Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Крушение модели Путина

  • Крушение модели Путина
  • Смотрите также:

2015 год будет решающим годом для определения будущего России

Российский оппозиционный политик, бывший премьер России Михаил Касьянов утверждает, что у Владимира Путина для принятия решений по выходу страны из кризисной ситуации есть максимум два года. По его словам, в течение этого года он должен выбрать сценарий: либо это будет либерализация общественно-политической жизни страны, либо — закручивание гаек.

Касьянов на этой неделе примет участие в дискуссии форума интеллектуалов «Россия и Запад: реальность и перспективы», которую в Вильнюсе организуют Министерство иностранных дел и Центр исследования Восточной Европы.

Сопредседатель российской оппозиционной партии «РПР-ПАРНАС» отметил: сейчас россияне поддерживают Путина и его политику, что является следствием пропаганды. Однако популярность российского президента может резко упасть в том числе в случае полной неудачи его политики на Украине.

По поводу ситуации на Украине Касьянов утверждает: «Eсли отрезать от РФ так называемые народные республики, то через две недели там ничего не будет, вся война закончится». Кроме того, он призывает Запад быть уверенным в себе и не демонстрировать растерянности и мягкости в отношении агрессии России на Украине.

— Как в данный момент вы оцениваете позиции Владимира Путина как среди рядовых россиян, так и в его окружении?

— Положение Владимира Путина по-прежнему внутри страны достаточно стабильное. Есть полная сплоченность команды вокруг него и большая общая поддержка населения, но эта поддержка не является какой-то осознанной и фундаментальной, она находится в некоей скорлупе, и эта 18fcf скорлупа — ежедневная пропаганда. Поэтому по-прежнему существует достаточно сильная сплоченность внутри правящей группы и общая поддержка, которая может рассыпаться в любой момент. И главная причина рассыпания этой поддержки будет заключаться в ощущении, что Путин проигрывает ситуацию в Украине. Если это ощущение будет сформировано, то эта поддержка за короткий промежуток времени может упасть с 80% до 20%. Но сегодня тотальная пропаганда поддерживает имидж успешного президента, собирателя российских земель и всю эту blah blah blah, что мы слышим по телевидению и радио каждый день.

— Можно ли говорить, что действия России на Украине приносят ожидаемый для Кремля результат?

— Нет, это не совсем так. Мы имеем следующее (я имею в виду российскую демократическую оппозицию и цивилизованную Европу): мы остановили агрессора и дальше нужно заставить его исполнять международные обязательства и подписанные РФ соглашения. Владимир Путин и его ближайшее окружение приняли принципиальное решение в отношении Крыма. Они фактически не дают себе возможности выхода из этой ситуации. Что касается эскалации напряжения на востоке Украины, то там ситуация изменчива, она по-прежнему нестабильная, зыбкая. Вопрос в структурировании выхода из этой ситуации. Для окружения Путина была неожиданной реакция Запада, принципиальная позиция Европы и трансатлантическая консолидация. Особенно неожиданным для них было европейское единство. Путин не ожидал, что, к примеру, руководство Германии может занять такую жесткую, принципиальную и аргументированную позицию. Общеевропейское единство — это главное сегодня, та базовая вещь, которая фактически остановила Путина как агрессора в дальнейшей эскалации напряженности на Украине и, может быть, даже в других регионах.

— Каким образом отразятся на России террористические акты во Франции? Как это может отразиться на отношениях Запада с Россией?

— Мне кажется, что проблемы терактов и консолидированная реакция, европейское единство в защите ценностей — все это важно. Я вижу, что руководство России еще не определилось, как это использовать в своих пропагандистских программах. Четкой реакции нет. Есть реакция Рамзана Кадырова, который определился и говорит, что выведет миллионные марши мусульман, но позиции Кремля нет. Кремль уходит от комментариев. В Париж послали Сергея Лаврова, который там был незаметен. Но факт его пребывания был, поэтому вроде как Кремль и с ними, но, с другой стороны, не понимает какую позицию ему занять и находится в растерянности: как себя вести и использовать факт консолидации, которую мы наблюдали в Париже, в своих интересах. Думаю, в течение ближайших дней мы увидим, какие были даны установки по первому, второму и прочим телеканалам, поскольку команда отдается для всех одна.

