Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Вятский квас и другие продукты

  • Вятский квас и другие продукты
  • Смотрите также:

С чем пришли регионы на пресс-конференцию Путина

Реформа столичного здравоохранения и выполнение законов о реабилитации репрессированных народов Крыма, субсидии для общей ипотеки и кадровая политика на селе, происходящее в Чечне и уже ставший героем Рунета «Вятский квас» — «Лента.ру» проанализировала региональную повестку большой пресс-конференции Владимира Путина.

Более 1200 аккредитованных журналистов — очередной рекорд президентских пресс-конференций. О количестве прозвучавших вопросов из регионов такого не скажешь. Напрасно реял над рядами костыль с небольшим транспарантом «Порт Ванино». Не оправдались надежды коллег из Удмуртии, приехавших с вопросом о подвисшем строительстве моста через Каму в районе Камбарки — ключевой для нескольких регионов объект собираются открыть к концу 2015 года, но у журналистов возникли сомнения, которыми они собирались поделиться с президентом. Осталась среди зрителей полюбившаяся социальным сетям и репортерам государственных телеканалов девушка с берегов Байкала — ей даже не разрешили пронести в зал плюшевую нерпу. До многих проблем регионов очередь просто не дошла — все они померкли на фоне общего кризиса.

Из 53 вопросов, заданных 38 журналистами, на региональную проблематику пришлось около десятка. Некоторые вопросы, непосредственно касающиеся жизни вдали от столиц, поступили от федеральных изданий. В свою очередь, коллеги из субъектов Федерации старались удивить президента масштабом обобщений — или, наоборот, вниманием к частностям. Представительница Калининградской области выясняла численность войсковой группировки России в эксклаве (ответ: «Фобии — отставить, приграничное сотрудничество — развивать»). Журналистка из Воронежа от имени подруг собственной тети спрашивала про то, есть ли у президента личная жизнь («Нормально все, не беспокойтесь, привет подругам тети горячий»).

Корреспондент челябинского телеканала «31 канал» Мария Панюшина перед началом пресс-конференции Фото: Илья Питалев / ТАСС

В результате о перспективах дружбы России со «считавшимися для нас дружественными славянскими народами», присоединившимися к европейским санкциям, с президентом говорил Альви Каримов, глава пресс-службы Рамзана Кадырова. А вот объявленной Кадыровым практикой сожжения домов террористов в Чечне после недавнего теракта в Грозном заинтересовалась представительница телеканала «Дождь» Ксения Собчак. Путин в ответ выразил понимание причин произошедшего и недовольство противозаконными действиями: «Руководитель республики сделал определенные эмоциональные заявления. Уверен, эти заявления полностью соответствовали ожиданиям со стороны людей, но он не имел на это права. Само заявление Кадырова могло быть и просто эмоциональным, а этим мог кто-то и воспользоваться».

А разговор о регионах как таковых начался, как это часто бывает, со столицы. Виктория Приходько («Московский комсомолец») попросила оценить реформу здравоохранения по-московски, которую активно критикуют как столичные врачи, так и пациенты, всерьез напуганные сокращением медицинских учреждений и докторов. Владимир Путин воспользовался обычной для него трехчастной репризной формой ответа — вполне функциональной и хорошо усваиваемой теми, кто желает слушать. А именно: а) сделано то-то и то-то; б) по этому поводу есть такие-то и такие-то мнения, тем не менее; в) сделано в целом правильно, а будет сделано еще это и вот это, и мы надеемся, что людям все это понравится.

В целом похвалив за реформу, президент заострил внимание на том, что в столичной мэрии недостаточно учли мнение профессионального сообщества: «Если московские власти на каком-то этапе упустили эту часть работы, то это ошибка, и это, безусловно, надо выправлять». «Конечно, городские власти должны подумать о том, кто, где и в каком качестве будет дальше работать, — озаботился Путин судьбой сокращаемых врачей. — Но это нельзя делать в отрыве от медицинской общественности. Я очень рассчитываю на то, что московские власти в таком направлении и будут действовать. Аккуратно, аккуратно, чтобы не навредить».

