Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Южный поток, российский отток и китайский приток

  • Южный поток, российский отток и китайский приток
  • Смотрите также:

События 2014 года показывают, что Балканы рискуют утратить Россию в качестве перспективного и предсказуемого инвестора, а это будет означать и ослабление позиций Москвы в регионе, который представляет для нее историческое и геостратегическое значение.

Отказ российских властей от строительства газопровода Южный поток, который сулил немалую выгоду балканским партнерам Москвы, вновь заставляет местных игроков задуматься о собственной энергетической безопасности и по-новому оценить свою роль и место в регионе. Реализация проекта Южный поток, помимо прочего, означала рост геополитического веса Сербии — наиболее близкой России страны в этой части Европы. Переориентация газового проекта на Турцию — регионального соперника Москвы — дает Анкаре дополнительные возможности влияния на Балканах, однако сами страны региона не получают никаких преимуществ от этой инвестиции.

Хотя Балканы важны сами по себе, Россия в последние годы рассматривала их в первую очередь как ступень на пути интеграции в энергетический рынок Евросоюза, частью которого рано или поздно станут все балканские государства. Именно в энергетику шли основные инвестиции, что подтверждает приоритеты российского присутствия в регионе, изложенные президентом РФ еще в 2007 году. Стратегическая цель – достижение доступности и гарантированности получения энергоресурсов всеми странами региона — формально остается прежней. Однако достижение этой цели, возможное лишь в тесном сотрудничестве с Евросоюзом, осложнено из-за конфликта с Украиной и общим ужесточением курса России в отношении Запада.

Непредсказуемый партнер

Противостояние с Украиной и Западом, а также спад в российской экономике автоматически ведут к ослаблению тех рычагов, которые Москва использовала на Балканах начиная с 2000-х годов. А ее главный рычаг — масштабные инвестиции в энергетический сектор стран бывшей Югославии, чьи экономики, подорванные вооруженными конфликтами 1990-х годов, нуждаются в реформах и постоянной поддержке извне.

Российские компании (Газпром нефть, ЛУКОЙЛ, Зарубежнефть) в последние годы глубоко проникли на балканские рынки благодаря инвестициям в нефтяную и нефтеперерабатывающую отрасли, покупке активов местных предприятий, в том числе ряда нефтеперерабатывающих заводов, участию в геологоразведке и т.д. Газпромовский Южный поток, который должен был обеспечивать газом страны Южной и Центральной Европы в обход Украины, подавался здесь как проектвека, гарантирующий создание тысяч рабочих мест и открывающий новые возможности для слабых экономик региона.

Неожиданный для балканских элит отказ от этого значимого проекта после семи лет подготовительных работ поставил под вопрос надежность сотрудничества с Москвой. Кроме того, не ясно, как скорректируют свои инвестиционные планы компании, оказавшиеся под международными санкциями, и от каких еще проектов на Балканах может отказаться Россия. Усиливающаяся неопределенность на Востоке Европы и отсутствие возможностей как-то повлиять на урегулирование противоречий по линии Россия–ЕС-США будут вынуждать наших балканских партнеров искать поддержки западнее своих границ.

Тем более что сама Москва не готова сегодня подробно говорить о защите интересов балканских стран и советует им адресовать все претензии и вопросы в связи с ослаблением их энергетической безопасности к Евросоюзу. В ЕС, в свою очередь, обсуждают способы поддержки стран-участниц несостоявшегося Южного потока.

Россия-Сербия: братство минус энергетическая безопасность?

Перспективы экономического подъема на Балканах тесно связаны с энергетической безопасностью и инвестициями. И в этом смысле сильнее других проигрывает Сербия — кандидат в члены Евросоюза и одновременно с 12d0e тратегический партнер Москвы. Сегодня Сербия, как и другие страны, поддержавшие Южный поток, не только обеспокоена потерей сотен миллионов евро, но и нервничает из-за неопределенности поставок в будущем.

