Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Нефть: кто выигрывает, а кто теряет

  • Нефть: кто выигрывает, а кто теряет
  • Смотрите также:

Внезапно в мире возникло нефтяное изобилие. Неожиданный рост добычи и ослабление мирового спроса на сырую нефть привели к увеличению нефтяных резервов и падению цен. Сорокапроцентное снижение нефтяных цен с июня месяца до 60 долларов за баррель стало в этом году самым мощным потрясением для мировой экономики. Аналогичные эпизоды из прошлого говорят нам о том, что последствия от такого спада могут оказаться глубокими и долговременными. Обычно экономисты добавляют «и позитивными», но на сей раз в этом есть серьезные сомнения.

Масштабы нынешнего нефтяного шока сложно переоценить. Пока финансовые рынки и комментаторов мучила навязчивая идея о росте геополитической напряженности и о последних сдвигах в политике центробанков США, Европы и Японии, гораздо более важные движущие силы на нефтяных рынках оставались незамеченными. Еще в октябре Международный валютный фонд был больше всего обеспокоен риском скачка нефтяных цен по причине геополитической напряженности. Но вместо этого рост добычи и ослабление спроса вынудили поставщиков сражаться за покупателя, готового приобретать их нефть.

Приход зимы в Северное полушарие никак не повлиял на запасы сырой нефти в богатых странах, которые увеличились до рекордного за два года уровня, о чем сообщает Международное энергетическое агентство. Цены на нефть марки West Texas Intermediate понизились со 100 с лишним долларов за баррель в июне до 60. Цены на европейскую марку Brent следуют примерно по той же траектории. Даже небольшой вчерашний подъем не в состоянии скрыть общую тенденцию на понижение.

МВФ в своем сценарии прогнозировал нефтяной дефицит и рост цен по причине геополитической напряженности на Украине и в Ираке, но причинно-следственная связь здесь перетекла из сферы экономики в политику. Теперь снижение нефтяных цен угрожает уровню жизни населения в России и государственным финансам в такой степени, что новый 2015 год она начнет как обесценившаяся и воинственная страна с ядерным оружием. На Ближнем Востоке не хватает средств для финансирования жестоких конфликтов в Ираке и Сирии, что создает угрозу нехватки денег для всех сторон. А Соединенные Штаты теперь вряд ли захотят выступать в качестве мирового жандарма, поскольку сегодня они могут на 90% удовлетворять свои энергетические потребности за счет внутренних ресурсов, в то время как в 2005 году этот показатель был равен 70%.

Общие последствия от падения нефтяных цен для мировой экономики в обычные времена хорошо известны. Они играют роль международных стимулов с существенным перераспределением выгоды от нефтедобывающих стран к потребителям. И чем дольше сохранятся новые цены, тем более серьезными будут последствия для структуры промышленности во всем мире.

Но на сей раз экономисты активно спорят о том, изменился ли мир. А другие и такие подвижные аспекты, как снижение инфляции и укрепление доллара, будут препятствовать обычным экономическим отношениям.

Но когда снижаются нефтяные цены, не существует непреложных законов, способствующих глобальному экономическому росту. Главным следствием становится колоссальное перераспределение доходов от нефтедобывающих стран, которые получают меньше денег за свои усилия по добыче «черного золота», в сторону потребителей, которые выигрывают от удешевления транспорта и энергоресурсов, и могут тратить больше средств на другие товары и услуги, либо сберегать внезапно свалившееся на них богатство.

Большинство экономистов по-прежнему согласны с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард (Christine Lagarde), которая заявила в этом месяце, что снижение цен являются «хорошими новостями для глобальной экономики». Для роста могут появиться позитивные моменты, потому что потребители нефти обычно тратят больше от получаемых выгод, чем нефтедобывающие страны сокращают потребление.