— Может ли это способствовать радикализации действий определенных сил внутри России?

— Может и, например, заявления Кадырова в отношении «Эха Москвы» и его слов о проведении миллионных маршей мусульман уже говорит о том, то радикализация идет. Радикализация российского общества наблюдается с марта 2012 года, когда Путин после демонстраций декабря 2011 года и марта 2012 года понял, что средний класс, образованная часть общества больше никогда не будут его поддерживать. И тогда он сделал ставку на людей, которые по-прежнему мечтают о величии СССР (теперь уже РФ) и полагают, что все должны боятся России только потому, что она существует. Давайте вспомним «Уралвагонзавод», когда рабочие грозились приехать на танках и растоптать «всех этих московских либералов». Тогда началась радикализация общества, его раскол 50 на 50 — это крупные города и остальная Россия. Сегодня, когда по событиям во Франции со стороны властей нет ни осуждения, ни поддержки, ситуация зыбкая и может пойти в сторону радикализации.

— Как вы оцениваете действия российской власти по обузданию экономического кризиса?

— Я это предвидел и прогнозы, которые я давал год назад, сегодня практически подтверждаются. Россия вошла в кризис, это начало экономического спада, большая инфляция, падение национальной валюты. Все это было неожиданным для режима и сформированная Путным модель фактически разрушилась. Эту модель я называю «капитализм для друзей», при котором все, что есть в России и на чем можно зарабатывать принадлежит группе близких и лояльных Путину людей, а остальной бизнес находится под давлением. Это главная причина. Другие дополняющие скорость ухудшения ситуации причины — это падение цен на нефть и санкции.

Санкции действуют и сегодня правительство России находится в растерянности. Мы видим, что какие-то меры предпринимаются, но фундаментальные основы очень слабые и российская экономика входит к кризис. Это серьезный, негативный фактор для Путина и для удержания им ситуации. Поэтому 2015 год будет решающим годом для определения будущего Российской федерации. В этом году Путин и его окружение (мне хочется так думать) осознают, что они должны принять решение, какой сценарий развития принимать. Либо это будет сценарий, который мы предложили в декабре 2011 года — либерализация общественно-политической жизни. Это было в наших резолюциях стотысячных митингов в Москве и де-факто Путин в то время уже согласился и испугался такого давления улицы.

— Вы полагаете, что нынешнее руководство России пойдет на это?

— Я хочу верить в это. И другой сценарий Путина и его команды — продолжать верить в то, что они сильнее всех, всех пережмут и задавят. Это означает дальнейшее сжатие пространства, закручивание гаек, возможный переход к репрессиям, о чем нас предупреждают правозащитники. Так что в 2015 году мы поймем, в какую сторону Путин и команда поведут Россию. Сегодня они демонстрируют склонность к жесткому сценарию, но если будут последовательные действия внутри страны и у наших друзей в ЕС, а именно принципиальная позиция по вопросам европейской безопастности, исполнению международных обязательств (Украина, Крым) и прав человека, которые Россия обязана исполнять, являясь членом Совета Европы и ОБСЕ — тогда мы сможем совместными усилиями заставить Путина исполнять российскую конституцию, наши международные обязательства и добиться плавного конституционного изменения политического курса через смену власти.

— Стремится ли нынешнее руководство России решить экономические проблемы в корне?

— Я думаю, такой цели они не видят, поскольку их главная цель — удержание власти. Нынешняя правящая группа считает, что все в мире покупается и продается. Это главное их кредо, поэтому они полагают, что рано или поздно смогут додавить Запад, который должен согласиться с их пониманием жизни и отменить санкции и т. д. Они это пытаются сделать через посулы западному бизнесу, чтобы он давил на свои правительства в вопросе отмены санкций, не решая вопроса принципиально. Поэтому главное — это трансатлантическое согласие и принципиальность позиции. Нужно прекратить делать заявления о желании тех или иных лидеров Европы снять санкции. Это демонстрирует слабость ЕС. Вся правда на стороне демократии, ЕС и тех демократических сил России, которые имеют своей базой европейский выбор, как наша партия «ПАРНАС». Мы должны стоять на этих принципах, если будем идти на компромиссы — будет ужас. Значит проблемы растянутся на десятилетия, и не только в Украине, Приднестровье, но, возможно, еще шире. Мы должны понимать, что принципиальность сегодня — это наша стабильность и изменения внутри России.