Второй из президентских приоритетов в социальной сфере — образование — нашел отражение в разговоре о наследии Олимпиады-2014. В Сочи, помимо туристической инфраструктуры, остался спортивный детский центр, где навыкам зимнего спорта обучаются дети из многих регионов России. Владимир Путин объявил о том, что там же будут представлены музыка и математика: «Министр спорта сидит, слушает — чтобы он в обморок не упал только, он еще об этом не знает». На вопрос о перспективах российского чемпионата мира по футболу — при том, что многие расходы на ЧМ-2018 ложатся на региональные бюджеты — было сказано однозначное: «Эта инфраструктура будет… более чем в десяти городах Российской Федерации… с развитием транспортной инфраструктуры, с развитием системы здравоохранения, как это в Сочи произошло, и так далее. Это просто дополнительный повод для развития России. И на это денег не жалко».

Евстолия Таранда, представившаяся корреспондентом Первого арктического телеканала, — его официальное название «Ямал-Регион» — выразила опасение, что отмена выборов на Ямале и в Югре приведет к объединению с Тюменской областью. Разговоры об укрупнении этого региона ведутся примерно с начала появления новой России, а в ней — «матрешечных» субъектов Федерации. В еще одном трехчастном ответе главы государства по краям расположился тезис о том, что «никакого другого пути объединения различных субъектов в один не существует, кроме волеизъявления тех людей, которые проживают на этих территориях». В середине же Владимир Путин дал понять, что «у нас доходы различных субъектов Федерации отличаются друг от друга в разы (не помню уж во сколько, в 26, что ли, раз или даже больше)... Уровень жизни людей в этой связи отличается тоже в разы, медицинское обслуживание, образование и так далее». Таким образом, замечание Таранды «мы бы не хотели, чтобы это произошло» тоже не осталось без внимания: объединения не будет, но поделиться зажиточным Ямалу и Югре, скорее всего, придется.

На фоне плаката «Как без Сталинграда побеждать?» был задан вопрос волго 1447b градской «Крестьянской жизнью»: фермеры боятся, что на следующий год мало кто будет в полях. Как решить кадровую проблему в сельском хозяйстве? «У нас замечательные, просто замечательные высшие и средние учебные заведения, которые готовят специалистов в области сельского хозяйства, — ответил Путин. — У нас Академия сельского хозяйства влилась в большую академию. Я надеюсь очень, что это даст синергетический положительный эффект и для этой важнейшей отрасли российской экономики». К тому же президент сообщил о выделении дополнительных 20 миллиардов рублей на помощь аграриям в следующем году, а всего на эти цели запланировано 200 миллиардов рублей.

Еще более важным видится ответ о специальных методах правительственной поддержки общей ипотеки в регионах — с тем, чтобы на строительной отрасли минимальным образом сказалось недавнее повышение ключевой ставки до 17 процентов: «Суть в одном — субсидирование, ничего другого мы не придумаем. Очень важно, и это возможно сделать, чтобы такой сегмент, очень важный для людей и для экономики, был сохранен». Что ж, у российской ипотеки появился шанс. Кстати, вопрос был задан представительницей Воронежа — той самой, у которой тетя с подругами.

Крымская повестка была представлена на пресс-конференции Первым крымско-татарским каналом. Глава государства ответил — и вновь в трех частях — на упрек в том, что принятые весной нормативные акты по реабилитации репрессированных народов Крыма «лишены жизни»: «Самый важный вопрос — это, конечно, вопрос легализации земли. Я понимаю, что это сложно. Крымско-татарское население составляет только часть людей, которые проживают в Крыму… Но я полагаю, и я прошу, чтобы меня люди, которые в Крыму живут, услышали и поняли. Все-таки вопрос с репрессированными народами — это отдельная тема. И государство многое задолжало этим людям. Нужно эту страницу закрыть и после этого сказать, что все равны».

Алексей Иванов, посланец города Кириллов в Вологодской области, спросил у президента, получат ли квартиры труженики тыла Великой Отечественной, по аналогии с программой обеспечения жильем фронтовиков. В ответ Путин вернулся к уже однажды озвученному им тезису: «Когда мы принимали решение, и я лично это делал, об ускоренном обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны, мы исходили из одной цифры, она измерялась несколькими десятками тысяч человек. Когда начали это делать, получилось, что там сотни тысяч человек. Понимаете? И эта цифра постоянно увеличивалась. Это было абсолютно неожиданно не только с социальной, но и с бюджетной точки зрения».