Глобальные последствия

Габриэль Стерн (Gabriel Sterne) из Oxford Economics объясняет: «У нефтепроизводителей есть финансовые излишки, и они обычно не сокращаются, в то время как понижение цен приводит к перераспределению доходов в пользу тех, кто больше склонен потреблять и инвестировать». Масштабы т 1757f аких глобальных последствий значительны. Согласно оценкам Oxford Economics, снижение нефтяных цен на 20 долларов увеличивает глобальный рост на 0,4% за два или три года. Имитационные модели МВФ свидетельствуют об аналогичных количественных значениях таких последствий. На основе этих моделей МВФ делает вывод, что снижение цены на 40 долларов с лихвой компенсирует снижение роста на 0,5% в мировых экономических прогнозах фонда на 2014-2016 годы по сравнению с прошлым годом. Такой скачок вверх еще больше усиливается, если он впоследствии ведет к росту доверия, подталкивая компании больше вкладывать и тратить.


Хотя обычные последствия для мировой экономики велики, их всегда превосходят маятниковые колебания, которые идут на пользу одним странам и во вред другим. Больше всего выигрывают те страны, которые одновременно тратят много энергии и сильно зависят от нефтяного импорта. Кредитное рейтинговое агентство Moody’s считает, что страны, «ведущие борьбу с высокой инфляцией и с крупными нефтяными субсидиями, такие как Индонезия и Индия, больше всех выиграют от снижения цен».

Проанализировав 45 различных экономик, Oxford Economics соглашается с тем, что в крупном выигрыше окажутся нефтяные импортеры с развивающейся экономикой. Самые развитые экономики тоже существенно выиграют, хотя у них зависимость от нефти на каждый доллар ВВП ниже, а поэтому в пропорции их выигрыш будет меньше. Еще один плюс для многих экономик переходного этапа заключается в том, что падение цен на топливо позволяет странам сокращать топливные субсидии, что существенно понижает нагрузку на государственные финансы. Лорд Стерн из Лондонской школы экономики говорит: «Это идеальный момент для того, чтобы отменить субсидии на органическое топливо и увеличить выплаты за выбросы углерода в атмосферу».

Но для экспортеров нефти перспективы складываются более мрачные. Те, кто стремится тратить, а не откладывать нефтяные доходы, не могут приспособиться к новым реалиям так, как остальные. По оценкам Moody’s, больше всех пострадают Россия и Венесуэла, поскольку у них «крупные текущие расходы, сократить которые будет сложно с политической точки зрения». У ведущей нефтедобывающей страны Саудовской Аравии бюджетный буфер намного мощнее, поскольку она сберегает больше, чем тратит. Валютные рынки уже очень жестко отыгрались на тех страны, которые считаются уязвимыми. Так, рубль за последние полгода потерял 40% своей стоимости по отношению к доллару.

Пока все нормально. Но на сей раз звучит больше, чем обычно заявлений о том, что надежды на глобальный рост обманчивы. По мнению главного экономиста HSBC Стивена Кинга (Stephen King), слабый спрос в течение лета в Китае, Японии и Европе стал главной причиной падения цен, а поэтому привычная история о том, что низкие цены - это хорошо, а высокие плохо, «совершенно очевидно уже не соответствуют действительности».

Он утверждает, что оптимизм в экономических оценках, давший о себе знать после снижения цен, основан на позитивных для развитого мира Запада событиях в плане предложения, однако «есть множество ситуаций, когда снижение нефтяных цен - просто симптом более серьезного недуга».

Страх перед дефляцией

Кинг отмечает, что во многом повышение нефтяных цен в прошлом объясняется понижением учетных ставок, связанным с падением уровня инфляции, что невозможно в условиях, когда кредитно-денежная политика уже по максимуму своих возможностей стимулирует экономику. Если частные лица в Китае, Европе и Японии увидят для себя основания экономить неожиданно полученные доходы, рост мирового спроса будет серьезно ограничен.

