Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Черчилль - Сталину: мы очарованы вашими победами

  • Черчилль - Сталину: мы очарованы вашими победами
  • Смотрите также:

СССР не только спас союзников, но и поставил Третий рейх на грань неминуемого краха

70 лет назад, 12 января 1945 года после мощной артиллерийской подготовки войска 1-го Украинского фронта, которыми командовал маршал Советского Союза Иван Конев, перешли в наступление.

14 января их примеру последовал 1-й Белорусский фронт маршала Советского Союза Георгия Жукова. Так началась знаменитая Висло-Одерская операция.

На этот раз наступать Красной Армии пришлось раньше, чем изначально планировалось. Причина тому – союзнический долг.

6 января 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обратился к Иосифу Сталину с просьбой оказать срочную помощь английским, американским и канадским войскам, которые оказались в Арденнах, мягко говоря, в весьма затруднительном положении.

Красная Армия спешит на помощь союзникам

Нежданная беда обрушилась на наших союзников по Антигитлеровской коалиции 16 декабря 1944 года, когда 5-я и 6-я немецкие армии перешли в наступление.

Историк Анатолий Уткин в книге «Вторая мировая война» дал такую картину хода событий: «На второй день наступления (17 декабря) 1-я танковая дивизия СС дошла до крупного железнодорожного узла Сен-Вит, откуда долина вела прямо к реке Маас, в Бельгию и, в конечном счете, к Антверпену… 5-я германская танковая армия шла прямо к Монтерме (где Клейст пересек Маас в 1940 году). Чтобы план «Осенний туман» реализовался, нужно было взять коммуникационный центр Бастонь (Бельгия – «ПР»). На рассвете 19 декабря танковая дивизия генерала Леера была в трех километрах от Бастони, но этой ночью в город на грузовиках из Реймса прибыла 101-я американская военно-воздушная дивизия. Немцы окружили Бастонь, а Леер обошел город и был уже в 30 километрах от реки Маас… 23 декабря 1944 года Модель уже планировал продолжение Арденнской операции с выходом к Антверпену. За ужином Йодль поведал, что за Арденнами будет еще одно наступление на Западе – в районе Эльзаса».

Хотя в первые дни нового 1945 года наступательный порыв немцев был уже не столь дерзновенным (сказались дефицит сил, средств и горючего), но положение все еще оставалось очень тревожным.

Ровно через три недели после начала немецкого наступления Черчилль не выдержал и отправил Сталину «личное и строго секретное послание», в котором писал: «На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы… Согласно полученному сообщению наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанный погодой… Если он еще не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января…»

Действительно, по 1942 году Сталин хорошо знал, что значит «защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы». Однако тогда, несмотря на просьбы советского лидера, Черчилль не бросился на помощь союзнику. Более того, премьер-министр Великобритании целых три года саботировал открытие Второго фронта в Европе!

Теперь же он просил Сталина о том же, чего французы и англичане требовали от императора Николая II в самом начале Первой мировой войны – спасти союзников от немецкого разгрома. Как и последний российский император, Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) отнесся к просьбе благосклонно.

Чтобы помочь союзникам, Сталину, как и Николаю II, пришлось форсировать наступление. Если для императорской армии эта спешка в 1914 году обернулась тяжелейшим поражением в Восточной Пруссии, то итог Висло-Одерской операции оказался совершенно иным.

Однако обо всем по порядку.

Замысел операции и его ре 1459d ализация

К началу 1945 года линия советско-германского фронта проходила от Лиепаи через Тильзит (Советск), Варшаву, Сандомир, озеро Балатон и далее по реке Драве. В Польше между Вислой и Одером на глубину до 600 км немцы подготовили семь оборонительных полос. Первая линия оборона проходила по Висле, а последняя – за Одером.

Сдержать натиск Красной Армии должны были войска группы армий «А» в составе 9-й, 17-й полевых и 4-й танковой армий под общим командованием генерал-полковника Йозефа Гарпе.

Согласно замыслу Ставки Верховного Главнокомандования разгромить немецкие войска планировалось в результате взлома вражеской обороны и дробления стратегического фронта противника с последующим окружением и уничтожением изолированных группировок врага в ходе стремительного наступления на запад.

Забегая вперед, замечу, что после окончания Великой Отечественной войны военные историки стали делить действия 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в ходе Висло-Одерской операции на два этапа.

Первый из них продолжался с 12 по 17 января 1945 года. За эти шесть дней был прорван фронт обороны противника в полосе около 500 км, освобождена Варшава, разгромлены основные силы группы армий «А» и созданы условия для быстрого развития операции на большую глубину. В частности, войска 1-го Украинского фронта продвинулись на 140 км.

