требуется сбывать американскую продукцию за рубежом. На сегодняшний день, наши компании экспортируют больше, чем когда-либо, и экспортные компании платят своим работникам более высокие зарплаты. Но пока мы говорим, Китай становится самым быстрорастущим регионом мира. И это ставит наш бизнес и людей в менее выгодное положение. Почему мы должны позволить этому случиться? Мы должны написать правила игры. Мы должны выбирать уровень игры. Вот почему я прошу обе партии дать мне полномочия по содействию торговле и защитить американских работников, сделать новые торговые сделки от Азии до Европы не только свободными, но и честными.

Я первый признаю, что прошлые торговые сделки не всегда соответствовали своей рекламе, и поэтому мы допускали нарушение порядка другими странами за наш счет. Но 95% потребителей проживает за пределами наших границ, и мы не можем отгородиться и лишиться таких возможностей. Более половины директоров производств заявили, что они ищут возможность вывести рабочие места из Китая обратно в Америку. Давайте дадим им ещё один повод сделать это.

Бизнес XXI века будет основываться на достижениях американской науки, технологии, исследований и развития. Я хочу видеть страну, в которой нет полиомиелита и составлена генетическая карта человека, ведущая к новой эре развития медицины – эре, когда правильное лекарство появится в правильное время. В случае некоторых больных муковисцидозом такой подход позволил обратить болезнь вспять тогда, когда это казалось невозможным. Сегодня я объявляю о новой инициативе «Точная Медицина» для того, чтобы продвинуться ближе к излечению болезней вроде рака и диабета и дать всем нам доступ к индивидуальной информации, которая позволит беречь наше здоровье и здоровье семьи.

Я намереваюсь выступать в защиту свободного и открытого Интернета, провести его в каждый класс, в каждый дом, и помочь местным властям организовать наибыстрейший доступ, чтобы следующее поколение изобретателей цифровых технологий имели площадку для изменения нашего мира.

Я хочу, чтобы американцы выиграли гонку за новые открытия, позволяющие создавать рабочие места. Чтобы американцы изобретали технологии преобразования солнечного света в жидкое топливо; и революционные технологии в области протезирования, чтобы ветераны, потерявшие руки за свою страну, могли играть со своими детьми; прорывались в пространство Солнечной Системы не только чтобы посетить ее, но и остаться. В прошлом месяце, в рамках космической программы, мы осуществили спуск нового космического корабля, который высадит американских астронавтов на Марс. В течении двух месяцев, в качестве подготовки, Скот Келли отправится на год в космос. Удачи, Капитан  - не забывай появляться в Инстаграмме.

Я знаю, что обе партии поддерживают инициативы в области исследований и инфраструктуры. Мне сказали об этом члены обоих партий. Трения начинаются по вопросу, где взять деньги на эти проекты. Как американцы, мы платим налоги до тех пор, пока все остальные платят. Однако лоббисты сформулировали положения налогового кодекса таким образом, что остались лазейки для некоторых корпораций, которые не платят ничего, в то время как остальные платят налоги в полном объеме. Так лоббисты сделали подарки богатым, которые в них не нуждаются, и отрицают, что в них нуждается средний класс.

В этом году у нас есть возможность это изменить. Давайте закроем лазейки в налоговом кодексе и остановим компании, которые вкладываются за рубеж, поощряя те, кто делает вклад в Америку. Давайте используем эти накопления для реконструкции нашей инфраструктуры и создадим более привлекательные условия для компаний внутри страны. Давайте упростим систему, и сделаем достаточным условием владельцев компанией малого бизнеса выписки с текущего счета в банке, а не будем судить о нем по количеству бухгалтеров, которых способно предприятие обеспечить. Давайте закроем лазейки, позволяющие одному проценту наиболее состоятельных избежать налоговых выплат по накопленному капиталу. Мы можем использовать эти деньги для помощи семьям с уходом за детьми и их образованием в колледже. Мы нуждаемся в налоговом кодексе, который действительно поможет трудящимся американцам сделать шаг в сторону новой экономики, которую можем  выстроить все вместе.

Помогать американским семьям трудящихся сводить концы с концами. Дать им возможности для получения хорошо оплачиваемой работы в условиях новой экономики. Поддерживать условия для роста и конкуренции. Вот что требуется сейчас Америке. Я верю, что этого хотят и американцы. Я буду укреплять нашу экономику и год, и 15 лет, и много лет спустя.

То, чему научил нас этот век – мы не можем ограничиться проблемами внутри страны и отгородиться от внешних вызовов.