На сей раз одной из причин, по которой у потребителей может быть меньше желания открывать свои кошелки и бумажники, является то, что дурное предчувствие инфляции существует во многих передовых экономиках. Стабильные и снижающиеся цены делают людей состоятельнее, но они также создают угрозу длительного застоя, если люди займут выжидательную позицию, не решаясь тратить свои деньги.

Такое отношение, подкрепляемое возможностью снижения цен в будущем, может побудить компании отложить инвестирование средств, а частных потребителей перенести покупки на будущее. Так исполняется самосбывающееся пророчество о слабом росте и плавно снижающихся ценах.

К такой угрозе не должно быть легковесного и пренебрежительного отношения. По оценке Oxford Economies, если нефть будет стоить 60 долларов за баррель, у 13 стран в 2015 году уровень инфляции опустится ниже нуля, по крайней мере, временно.

Осознавая опасность того, что нефть может вызвать устойчивое разочарование, а не подстегивающее воздействие, главный экономист Европейского центробанка Петер Прет (Peter Praet) заявил, что в проведении кредитно-денежной политики в Европе нельзя как обычно исходить из того, что снижение цен будет и на сей раз способствовать росту доходов и расходов. «В таких условиях кредитно-денежная политика должна реагировать», — сказал он.

Среди других причин ослабления спроса можно выделить быстро усилившийся доллар, который служит гарантией того, что внутренние нефтяные цена за пределами США ни в коем случае не упадут на 40%, о чем сегодня много пишут.

Некоторые подсказки по поводу обоснованности новых страхов дает история. В 1986 году цены на нефть упали более чем наполовину, когда ОПЕК не сумела взять под свой контроль предложение, и это вызвало общемировой экономический подъем, который ускорил глобальный рост до пикового значения 4,6% в 1988 году, после чего такого показателя удалось достичь лишь в 2000 году.

В 2008 году чрезвычайно слабый мировой спрос на нефть привел к снижению цен на нее со 133 до 40 долларов за баррель. Но несмотря на страх перед дефляцией, удешевление нефти привело к восстановлению роста в 2010 году.

Таким образом, история подтверждает традиционное мнение о том, что дешевая нефть активно стимулирует глобальную экономику как в хорошие, так и в плохие времена. Но экономистам также известно, что история - не очень хороший советчик по многим экономическим тенденциям последних шести лет.

Сегодня общемировой подъем вероятнее, чем раньше, однако нет никакой гарантии, что дешевая нефть и в этот раз своим магическим заклинанием улучшит ситуацию, как всегда было в прошлом.

***

От Китая до Венесуэлы — кто теряет, а кто выигрывает

Мексика

После почти 80 лет государственного контроля Мексика открывает свой нефтегазовый сектор для частных инвестиций. Но следствием падения нефтяных цен для нее станет нехватка капиталовложений. Компании, соперничающие за право бурить скважины за 100 миллионов долларов, говорят о падении интереса к этому занятию. Положительной стороной для Мексики является то обстоятельство, что половину потребляемой нефти она импортирует, а поэтому снижение цен для нее - это бонус. Нефть составляет менее 15% в общем объеме мексиканского экспорта, и у страны имеется компенсационная программа страховки, которая должна защитить ее от последствий ценового снижения в 2015 году. 20-долларовое снижение цен на мексиканскую нефть лишит страну менее чем 1% ВВП. «Это немало, но все равно терпимо с точки зрения бюджета», — заявляет рейтинговое агентство Moody’s.


США

Снижение нефтяных цен может замедлить темпы сланцевой революции, однако это все равно хорошая новость для американской экономики, потому что деньги, сэкономленные на заправке, утолщают кошельки сотен миллионов потребителей. Падение цен на нефть уже на сегодня дает американскому обществу около 75 миллиардов долларов в год, которые можно потратить на другие товары. Это около 0,7% от общего объема потребления в США. Аналитики прогнозируют снижение нефтяных инвестиций, но по мнению Goldman Sachs, оно составит не более 0,1% от ВВП. Снижение нефтяных цен повышает прогнозный оптимизм экономистов на 2015 год. HSBC повысил прогноз роста на следующий год с 2,6 до 2,8%. Удешевление нефти повлияет на и без того низкую инфляцию, однако Федеральный резерв считает, что эффект будет единовременным.