Для Белграда оскорбителен сам факт, что информация об отказе от Южного потока не поступила непосредственно от российских властей – об этом стало известно из выступления президента РФ во время его визита в Турцию. Разъяснений на высшем уровне пришлось ждать целую неделю. В отсутствие ясности местным официальным лицам, энергетическим боссам и экспертам оставалось лишь спорить о последствиях этого шага и обсуждать возможность подключения к газовому хабу на границе Турции с Грецией. При этом судьба самого турецкого проекта не вполне ясна, не говоря уже о его выгоде для Сербии и других балканских стран, у которых нет денег для строительства газопроводов на своей территории.

В последние годы сербские власти много говорили о том, что Южный поток не только принесет прибыль бюджету, но и станет базой для развития промышленного потенциала страны. Строительство газопровода было частью пакетного соглашения, по которому Газпром нефть в 2008 году приобрела 51% акций ключевой сербской энергетической компании НИС (Нефтяная индустрия Сербии) всего за 400 млн евро. Стоит вспомнить, что эта сделка изначально была предметом острых споров в Белграде, и в декабре 2014 года она вновь оказалась в политической повестке с акцентом на то, что национальные интересы страны не были учтены. Ведь договоренности Москвы и Белграда не предусматривали компенсацию или доплату за НИС в случае отказа от Южного потока. Российские представители обещали Сербии роль ключевого игрока на балканском газовом рынке, и страна действительно могла рассчитывать на статус энергетического узла, поскольку с ее территории планировалось сделать отводы в Республику Сербскую в составе Боснии и Герцеговины и в Хорватию. Теперь же имеет смысл говорить об ослаблении позиций Сербии в регионе и повышении ее энергетической уязвимости.

Газ поступает в Сербию через Украину, и альтернативных вариантов обеспечения энергобезопасности у Белграда сейчас нет. Хотя сербское газохранилище Банатски двор заполнено, специалисты говорят, что в будущем республику ожидают серьезные риски. По словам гендиректора Сербиягаза Душана Баятовича, страна столкнется с большой проблемой, если проект Южный поток не будет реализован. Экономист Махмуд Бушатлия отмечает, что Южный поток должен был приносить Сербии около 200 млн евро в год, но теперь страна потеряет гораздо больше из-за неопределенности поставок. Кроме того, будет труднее найти новых инвесторов, особенно в промышленность, из-за недостатка энергии — в данном случае природного газа, — добавляет Бушатлия. В свою очередь, профессор Факультета политических наук Предраг Симич говорит, что Белград должен попытаться подключиться к европейским каналам поставок газа.

Власти Сербии не скрывают разочарования решением Москвы. Президент Томислав Николич заявил о далеко идущих последствиях решения об отказе от Южного потока, которое отразится на всей экономике страны. А побывавший в Москве министр иностранных дел Ивица Дачич разъяснил, что Сербии важно иметь несколько маршрутов поставки энергоносителей, с учетом всех событий и проблем, которые были и в прошлом на украинском направлении. И хотя Москва обещает учесть интересы Белграда при реализации новых проектов по поставкам газа в Европу, никаких подробностей на этот счет пока нет.

Главный партнер – Европа

Несмотря на продолжавшийся в последние годы рост инвестиций и укрепление энергетических позиций России на Балканах, отношения Москвы со странами региона далеко не безоблачны, хотя политики и любят подчеркивать взаимные симпатии, общие духовные традиции, близость языков, культур и т.п. Интересы России и балканских государств не всегда совпадают, и срыв крупных проектов это лишь подтверждает. Напомним, что одной из причин отказа от Южного потока Россия назвала отсутствие необходимого разрешения со стороны Болгарии, с которой Москве все сложнее развивать сотрудничество в энергетической сфере. В последние годы пришлось отказаться от строительства нефтепровода Бургас–Александруполис мощностью 35 млн тонн, поскольку правительство Болгарии сочло этот проект экономически необоснованным. После этого София вышла из проекта АЭС Белене, который предполагал возведение российским Атомстройэкспортом атомной электростанции с двумя блоками суммарной мощностью более 2 тысяч МВт.