Мой первейший долг как Главнокомандующего – защищать Соединенные Штаты Америки. В этом вопросе важно не то, лидирует ли Америка в мире, а как она лидирует. Когда мы принимаем скоропостижные решения, реагируя на заголовки СМИ вместо того, чтобы подумать головой, когда первая реакция на вызов - это послать войска, мы рискуем вступить в ненужный конфликт и пренебречь стратегией, направленной на формирование более защищенного, процветающего мира. Это то, чего добиваются наши враги.

Я верю в более мудрое лидерство Америки. Мы добиваемся большего, когда сочетаем военную силу и силу дипломатии, используем нашу мощь и строим коалиции, не позволяем страхам ослепить нас и используем возможности, которые предоставляет нам новый век. Это то, как мы действуем сейчас – и в глобальном масштабе наши действия имеют последствия.

Во-первых, мы едины с людьми во всем мире, на которых покушались террористы –  от школы Пакистана до улиц Парижа. Мы продолжим охоту на террористов и разрушение их сетей. Мы сохраним за собой право действовать в одностороннем порядке, которому мы неуклонно следовали с тех пор, как я заявил о преследовании террористов, представляющих прямую угрозу нам и нашим союзникам.

В то же время, мы получили ещё несколько бесценных уроков за последние 13 лет.

Вместо того, чтобы сохранять американские патрули в Афганистане, мы подготавливали афганские силы безопасности, которые приняли у нас пост. И мы чтим жертвенность наших войск, которые поддерживали переход к демократии в Афганистане. Вместо того, чтобы посылать крупные подразделения сухопутных войск за рубеж, мы сотрудничаем с народами от Юга Азии до Северной Америки, чтобы не дать возможности укрыться террористам, угрожающим Америке. В Ираке и Сирии, американское лидерство – включая военные силы – останавливает боевиков ИГИЛ. Вместо того, чтобы вступить в очередную войну  в странах Ближнего Востока, мы организовываем крупную коалицию, включающую в себя арабские страны, для ослабления и полного уничтожения этой террористической группировки. Мы также поддерживаем умеренную оппозицию в Сирии, которая может помочь нам в этом, и поддерживаем людей во всем мире, которые восстали против несостоятельной идеологии жестокого экстремизма. Эта борьба займет время. Она требует внимания. Но мы добьемся успеха. И сегодня я призываю Конгресс показать всему миру наше единство и принять резолюцию, позволяющую использовать военную силу против ИГИЛ.

Во-вторых, мы показали силу американской дипломатии.  Мы придерживаемся принципа, согласно которому большие народы не могут притеснять малые, и доказали это противодействием российской агрессии, поддержкой украинской демократии и поддержкой наших партнеров по НАТО. 

В прошлом году мы проделали большую работу по введению санкций совместно с нашими союзниками, некоторые из которых считали, что агрессия Путина демонстрирует властную стратегию и силу. Но сегодня есть Америка, сильная и единая со своими союзниками, и Россия – изолированная и с развалившейся экономикой.

Так лидирует Америка – не с бластером, а посредством настойчивого, последовательного принятия решений.

 На Кубе мы прекращаем политику, которая давно пережила свой век. Когда то, что делаешь, не действует 50 лет – приходит время попробовать что-то новое. Наш разворот в политике по отношению к Кубе потенциально может стать окончанием недоверия в этом полушарии земного шара; убрать фальшивые оправдания запретов на Кубе; и позволить протянуть руку дружбы кубинцам. В этом году, Конгресс должен начать работу над прекращением эмбарго. Как сказал Его Святейшество, Папа Франциск, дипломатия – это путь маленьких шагов. Эти маленькие шаги стали дополнением к надеждам кубинцев на будущее. И мы радостно сообщаем, что после лет, проведенных в тюрьме, Алан Гросс вернулся на родину. Добро пожаловать домой, Алан.

Наша дипломатия работает в отношении Ирана, где впервые за 10 лет мы достигли прогресса в отношении иранской ядерной программы и сократили запасы ядерных материалов.

До весны этого года у нас есть возможность обговорить всеобъемлющее соглашение, которое предотвратит становление Ирана как ядерной державы, защитит Америку и ее союзников – включая Израиль, и предотвратит появление новых конфликтов на Ближнем Востоке. Нет никаких гарантий, что переговоры закончатся успешно, но я использую все возможности для предотвращения ядерного вооружения Ирана. Однако новые санкции, которые принял Конгресс, приведут к провалу дипломатии – посеют отчуждение среди союзников и убедят Иран начать ядерную программу снова. Это не имеет никакого смысла. Поэтому я использую свое право вето на все новые санкции, которые ставят под удар достигнутое. Американцы хотят пойти на войну в последнюю очередь, и я намереваюсь следовать этой мудрости.