Еврозона

ЕС импортирует 88% потребляемой в еврозоне нефти, однако его радость по поводу падения цен оказалась сдержанной. На первый взгляд, более низкие цены на энергоресурсы дают столь необходимое облегчение европейской промышленности в момент, когда она с огромными потугами старается сохранить свою конкурентоспособность по отношению к США. Говоря о потребительских ценах, глава Европейского центробанка Марио Драги (Mario Draghi) назвал удешевление нефти «однозначно позитивным» явлением. Член управляющего совета банка Йенс Вaйдман (Jens Weidmann) назвал низкие нефтяные цены «пакетом мини-стимулирования». Но Драги поспешил обозначить риски: ЕС уже с опаской говорит о тревожно низкой инфляции, которая может перерасти в дефляцию. Многие страны надеются, что инфляция поможет им облегчить долговое бремя, которое ограничивает их покупательную способность.

Драги предупреждает, что низкие нефтяные цены могут «закрепиться» в низких зарплатах. Свободное ценовое падение нефти также ударило по европейским биржевым бумагам, в частности, отразившись на индексе FTSE, в котором сильно присутствие энергетических компаний. Аналитики ожидают, что крупные европейские проекты, такие как британский North Sea, будут приостановлены. Лидирующая в Европе экономика Германии смещается в энергетике в сторону возобновляемых источников, однако в структуре ее энергопотребления нефть по-прежнему составляет около трети. А вот уверенность бизнеса снижение нефтяных цен укрепило — как и снижение курса евро. По данным мюнхенского Института экономических исследований, ВВП Германии в 2015 году должен вырасти на 1,5%, и четверть процента в этом росте с полным правом можно отнести на счет снижения нефтяных цен. Об этом институт заявил в своем опубликованном на прошлой неделе прогнозе. Институт экономических исследований отмечает, что падение цен на нефть способствует повышению экономической активности, причем «не в последнюю очередь за счет увеличения внутренней покупательной способности».

Норвегия

Похоже, что Норвегия оказалась в наилучшем положении как производитель. У Осло не только самый крупный в мире фонд национального благосостояния, который вдвое больше, чем вся национальная экономика, оцениваемая в 870 миллиардов долларов. Норвегия также в состоянии выдержать снижение цен. По данным Fitch, даже при снижении цен до 40 долларов за баррель бюджет страны не станет дефицитным. Это самый низкий порог среди всех нефтедобывающих стран, за которыми следит данное агентство. Но норвежские власти все равно обеспокоены, зная о зависимости этой скандинавской страны от нефти. В прошлом месяце норвежский центробанк неожиданно урезал процентные ставки до рекордно низкого уровня, несмотря на большую активность на рынке жилья. Его управляющий Ойстен Олсен (Oystein Olsen) обеспокоен тем, что если нефть опустится ниже 70 долларов за баррель, это заставит нефтяные компании сокращать инвестиции и откладывать реализацию проектов. Разведка в Арктике, которую разрекламировали как новый крупный нефтяной рубеж Норвегии после Северного моря, может в первую очередь оказаться в зоне риска, отразившись на состоянии крупнейшей в Европе нефтедобывающей страны.