Как бы там ни было, в силу своего географического положения и исторических связей регион заинтересован в сотрудничестве с Россией. Кроме того, для многих стран отношения с Москвой дают возможность сохранять баланс во внешней политике, даже несмотря на их принадлежность к ЕС и НАТО. Однако многое здесь будет зависеть и от действий самой России, а также от ее отношений с Евросоюзом в целом, которые сегодня переживают беспрецедентный кризис. Чем сложнее Европе находить общий язык с Россией, тем труднее Москве будет развивать связи с балканскими государствами. Это касается и стран-кандидатов в ЕС, которые дорожат своей европейской перспективой, видя в ней гарантию своего благосостояния и стабильности в регионе.

Если обратиться к статистике, то можно увидеть, что основные экономические интересы той же Сербии лежат в Европе. Главный инвестор в Сербии — Австрия, а ее главные торговые партнеры — Германия и Италия, при этом на страны ЕС приходится 64% сербского товарооборота. От ЕС Белград получает и основную безвозмездную помощь. По данным европейских источников, начиная с 2000 года Евросоюз и его отдельные члены предоставили Белграду более 4 млрд евро. Что касается России, то она занимает четвертое место в сербском экспорте (доля 7,2%), и третье (9%) — по объему импорта. Москва, безусловно, — важный партнер, но не ключевой. При этом главным конкурентом России на Балканах становится Китай.

Китайский приток

Конец 2014 года запомнится на Балканах не только крушением надежд, связанных с Южным потоком, но и прорывом китайских инвесторов, с чем местные эксперты связывают и возможность укрепления энергетической безопасности.

16 декабря в Белграде прошел саммит лидеров Китая и 16-ти стран Центральной и Восточной Европы, во время которого было объявлено о новых китайских инвестициях и многочисленных совместных проектах, прежде всего в области инфраструктуры. В этом саммите, ставшем главным политическим и экономическим событием года в регионе, приняли участие более 400 делегаций. С хозяйкой встречи – Сербией, для которой Китай является пятым по значимости торговым партнером, — было подписано 13 соглашений и меморандумов.

По оценке китайской стороны, формат 16 плюс один нацелен на укрепление экономик стран региона и облегчение их вступления в Евросоюз, а также углубление стратегического партнерства Китая и ЕС. С этой целью было объявлено о создании китайского инвестиционного фонда в размере $3 млрд и расширении сотрудничества в ряде областей — от инфраструктуры до энергетики. Агентство Синьхуа отмечает, что товарооборот между Китаем и странами региона составил в этом году $50 млрд (с января по октябрь), что означает 10%-ый рост объема экономических связей. Китайские компании инвестировали здесь более $5 млрд в таких областях, как химическая промышленность, телекоммуникации и машиностроение.

Китайцы заинтересованы в строительстве мостов (один из них был торжественно открыт в Белграде), автодорог, модернизации аэропортов и электростанций и т.п. Один из самых амбициозных проектов Пекина на Балканах – скоростная железная дорога, которая соединит порты Восточного Средиземноморья с Центральной Европой. В строительство участка Белград-Будапешт китайцы планируют вложить 1,5-2 млрд евро. Затем эту дорогу предполагается продлить в Македонию, а оттуда в Грецию. (Здесь уместно вспомнить, что амбициозный железнодорожный проект есть и у РЖД, чей руководитель Владимир Якунин сейчас находится под международными санкциями. Всего РЖД планирует модернизировать в Сербии 350 км железных дорог, в том числе 200 км участка Белград – Бар (Черногория), на что Россия предоставила кредит в $800 млн).

На Балканах Китай воспринимают как страну с современными технологиями, нацеленную на долгосрочные проекты и способную модернизировать устаревшую инфраструктуру. Сотрудничество с Китаем, по оценкам некоторых экспертов, может компенсировать и несбывшиеся надежды, которые были связаны с Южным потоком. Эта одна из последних возможностей догнать экономически и технологически развитые страны. Этот шанс нельзя упускать, особенно в свете того факта, что энергетическая безопасность вновь расшатана, — отмечает программный директор Центра международного сотрудничества и устойчивого развития (CIRSD) Никола Йованович.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Южный поток, российский отток и китайский приток


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.