В-третьих, мы должны смотреть за рамки вопросов, которые были в прошлом, для формирования облика будущего.

Ни одна иностранная держава, ни один хакер не должны быть способны атаковать наши сети, раскрывать наши коммерческие тайны или вторгаться в личную жизнь американских семей, особенно детей. Мы следим за тем, как наше правительство задействует спецслужбы для противодействия кибер-угрозам, как это было сделано в борьбе с терроризмом. Сегодня я настоятельно прошу Конгресс принять законодательство, позволяющее лучше защищаться от кибер-атак, краж личной информации и защитить информационное пространство наших детей. Если мы не будем действовать, мы сделаем наш народ и экономику уязвимыми. Если предпримем меры, мы сможем продолжать защищать наши технологии, которые обернутся негласными возможностями для всего мира.

В Западной Африке наши войска, наши ученые, наши доктора, наши медсестры и работники здравоохранения борются с лихорадкой Эбола – спасают несчетное количество жизней и останавливают распространение болезни. Я не могу не гордиться ими и благодарю Конгресс за его слаженную поддержку. Но работа ещё не кончилась – и мир должен извлечь из этого урок. Требуется предпринимать более эффективные глобальные меры защиты от распространения будущих пандемий, вкладывать в развитие высоких технологий и бороться с бедностью.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе мы развиваем союзнические отношения и следим за выполнением правил другими странами – как они торгуют, как решают морские споры, как участвуют в решении проблем международного значения, например, нераспространение оружия и оказание помощи пострадавшим в природных бедствиях. И ни один вызов не может представлять большую угрозу для будущих поколений, нежели изменение климата.

2014 год был самым жарким годом на планете за все время наблюдений. Один год не создает тренда, но 14 из 15 лет нового века стали самыми жаркими за все время наблюдений.

Я слышал, как некоторые закрывают глаза на это, объясняя, что они не ученые и у нас  нет достаточно информации, чтобы действовать. Я тоже не ученый.  Но знаете, я знаю многих хороших ученых в НАСА, Национальной администрации по океану и атмосфере, в наших крупных университетах. Лучшие ученые мира говорят нам, что наша деятельность изменяет климат, и если мы не предпримем меры, то продолжим наблюдать повышение уровня океана, затяжную жару, опасные засухи и наводнения и масштабные разрушения, которые породят миграции, конфликты, глобальный голод. Пентагон заявляет, что изменение климата представляет угрозу для национальной безопасности уже сейчас. Мы должны действовать.

Поэтому за прошедшие 6 лет в борьбе с изменением климата мы сделали столько, сколько не делали раньше. Начиная от того, как мы производим энергию и заканчивая тем, как мы ее потребляем. Поэтому мы сохранили столько государственных земель и водоемов, сколько ни одна администрация до нас. И поэтому я не позволю Конгрессу ставить под удар здоровье наших детей и поворачивать стрелки часов назад. Я решил убедиться, что американское лидерство станет драйвером для действия в других странах. В Пекине мы сделали историческое заявление – Соединенные Штаты удвоят норму сокращения выброса углерода и Китай впервые подтвердил, что сократит свои выбросы. Другие страны, глядя на союз двух наибольших экономик мира, пойдут вослед, и в этом году появится надежда, что мир наконец-то достигнет соглашения по защите нашей единственной планеты.

Это последняя опора нашего лидерства – и пример наших ценностей.

Будучи американцами, мы уважаем человеческое достоинство, даже когда нам угрожают. Поэтому я запретил пытки и работаю над тем, чтобы ограничить использование наших новых технологий, например, беспилотных самолетов. И поэтому мы громко заявляем о прискорбных случаях антисемитизма в некоторых частях света. Поэтому мы продолжаем бороться с оскорбительными стереотипами о мусульманах – большинство которых поддерживает наше стремление к миру. Поэтому мы отстаиваем свободу слова, защищаем политических заключенных, осуждаем притеснения женщин, религиозных меньшинств, ЛГБТ. Мы делаем всё это не только потому, что это правильно, но и потому, что это говорит о нас как о надежных людях.

