Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Где та черта в карикатуре, которую нельзя переходить?

  • Где та черта в карикатуре, которую нельзя переходить?
  • Смотрите также:

НЬЮ-ЙОРК – Кровавая бойня, которую устроили террористы в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже, вызвала шквал противоречивых оценок во всем мире. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связался по телефону и Интернету с известными российскими художниками-карикатуристами и попросил их прокомментировать ситуацию.

В публикациях СМИ и в социальных сетях заметна точка зрения, которую можно суммировать так: «журналисты сами виноваты», «они перешли черту», «спровоцировали нападение».

«А где та черта, кто её определил? – задает контрвопросы карикатурист газеты «Московский комсомолец» Алексей Меринов. – Завтра кто-то решит, что само слово «власть», произнесенное с негативным оттенком, уже за гранью дозволенного. И так далее. Это, конечно, поразительно: переходить некую грань нельзя, а убивать за это вполне допустимо... Журнал делали анархисты. Они отстаивали полную свободу такой, какой её понимали. Кстати, прародитель этого журнала – «Харакири» был разогнан властями. Карикатуры на пророка были лишь малой частью содержимого журнала. Папа Римский, диктаторы, все, кто, по мнению карикатуристов, ограничивал свободу, были персонажами рисунков».

«То, что произошло, ужасно, – сказал Константин Куксо, иллюстратор, карикатурист издательского дома «Коммерсантъ». – Кошмар! Погибли мои коллеги, – художники-карикатуристы. Сами виноваты!? Доигрались!? Абсолютно неправильная постановка вопроса. Перешли ли они черту? Так я вопрос не ставлю, принципиально не собираюсь оценивать их работу. Переступили черту те, кто их убил. Нужно разделять две вещи. Журналистскую этику и насилие. О журналистской этике можно спорить. О насилии, терроризме, спорить нечего – это преступление, и оно должно быть безоговорочно осуждено».

«Знаете, мы несколько лет назад с друзьями и коллегами открыли сайт www.cartoonbank.ru, – рассказал художник-карикатурист Вячеслав Шилов. – Там довольно много едких работ на власть, нелицеприятных. В проекте, кстати, разные авторы – и по убеждениям и по политической позиции, украинских карикатуристов много, из других стран мира. Но, как ни странно, никаких «наездов» со стороны властей не было, c криками «не сметь!», за исключением одной прокурорской проверки, причину которой нам так и не сообщили. Но проверка прошла без претензий и все. Мы, организаторы ресурса, c самого начала задекларировали, что не хотим способствовать разжиганию ненависти и нетерпимости и были случаи, когда мы коллегиально отклоняли слишком, на наш взгляд, оскорбительные карикатуры. Авторы, между прочим, с нами во всех случаях соглашались. Мне кажется, что такой подход отвечает принципам толерантности и не является цензурированием».

Российские масс-медиа задаются вопросом: возможно ли такое в России – и публикация карикатур такого типа, как в Charlie Hebdo, и такая на них «неадекватная реакция»?

«Подобная реакция уже давно существует на рисунки гораздо мягче по содержанию, – считает Алексей Меринов. – Часть граждан вдруг свято поверила, что до господина Путина в стране не было просто ни-че-го. И сам факт появления его изображения приводит этих «патриотов» в священную ярость. С другой стороны, появление подобных карикатур в официальных СМИ вряд ли возможно. Редакторы не пропустят».

«Эта трагедия, кажется, аналогов не имеет, – считает Вячеслав Шилов. – Чтобы такое, не дай бог, повторилось, нужно много составляющих факторов. Например, я думаю, такой запредельно едкий журнал у нас бы никто не смог выпускать – у власти много рычагов, чтобы помешать – от пожарных инспекторов до судов. Потом, серьезные радикальные исламисты в России зачастую квалифицируются как террористы и за ними идет гораздо более жесткий мониторинг, мне кажется. Ну и так далее. Другая структура общественного сознания, расстановка политических сил. Если уж грустно фантазировать на эту грустную тему, то людей могли бы скорее избить в подворотне, для острастки – чтобы показать свое недовольство. Или в суд бы затаскали по разным поводам. Что тоже плохо, конечно, но, думаю, обошлось бы без рек крови».

Должна ли у карикатуристов «включаться» самоцензура в подходе к деликатным и провокативным темам?

«Мы знаем, что в мусульманском мире изображение человека в искусстве не допускается, – отмечает Константин Куксо. – Если бы художник-француз приехал в мусульманскую страну и предложил к публикации такую карикатуру в местном издании, это одно дело. Но карикатура опубликована в европейской стране, где сильны сатирические традиции Домье и Филиппона. Я видел эту карикатуру. Ну, бородатый человек в чалме. Я не знаю, так выглядел пророк Мухаммед или не так. И никто не знает. Это вопрос трактовки, стиля. Я, например, не приемлю сильную деформацию в изображении человека, а, например, латиноамериканские художники очень ее любят. В искусстве все можно, если это оправдано».