Поэтому, отметил глава государства, «мы должны завершить сначала все, что было намечено сделать для ветеранов Великой Отечественной войны. Но и, конечно, нужно думать о том, как помогать людям, которые, работая в тылу, обеспечили Победу в Великой Отечественной войне».

Журналист кировской газеты «Репортеръ» Владимир Маматов Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Завершить одно, приступить к другому; в нынешних финансовых условиях — логично, хоть и тяжело для тех же ветеранов труда. Было бы, однако, еще логичнее упомянуть о том, что за расхождения между десятками и сотнями тысяч квартир кто-то ответил — особенно в регионах, где, собственно, и составляли списки нуждающихся в жилье ветеранов войны. Промах на порядок от первоначальных показателей по федеральной программе — повод для кадровой резни как минимум в финансовых департаментах администраций и профильных вице-губернаторствах. Пока таковой не случилось. Не будет ли мягкость президента неверно истолкована в регионах — как карт-бланш на другие ошибки в расчетах, с теми же ветеранами труда?

Однако подлинным героем пресс-конференции, прославившим и себя и бренд «Вятский квас», оказался Владимир Маматов из кировской газеты «Репортеръ». Его речевые качества выглядели не вполне адекватно ситуации — что вызвало несколько реплик президента, отраженных и в официальной стенограмме:

В.МАМАТОВ: <…>У нас делают «Вятский квас».
В.ПУТИН: Квас?
В.МАМАТОВ: «Вятский квас».
В.ПУТИН: Я чувствую, кваску-то махнули уже. (Смех.)
В.МАМАТОВ: <…> Вопрос такой. Мы делаем этого кваса много, очень хорошо, делаем давно.
В.ПУТИН: Я вижу! (Смех.)

Далее речь пошла о бренде, несколько лет назад прославившемся в сети рекламной кампанией «Вятский, пенный, о******й» (очень хороший — прим. «Ленты.ру») и видеоклипом на столь же шаткой грани понятий об общественной нравственности. Впрочем, все сказанное не отменило серьезного разговора о соотношении производителей зарубежных и отечественных прохладительных напитков на российском рынке. «Мы не можем выгонять с рынка, создавать неблагоприятные условия для работы на нашем рынке тем инвесторам, которые пришли, начали работать, заняли определенную нишу», — подчеркнул Путин. — Но мы можем и будем стараться помогать отвоевывать принадлежащий вам по праву российский национальный рынок. Это такой непростой процесс, но мы постараемся вам помочь».

С отечественным производителем таким образом ясность возникла сразу. С ходатаем за него прояснилось чуть позже. «Журналист Владимир Маматов из Кирова, задавший вопрос на пресс-конференции Владимира Путина про квас, не был пьян. У него заторможенная речь, потому что он пережил инсульт», — заявила «Русской службе новостей» директор областной информационно-аналитической газеты «Репортеръ» Ирина Александрова. Ставить в неудобное положение и журналиста, и главу государства, а всех, кто успел прокомментировать выступление Маматова, подвергнуть эмоциональному шантажу — вместо того, чтобы изначально послать к президенту человека, чье поведение в прямом эфире не вызовет кривотолков… Пожалуй, кировскому изданию следует пересмотреть многие представления о профессиональной этике, прежде чем вновь заявлять о себе на мероприятиях федерального значения.

Главный редактор дальневосточной газеты «Народное вече» Мария Соловьенко Фото: Павел Бедняков / «Лента.ру»

Зато слова не получила эксцентричная звезда двух минувших пресс-конференций главы государства Мария Соловьенко, прославившаяся обращенной к президенту фразе «Спасибо, Вова». Накануне приезда в Москву в декабре 2014 года журналистка из Владивостока отметилась в социальных сетях, чьи пользователи критически отнеслись к ее особенностям поведения на публике, заявлениями вроде «Мое имя и известность не повод для обсуждения». Что ж, от второго она избавлена как минимум на год.

Кажется, сделан очередной шаг на пути к пониманию того, что президентская пресс-конференция — место для обсуждения серьезных вопросов, в том числе и для жизни субъектов Федерации. А не ярмарка обостренных тщеславий региональных коллег. Особенно на фоне нынешнего положения вещей.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Вятский квас и другие продукты


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.