Мы, американцы, глубоко привержены справедливости – поэтому нет смысла тратить 3 миллиона долларов в год на заключенного в тюрьме, осуждаемой миром и используемой террористами для вербовки. С тех пор, как я стал Президентом, мы работали над сокращением количества заключенных в тюрьме Гуантанамо наполовину. Пришло время завершить работу. Я буду непреклонен в своем стремлении закрыть ее.

Мы, американцы, дорожим нашими гражданскими свободами – и мы нуждаемся в том, чтобы придерживаться этого принципа, если хотим максимальной кооперации с другими странами в борьбе с терроризмом. Поэтому, когда некоторые уходили от разговоров о системе слежения, я их не избегал. Как было обещано, наши службы безопасности много работали в сотрудничестве со специалистами в области права для обеспечения большей прозрачности и гарантий от злоупотреблений. В следующем месяце мы сделаем доклад о том, как мы укрепляем безопасность и сохраняем права на частную жизнь.

Посмотрим в будущее, а не в прошлое. Убедимся, что наша сила в дипломатии, и мудро используем военную силу. Построим союзы для встречи с новыми вызовами и возможностями. Будем вести за собой всегда с помощью примера наших ценностей. Вот что делает нас особенными. Вот что делает нас сильными. И вот почему мы должны держаться самых высоких стандартов – наших.

Некоторое время назад в Бостоне в своей речи я сказал, что не существует Америки либеральной или консервативной, черной или белой – есть только Соединенные Штаты Америки. Я убедился в этом на примере своей собственной жизни, которую я прожил в стране, давшей мне такой шанс; потому как я вырос на Гавайях, плавильном котле рас и традиций. Потому как моим домом стал Иллинойс – штат маленьких городов, богатых ферм и одного из крупнейших городов мира. Потому как я живу в стране демократов, республиканцев и независимых партий, в которой есть хорошие люди разных национальностей и вероисповеданий, разделяющих основополагающие ценности.

За последние шесть лет эксперты не раз отмечали, что мое президентство не оказало на влияния на американское мировоззрение. Как ни парадоксально, говорили они, но наши политики кажутся более отдаленными от народа, чем когда-либо. Они приводят в качестве доказательств не только мои собственные недостатки – которых много – но также и доказательства того, что само по себе американское мировоззрение ошибочно и наивно, и есть слишком много людей, которые выигрывают от поддержки этой идеи и ее сохранения. 

Я знаю, каким заманчивым может быть этот цинизм. Но я по-прежнему думаю, что циники ошибаются.

Я по-прежнему верю, что мы один народ. Я верю, что вместе мы способны на великие вещи. Я в это верю, потому что за те шесть лет, которые я занимаю должность, снова и снова видел Америку с лучшей стороны. Я видел полные надежд лица выпускников от Нью-Йорка до Калифорнии, наших новых офицеров Уэст-Пойнт, Аннаполисе, Колорадо-Спрингс,  Нью-Лондон. Я скорбел с семьями в Тусоне и Ньютауне, Бостоне, Уэсте, Техасе и Западной Вирджинии. Я видел, как американцы преодолевают бедствия от Мексиканского залива до Великих равнин. Я видел, как однополые браки превращаются из спорного вопроса, который настраивал нас друг против друга, в историю освобождения страны, право гражданина в штатах, где проживает 7 из 10 американцев.

Мне знакома доброта, оптимизм, великодушная щедрость американского народа, который каждый день жив идеей, что мы – защитники наших братьев и наших сестер. И я знаю, что они ожидают от нас, сидящих здесь, лучшего примера.

Наша задача – задача работающих здесь – заключается в том, как мы можем наилучшим образом отразить ожидания Америки. Я работал в Конгрессе с многими из вас, многих достаточно хорошо знаю. Здесь много хороших людей в обеих партиях. И многие из вас говорили мне, что это не то, чего они ждали – споры в прямом эфире по кабельному телевидению, постоянный сбор средств, принятие решений с оглядкой.

Представьте, что мы выйдем из этих старых рамок. Представьте, что будет, если мы будем действовать по-другому.

Лучшая политика не та, где демократы отказываются от своей повестки и республиканцы просто используют свою. Лучшая политика – та, где мы обращаемся друг к другу, исходя из нашей порядочности, а не низменных страхов.

Лучшая политика та, где мы ведем дебаты без того, чтобы демонизировать друг друга. Где мы обсуждаем вопросы, ценности, принципы и факты, а не известные моменты, тривиальные оплошности или ложные противоречия, без которых не обходится жизнь любого человека.