Россия


Для российской экономики падение нефтяных цен и украинский кризис стали катастрофой. Нефть и газ составляют 75% в структуре экспорта этой страны, и на их долю приходится более половины бюджетных поступлений, в связи с чем российская валюта шагает в ногу с нефтяными рынками. Рубль, который уже начал обесцениваться под давлением геополитических рисков, стал резко падать, когда снижение нефтяных цен пошло ускоренными темпами. В результате долговая нагрузка в 600 миллиардов долларов — а именно столько российские банки и компании должны иностранным кредиторам — усиливается день ото дня. Тревога по этому поводу усугубляется и тем, что западные санкции налагают запрет на рефинансирование долга большинства этих заемщиков перед американскими и европейскими банками. Поскольку Россия зависит от экспорта почти во всем, кроме энергоресурсов, инфляция там выросла до 9,4%, а к концу года обещает выйти на десятипроцентный уровень.

Турция

Министр финансов Турции Мехмет Шимшек (Mehmet Simsek) утверждает, что его страну уже нельзя включать в «хрупкую пятерку» развивающихся экономик, так как снижение нефтяных цен помогает уменьшить дефицит текущего счета Анкары, который, как хорошо известно, является слабым экономическим звеном Турции. Страна очень сильно зависит от импортного топлива (в прошлом году она потратила на эти закупки 56 миллиардов долларов). Однако ее руководители заявляют, что каждое 10-долларовое снижение цен сокращает дефицит на 400 с лишним миллионов долларов. Последствия для потребителей менее положительные, так как у Турции один из самых высоких в мире налогов на бензин. МВФ предупреждает, что ее экономика «чувствительна к изменениям в условиях внешнего финансирования», и что для решения этой проблемы в принципе нужно больше сбережений и амбициозные структурные реформы. Анкара на прошлой неделе опубликовала разочаровывающие цифры роста. Вчера лира опустилась до исторического минимума по отношению к доллару на фоне обеспокоенности по поводу власти закона в стране и хороших экономических показателей в США. Последний фактор напоминает о том, что рост учетных ставок в США, сопровождающийся уходом средств с формирующихся рынков, может свести к нулю все выгоды для Турции от снижения нефтяных цен.

Иран

Тегеран еще до начала падения нефтяных цен боролся с последствиями западных санкций, введенных против него в связи с его ядерной программой. Правительство Хасана Рухани стремится изменить баланс экономики, чтобы с 50 до 33% снизить зависимость страны от нефти в бюджете будущего года, который составляет 93,6 миллиарда долларов. Это самый низкий бюджет за несколько десятилетий. Поскольку в ближайшем будущем шансов на повышение нефтяных цен мало, у Ирана появляется больше стимулов пойти на ядерное соглашение до крайнего срока, который наступает в июне. Санкции американских банков лишили Иран половины доходов от продажи нефти. Но поскольку Иран занимает четвертое место в мире по запасам нефти, ядерное соглашение позволит ему продавать эту нефть в больших объемах и получить доступ к 100 миллиардам долларов валютных резервов, которого он сегодня лишен. Если прийти к соглашению не удастся, иранская экономика продолжит свое сокращение, и это может вызвать волнения в обществе.

Саудовская Аравия

У этой страны имеется мощная финансовая подушка безопасности, чтобы ослабить последствия от любого возможного внутреннего дефицита. Но Саудовская Аравия, являющаяся крупнейшим в мире нефтяным экспортером, больше всех среди стран Персидского залива пострадает от снижения нефтяных цен. Это королевство, где на долю нефти в 2013 году пришлось 85% экспорта и 90% поступлений в бюджет, при цене в 60 долларов за баррель в 2015 году столкнется с бюджетным дефицитом в 14% от ВВП, о чем свидетельствуют прогнозы Moody’s. Огромные валютные резервы Саудовской Аравии, оценочно приближающиеся к 740 миллиардам долларов, частично ослабят негативные последствия от серьезного удешевления нефти, но такой напряженный сценарий будет означать сокращение расходов на социальные программы, которые были существенно увеличены после беспорядков, связанных с арабской весной. Тем не менее, пользуясь положением лидера в ОПЕК, Эр-Рияд не соглашается с требованиями сократить добычу.