— Каков запас прочности финансовой и экономической системы России?

— Исходя из данных и их анализа за последние полгода, я думаю, что это два года. Путин пытается применять те же методы, что и в 2008 году. И проблема не в бюджете страны, а в платежном балансе. Есть несколько факторов, которые привели к сложившейся ситуации. Главный из них — это отсутствие диверсификации экономики и полная зависимость от нефти и газа, которая увеличилась за последние десять лет почти в два раза. Поэтому как только нефть падает, рубль теряет свою ценность полностью. И девальвация, которая прошла в течение года, особенно в декабре, заставила не веривших в это прежде понять, насколько слаба российская экономика. Российская экономика уже не работает два года. Модель российского капитализма уже разрушилась, не видно никакого роста, она даже не генерирует какой-то стагнации. Но несмотря на то, что видим — экономический спад — еще живет система государственных финансов. Она зиждется на притоке валюты, средствах от нефти и газа. Совокупность указанных факторов — цена на нефть, планируемое в этом году падение добычи нефти вместе с санкциями и неспособностью российских компаний произвести оборудование, которое требуется для начала разработки новых месторождений и поддержания работы существующих — все это приведет к снижению доходов. Девальвация каким-то образом спасает, но очень сильно давит на платежный баланс, а именно на рубль.

Так что в этом году будет высокая инфляция — до 15%, снижение доходов населения, а это означает отсутствие таких источников роста, как инвестиции, поскольку рейтинг понижается, и мы ожидаем возможного выхода России из инвестиционного рейтинга. Это означает, что инвестиций не будет вообще и покупательский спрос будет минимальный (нет роста заработной платы, есть задолженность населения перед банковским сектором, который слабеет). Это год — тяжелейший.

Поэтому правительство России находится в состоянии растерянности, для Путина 2015 год — год принятия решений: или смягчать ситуацию или закручивать гайки. Но закручивание гаек, трудно сказать через какое время, приведет к тому, что народ возьмется за вилы, т.е. это путь к революции. В России все это происходит жестоко. Либо же власть может пойти по пути, который мы начертали в 2011 году, — проведение свободных и честных выборов. Мы, наша партия, поддерживаем только этот вариант. Мы не хотим революции, хотим конституционного выхода. Ситуация трагическая, мы заходим в серьезный кризис. Он будет развиваться, поэтому наша цель — заставить Путина осознать это и принять те решения, договариваться с оппозицией о том этапе политической реформы, который приведет к свободным и честным выборам.

— Насколько силен запас прочности у россиян?

— Россияне очень терпеливы и замерить, когда у них закончится терпение, очень сложно. Но несмотря на происходящее россияне не хотят верить в худшее и считают, что все рассосется. Аргументы власти, пропаганда действуют на народ, но когда люди в феврале придут в магазины, увидят новые цены на все (рост цен на продукты питания уже 30%)... Однако другая ситуация с большими городами и средним классом. По большому счету крупные города снабжались и снабжаются импортными продуктами, сейчас их нет. Со средним классом Путин разорвал уже в 2012 году, поэтому о нем он не печется. Для другой же части электората — путинские антисанкции менее чувствительная вещь, поэтому нужна пропаганда и водка, отчего и объявлено о снижении цен на водку. Т.е. идет самая низменная пропаганда, которая рассказывает, что мы, русские — самые важные в этом мире, вся эта шовинистическая чушь льется с экранов телевизоров. Это и есть инструментарий удержания населения в этом посткоммунистическом, я бы даже сказал, коммунистическом угаре. Сколько это будет длиться? Несколько месяцев, пока люди не поймут, что все ухудшается. Особенно это будет заметно в крупных городах, оттуда будет распространяться дальше. В течение двух лет способность правительства финансировать зарплаты и пенсии может придти к нулю, поэтому максимальный срок для принятия решения у Путина — это два года. Дальше без реформ уже ничего сделать нельзя.

— Можно ли говорить о каком-либо улучшении ситуации на Донбассе?