А на втором этапе операции (он продолжался с 18 января по 3 февраля) войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при содействии на флангах войск других фронтов в ходе стремительного преследования врага разгромили выдвигавшиеся из глубины резервы противника, овладели Силезским промышленным районом, вышли к Одеру, захватив несколько плацдармов на западном берегу реки.

Сухая констатация фактов скрывает чудовищное напряжение и испытания, выпавшие на плечи воинов армии-освободительницы. Героизм был массовым.

14 января 1-й батальон 215-го полка 77-й гвардейской стрелковой дивизии 69-й армии стремительным броском прорвал хорошо укрепленную позицию на Пулавском плацдарме за Вислой, обеспечив дивизии быстрое продвижение вперед.

За этот боевой успех все рядовые и сержанты были удостоены ордена Славы 3-й степени, командиры взводов – ордена Александра Невского, командиры рот – ордена Красного Знамени. А командир батальона гвардии майор Борис Емельянов стал Героем Советского Союза. Решением Военного Совета армии батальон получил название «Батальон Славы». И это - единственный случай, когда все подразделение в полном составе за один бой было отмечено орденами!

Однако далеко не все шло гладко. Враг отчаянно сопротивлялся, а за ошибки и просчеты расплачиваться приходилось жизнями лучших бойцов.

Командующий 4-й танковой армией 1-го Украинского фронта генерал Дмитрий Лелюшенко вспоминал: «Рано утром 25 января стремительной атакой танковый батальон 62-й гвардейской танковой бригады майора Шотина с ходу захватил 60-тонный мост в Штейнау и, разминировав его, ворвался в город, где вступил в бой с превосходящими силами противника. Вот тут-то немедленно нужно было бросать туда всю 62-ю бригаду и подтягивать главные силы корпуса, но этого сделано не было. В бою комбат Шотин был тяжело ранен и эвакуирован на восточный берег, батальон остался без командира. Полковник Денисов запоздал с выдвижением главных сил бригады. А так как командир корпуса лично не следил за ходом событий, он не принял своевременных мер к наращиванию сил в Штейнау и к закреплению захваченного моста. Противник, воспользовавшись этими промахами, вновь заминировал мост и подорвал его. В Штейнау оказались 3 наших танка, которые героически продолжали бой с многократно превосходящими силами противника… 25 января они продолжали неравный бой с численно превосходящим противником, мужественно сражались до последнего снаряда и патрона, а когда не осталось боеприпасов и горючего, вышли из танков и продолжали бой с гранатами в руках до последнего дыхания. Все они пали смертью героев, прославив своими подвигами высокое звание советских танкистов. Вот их имена: капитаны А.З.Брюханов, А.С.Ермилов, лейтенант И.Т.Колупаев, старший сержант М. Г.Безруков, сержант С.Д.Байнаков, младший сержант А.Ф.Литовка, ефрейтор Г.Г.Гасанов, рядовые И.И.Исаев и Б.И.Медведев».

Крайне прискорбно то, что имена этих и многих других героев, павших в борьбе за освобождение народов Европы от нацистского ига, демонстративно вычеркиваются из истории Польши и других стран.

О чем пишут и о чем не пишут в польских учебниках истории

Участие в освобождении Польши приняла и 1-я армия Войска Польского под командованием генерал-лейтенанта Станислава Поплавского (до декабря 1944 года он командовал 2-й польской армией). Поплавский после освобождения побывал в концлагере Майданек.

В книге «Товарищи в борьбе» он писал: «Не могу передать то чувство, которое охватило меня, когда я увидел груды обгорелых человеческих костей возле крематория и проходил вдоль бесчисленных серых бараков, где совсем недавно томились узники в ожидании смерти. За годы войны мне довелось повидать немало ужасов. Казалось, сердце уже очерствело настолько, что ничто не способно потрясти его. Но, глядя на тюки с подобранными по одинаковому цвету человеческими волосами, на горы аккуратно сложенных детских и женских ботинок, хотелось кричать от острой боли, ярости и гнева.

Моим гидом был худой, как скелет, беззубый, с трясущейся головой и горящими глазами старик. Он на себе испытал все ужасы этого лагеря и выжил чудом: в печах крематория погибли его жена и пятеро детей. Когда пришло освобождение, у него не хватило сил расстаться с этим страшным местом. С утра и до вечера бродил он около бараков, крематория, выстроившихся в ряд виселиц. И рассказывал, рассказывал…»

Как воспринял бы этот потерявший родных человек антисоветские и русофобские эскапады современных польских политиков и журналистов, утверждающих, что сталинский Советский Союз был не лучше гитлеровского Третьего рейха? И что бы он сказал, увидев, как внуки и правнуки поляков, спасенных красноармейцами от нацистской пули и газовой камеры, демонтируют памятники советским воинам-освободителям?