Лучшая политика – та, где мы тратим больше времени  на продвижение молодых людей, просим их присоединиться к великой миссии построения Америки, а не тратим время на разговоры о деньгах.

Если нужны аргументы, давайте найдем их – только давайте сделаем их полезными для обсуждения и страны.

Мы до сих пор можем не соглашаться друг с другом в вопросе прав женщин на участие в голосовании. Но мы не можем не согласиться, что беспрецедентное снижение подростковой беременности и абортов – положительный факт, и не можем не согласиться, что каждая женщина должна иметь доступ к той медицинской помощи, которая ей нужна.

Да, до сих пор идут горячие споры вокруг иммиграции, но мы без сомнения можем увидеть точки соприкосновения в вопросах касательно молодых студентов. Можем согласиться, что нет никому никакой выгоды от того, что работающую мать разлучают с ее ребенком. Можем согласиться, что возможно создать законы, закрепляющие наши традиции как нации Закона и нации иммигрантов.

Мы можем дойти до обсуждения этого в предвыборное время, но никто не станет спорить, что право голоса – святое. Что слишком многим было отказано в нем, и что в 50-летнюю годовщину великого марша от Сельмы до Монтгомери и принятия Закона об избирательных правах мы можем действовать вместе, демократы и республиканцы, и сделать голосование простым для каждого американца.

Мы можем иметь разные взгляды на события в Фергюссоне и Нью-Йорке. Но мы, конечно же, можем понять опасения отца, когда его сын не может прийти домой, не будучи униженным. Конечно, мы можем понять жену, которая не может успокоиться, пока полицейский, за которого она вышла замуж, не появится перед парадной дверью в конце своего дежурства. Конечно, мы можем согласиться, что снижение уровня преступности и количества заключенных впервые за 40 лет – это хорошо. Мы можем использовать эти точки соприкосновения как отправные точки для демократов и республиканцев, представителей местных властей и правоохранительных органов, и реформировать американскую систему уголовного правосудия.

Вот это будет лучшей политикой. Так мы начнем восстанавливать доверие. Так мы будем вести страну вперед. Вот этого хотят американцы. Этого они заслужили.

У меня больше нет возможности переизбраться. На ближайшие два года моя повестка останется той же, что была, когда я принял присягу на ступенях Капитолия – я буду делать то, что считаю лучшим для Америки. Если вы разделяете мои взгляды, о которых я рассказал сегодня, присоединитесь к моей работе. Если вы не согласны со мной в чем-то, я надеюсь, что мы будем сотрудничать там, где вы со мной согласны. И я повторю для каждого республиканца, что я буду не просто ждать ваших инициатив, но буду ждать совместной работы, чтобы сделать страну сильнее.

Потому что я хочу, чтобы Конгресс, город, страна смогли узнать истину: несмотря на все наши недостатки и недоработки, американский народ – это сильный народ, наделенный щедростью духа, которая позволяет нам объединять усилия и помогать соседям ниже по улице или на противоположной от нас стороне.

Я хочу, чтобы каждый соседский ребенок знал: мы настолько же ценим его жизнь, насколько ценим жизнь своих собственных детей.

Я хочу, чтобы будущие поколения знали, что мы были людьми, которые свои различия считали великим даром. Людьми, которые уважали достоинство и честь каждого гражданина – мужчины и женщины, молодого и старого, черного и белого, латиноамериканца и азиата, иммигранта и коренного американца, гомосексуалиста и гетеросексуалиста, американца с психической болезнью и инвалида.

Я хочу, чтобы они выросли в стране, которая показывает всему миру, что мы не просто сочетание красных штатов и синих штатов, что мы – Соединенные Штаты Америки.

Я хочу, чтобы они росли в стране, где молодая мама, как Ребекка, может сесть и написать Президенту письмо, описывая историю, которая подводит итог последним 6 годам:

«Это удивительно, что можно оправиться от кризиса, если требуется. Мы -  сильная, крепкая семья, которая смогла пережить очень, очень сложные времена».

 Мои дорогие американцы, мы тоже сильная, крепкая семья. Мы тоже смогли пережить трудные времена. Пятнадцать лет нового века мы поднимались, вспоминали, кем мы являемся и снова начали восстанавливать Америку. Мы заложили новый фундамент. Впереди нас ждет яркое будущее. Давайте начнем новую главу в истории Америки – вместе и прямо сейчас.

Спасибо вам, да благословит вас Господь и да благословит Господь страну, которую мы любим.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Выступление Обамы перед Конгрессом США 20 января 2015 года


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.