«Я исповедую такой принцип: иронизировать и осмеивать – здорово, оскорблять – не здорово, – считает Вячеслав Шилов. – Оскорбительная карикатура часто не имеет двойного смысла и глубины и говорит о том, что автору не хватило таланта, чтобы сделать более изящный «ходильник», как любит говорить мой большой друг Виктор Богорад. Он, кстати, уже много лет работает в жанре политической карикатуры и никого не оскорбил за все это время. Хотя я иногда на своей странице в Facebook выкладываю быстрые наброски, на грани и может быть, за гранью фола – но это для друзей и, дурачась, я это подчеркиваю. Запретные темы? Ну, всякий «анально-генитальный» юмор мне не особо по душе. Национальных, религиозных, расовых тем можно спокойно касаться, но если ты уверен, что у тебя хватит искренней иронии на них – тогда все будет хорошо».

«Здесь каждый должен решать для себя сам, – таково мнение Алексея Меринова. – Кстати, художников, работающих в жанре политической карикатуры, у нас можно по пальцам пересчитать. Я, например, попросту перестал рисовать картинки, которые, уверен, не пропустят. Это самоцензура? Наверное... Тут же есть ещё один нюанс. У нас за два предупреждения от Роскомнадзора следует закрытие издания. Это такая петля, болтающаяся перед глазами редактора. Посему и появившаяся осторожность у многих».

Пресса и блогосфера оживленно обсуждают запись, которую Михаил Ходорковский сделал в Твиттере сразу после парижской трагедии: «Если журналисты – достойное сообщество, завтра не должно быть издания без карикатуры на пророка». Каково мнение российских карикатуристов?

«Мое – резко отрицательное, – ответил Алексей Меринов. – С карикатурами на террор и террористов – да. На пророка? Зачем? Общество ещё глубже расколется. У нас – точно. Надеюсь, что Ходорковский всего лишь на короткий отрезок потерял связь с реальностью».

«Весь журналистский мир должен дать отпор террору, – говорит Константин Куксо. – Какой ответ? Профессиональный. Мы же не автоматы в руках держим, а перо и карандаш».

Как считает Вячеслав Шилов, заявление Ходорковского, «видимо, было сделано на эмоциях, и в формулировке заложена смесь обиды и боли».

«Поэтому, – объясняет Шилов, – в ней есть та самая эмоционально-некорректная, на мой взгляд, составляющая, которая делает его, это заявление, в определенной степени скандальным. Ну и формат реплик в Твиттере сподвигает часто на резкость, это тоже надо учитывать. Так что буквально я это заявление не воспринимаю и не прочитываю. И вообще – буквальное чтение призывов и лозунгов как руководство к действию – удел фанатиков, скорее. А если рассматривать эту реплику как призыв к людям журналистcкой профессии консолидироваться против политических и религиозных психопатов всех мастей и их руководителей и не уходить в тень страха – то я за. Но, повторюсь – буквальное прочтение этого текста многих может покоробить, а манипуляторам дать лишний повод поуправлять дураками».

«Война идет между здравым смыслом и безумием, – пишет на своей страничке в Facebook карикатурист и эссеист Андрей Бильжо, создатель знаменитого «Петровича». – Везде. Убить средь бела дня невооруженных, безобидных, выполняющих свой профессиональный долг людей – у себя в стране, у себя дома – это чудовищный вызов и чудовищная несправедливость. Смеховая и художественная традиция Франции уходит корнями очень глубоко. Это гигантская цивилизация. Убийство художников и журналистов – это вызов этой самой цивилизации и мировой культуре. Убить клоуна может только рожденный от зверя. Сказать, что эти нелюди были оскорблены – чистая глупость. Нечеловек не может быть оскорблен – у него нет этих чувств. Не объяснить им, этим нелюдям, что ответом на рисунок может быть только рисунок, ответом на слово может быть только слово. Рисовать карикатуры можно про все и на всех».

В прессе появилось сообщение, что глава Чечни Рамзан Кадыров в ответ на призыв Ходорковского назвал его личным врагом и врагом мусульман всего мира.

 «Если сообщество мусульман России сочло, что грех кровопролития равен греху якобы провокации, то они – соучастники этого ужасного преступления, – пишет на своей страничке Андрей Бильжо. – Рисовать и писать надо продолжать то, что считаешь нужным. Как это сделали сегодня французские журналисты и французские художники, которым я безумно завидую. Мои соболезнования всем тем, кто был близок к погибшим. Закончу свой текст такой фразой: вы не здоровы, и вы не умеете держать себя в руках».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Где та черта в карикатуре, которую нельзя переходить?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.