70 лет назад поляки прекрасно знали, что именно Красная Армия и никто другой прекратила кошмар нацистской оккупации.

В наши дни юные поляки, изучающие историю по учебнику истории Т. Малковского и Я.Жешневецкого, узнают из него то, что Сталин, оказывается, «хотел того же самого, что и Гитлер – уничтожения поляков».

Российский историк Оксана Петровская справедливо замечает: «Мнение, что Сталин не собирался ни убивать поляков, ни русифицировать их, относится скорее к исключению, чем к правилу в польской учебной литературе. Большинство авторов придерживаются точки зрения, что «геноцид не был, к сожалению, монополией нацистов»…

Искусственно и предвзято конструируя из СССР «оккупанта», а также стремясь внушить подрастающему поколению чувство исторической обиды, польские учебники «забыли» упомянуть, что при освобождении Польши от фашистов погибло 600 тысяч советских воинов, более 1 миллиона 400 тысяч были ранены».

Современные поляки предпочитают не вспоминать и о том, что немцы убивали их дедов и прадедов по любому поводу и до самой последней возможности. К примеру, жители Лодзи рассказали командующему 8-й гвардейской армии генералу Василию Чуйкову о том, что «Юзеф Панцевский был расстрелян только за то, что неправильно показал немцу дорогу».

Сам Чуйков был свидетелем такой сцены: «У деревни Борки возле мельницы увидели толпу польских крестьян. Слышались крики, женский плач. Перед нами лежали два трупа – мужчина лет сорока пяти и подросток лет шестнадцати. Мы сняли шапки. За нами вся толпа обнажила головы.

Грудь пожилого мужчины была изрешечена пулями. На лице юноши – три пулевые раны.

- Кто это сделал?

Толпа загудела, заговорили все сразу - ничего не понять. Я попросил одного из поляков спокойно рассказать, что здесь произошло. Он ответил по-русски. Часа два-три назад фашисты, отступая, ворвались на мельницу. Схватив мешки с мукой, они хотели их вынести и погрузить на подводу. Двое крестьян – отец и сын – уцепились за свои мешки. Тогда гитлеровец поднял автомат. Выпустил одну очередь в спину отца, а другую – в лицо мальчика… В это время появились советские бойцы на опушке леса. Гитлеровцы вскочили на крестьянские сани и скрылись».

Появись советские солдаты чуть позже, жертв могло быть и больше. А будь они менее расторопными и умными, то от старинного Кракова остались бы одни камни.

В польских учебниках истории не пишут и о том, как поляки, рискуя жизнью, прятали у себя раненых «оккупантов».

Освобождавший Польшу генерал Лелюшенко свидетельствовал: «Польское население с большой радостью встречало наших воинов, охотно помогало громить врага, предоставляло нам все необходимое для отдыха. 13 января во время боев в с. Бильце-Подгуже был тяжело ранен лейтенант Никитин из 16-й гвардейской механизированной бригады. Польский крестьянин Ян Иосифович Григорчик, несмотря на то, что кругом были фашисты, не страшась расправы, подобрал Никитина, оказал ему первую помощь и спрятал у себя в доме. 16 января Григорчик передал раненого советского офицера в подошедший наш госпиталь. Подобный поступок совершила 13 января девушка Стефа Дужуковская. Она спасла раненого советского лейтенанта Н.А.Егорова из 62-й гвардейской танковой бригады».

Подобных примеров много. В «толерантных» учебниках, написанных «толерантными» авторами из «толерантного» ЕС их, однако, не встретишь…

Вместо эпилога, или Два послания по одному поводу

27 января премьер-министр Великобритании Черчилль адресовал Сталину очередное послание, в котором есть такие слова: «Мы очарованы Вашими славными победами над общим врагом и мощными силами, которые Вы выставили против него. Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов».

Через три дня, в день 12-летия прихода Гитлера к власти в Германии министр вооружений и военного производства Альберт Шпеер направил фюреру свое послание.

Начав свой меморандум не поздравлениями, а словами «Война проиграна», он пояснил: «После потери Верхней Силезии немецкая оборонная промышленность более не будет в состоянии хотя бы в какой-то степени… покрывать потребности фронта в боеприпасах, оружии и танках. В этом случае станет также невозможным компенсировать превосходство противника в технике за счет личной храбрости наших солдат».

Таким образом, блестяще проведя Висло-Одерскую операцию Красная Армия не только спасла союзников от разгрома в Арденнах, но и поставила нацистский Третий рейх перед перспективой неминуемого краха.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Черчилль - Сталину: мы очарованы вашими победами


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.