— Если говорить о периоде с сентября до сегодняшнего дня, то, наверное, можно отметить, что есть улучшения — меньше стреляют, меньше столкновений. Но ситуация не разрешена, это однозначно. Требуется прогресс. В этом заключаются желание всех нормальных людей. Почему прогресса нет? Если мы посмотрим Минские соглашения, то помимо прекращения огня там есть другие важные факторы — местные выборы и контроль за границей. Но вместо местных выборов были проведены выборы в так называемые народные республики и это было поддержано российской властью. Фактически это растаптывает пункт минских договоренностей. Второе — это контроль за границей, чтобы российские военнослужащие, военная техника не могли пересекать границу и был установлен контроль ОБСЕ. Этого нет. Мы все понимаем, что если отрезать от РФ так называемые народные республики, то через две недели там ничего не будет, вся война закончится, если не будет подпитки со стороны российской власти. Она должна нести ответственность за все, что там происходит.

— Пойдет ли она дальше?

— Не пойдет. Реакция Запада была жесткой, что отрезвило и остановило путинский режим на пути дальнейшей эскалации. Сегодня они требуют одного — признать стороной переговоров воющих на Донбассе сепаратистов. Этого никто не сделает, поскольку из минских соглашений вытекает, что политические разговоры могут вестись только с тем, кто получит мандат по итогам местных выборов на Донбассе. Местные выборы не проведены, вместо них были проведены другие, которые не признают и не признают никогда. Это значит, что нет легитимной стороны для переговоров. А российская власть настаивает на обратном. Тупик. Это значит, что если еще чуть больше быть принципиальным, все начнет переламываться в другую сторону. Запад должен быть уверен в себе и не демонстрировать растерянности, мягкости, поскольку это разрушит всю ситуацию и цели не будут достигнуты. Агрессор должен быть наказан за свои действия.

— Президент Литвы предельно четко выразилась по поводу России, назвав ее террористическим государством. Согласны ли вы с такой формулировкой? И в странах Балтии и Литве в частности есть большие опасения по поводу своей безопасности. Есть ли для этого причина для таких опасений?

— Опасения есть и ключ к сдерживанию опасности — принципиальность и последовательность всех, консолидированные действия ЕС и трансатлантического сообщества. Действия и санкции остановили путинский режим от дальнейшей эскалации напряженности на Украине и в других местах, включая Прибалтику.

Что касается слов президента Литвы, то, конечно, тут есть эмоции. Россия — не террористическое государство, путинский режим — непредсказуем, да, его нужно опасаться за непредсказуемость и полное неуважение к нормам международного права. Поэтому он должен быть осужден и нельзя мириться, будь то права человека или европейская безопасность. Безусловно осуждение нынешнего режима за его действия — это важная вещь. Россия — член ОБСЕ, член СЕ, гарант территориальной целостности Украины, постоянный член в СБ ООН, отвечающий за стабильность и безопасность в мире. Если правительство страны все это разрушает, то такое руководство должно осуждаться международным сообществом. Поэтому я поддерживаю такие оценки, что касается формы, слов, то это — эмоции. Но нарушение европейской безопасности неприемлемо, поэтому для осуждения могут применяться разные слова. Я тоже говорю: я не приемлю такой режим, который нарушает основы существования мира в Европе и мире.

— Вы говорите о конституциональном пути перемен? Что за сила может это сделать? Найдет ли она поддержку у россиян? Сейчас мы видим, что россияне большей частью поддерживают В.Путина...

— Поддержка Путина — это одно, и в основном это благодаря пропаганде. Вопрос изменения ситуации связан не с одним днем. Все должно меняться плавно. Схема может быть такой: за год до голосования должна прекратиться пропаганда. Российская оппозиция должна получить доступ к СМИ, чтобы донести свою точку зрения. Нынешний режим должен прекратить обмазывать грязью оппозицию и гражданское общество. Сегодня это делается каждый день. Если за год до выборов это будет сделано, то люди сформируют свое, альтернативное мнение и можно будет сказать, что выборы будут демократическими, свободными.

Можно ли сказать, что сегодня россияне поддержат ту или иную силу? Нет такого. Мы живем в тотальной пропаганде, для людей не существует возможности разобраться в происходящем. В большинстве своем люди боятся высказывать свое мнение, поскольку это чревато потерей работы, бизнеса и т.д. Поэтому люди находятся, как в СССР, под давлением обстоятельств, но в отличие от СССР, сегодня у людей есть что терять. В России все же есть рыночная экономика и частная собственность.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Крушение модели Путина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.