Япония

Япония в явном выигрыше от падения цен. В прошлом финансовом году, который закончился в марте 2014 года, эта не имеющая собственных энергоресурсов страна потратила 28,4 триллиона иен (236 миллиардов долларов) на минеральное топливо, и более 90% из этой суммы ушло на нефть. Десятипроцентное снижение цены за баррель дает Японии дивиденд в размере 2,6 триллиона иен. А тридцатипроцентное падение вернет стране почти столько же денег, сколько ее правительство собрало в текущем году, повысив на три процентных пункта налог на потребление. По сути дела, сокращение бюджетного дефицита страны было «полностью оплачено из-за границы», говорит бывший главный экономист Банка Японии Хидео Хаякава (Hideo Hayakawa). Однако снижение нефтяных цен имеет для Банка Японии не только положительные, но и отрицательные последствия, поскольку ему будет труднее достичь двухпроцентного целевого показателя по инфляции.

Китай


Хотя Китай является крупнейшим в мире нефтяным импортером, он от снижения цен выгадает меньше, чем можно было ожидать. Отчасти это объясняется тем, что в условиях мощной зависимости страны от угля ее экономика подвергается воздействию нефтяных цен через транспортный сектор. Цены на дизтопливо и бензин, которые устанавливает государство, при цене в 80 долларов за баррель перестают четко следовать за нефтяными ценами. Это выгодно государственным нефтеперерабатывающим компаниям CNPC и Sinopec, но это не очень хорошая новость для бизнеса и для водителей. Китайские государственно-частные банки, дающие крупные кредиты ведущим нефтяным экспортерам, таким как Венесуэла, оказываются в уязвимом положении, потому что при падении цен эти должники сталкиваются с трудностями в погашении кредитов.

Индия

Индия очень сильно зависит от импорта нефти и уже много лет находится в тисках бюджетного дефицита и высокой инфляции. Поэтому она однозначно выигрывает от падения цен на нефть. К октябрю стоимость нефтяного импорта снизилась на 164 миллиарда долларов по сравнению с предшествующим 12-месячным периодом, и это снижение продолжится. Правительство Нарендры Моди воспользовалось благоприятной возможностью, отменив субсидии для водителей и подняв налог на бензин и дизельное топливо. Снижение нефтяных цен сокращает дефицит текущего счета, торговли и бюджета (в ноябре он сократился до 4,4%). Это должно привести к понижению процентных ставок и к увеличению инвестиций. Индия не пострадает так сильно от негативных факторов, больно бьющих по таким странам БРИКС, как Россия, поскольку сырье, в основном нефть, составляет более половины в индийском импорте и лишь 9% в ее экспорте, где главное место занимает продовольствие.

Нигерия

Нигерия превращается в крупнейшую экономику Африки благодаря в основном быстрому развитию сферы услуг. Но доля нефти по-прежнему составляет более 60% в государственных доходах и 90% от экспортных поступлений. Поэтому в ведущей нефтедобывающей стране Африки назревает буря. Ситуацию осложняет усиливающееся повстанческое движение исламистов в северных районах страны. Добыча нефти также сокращается, находясь на уровне, который гораздо ниже возможностей Нигерии, составляющих 2,4 миллиона баррелей в день. Это происходит по причине краж в промышленных масштабах и из-за нехватки инвестиций после пятилетнего паралича законодательной власти, не проводящей никаких реформ в отрасли. Иностранные портфельные инвесторы разбегаются, правительство резко сократило расходы на 2015 год, фондовый рынок на сегодня упал на 23%, а нигерийская валюта продолжает подвергаться давлению, обесценившись в прошлом месяце на 8%.

Венесуэла

По оценкам экономистов, при снижении нефтяных цен на каждый доллар такого снижения Венесуэла теряет 700 миллионов долларов. Еще до последнего снижения по стране поползли слухи о возможном дефолте — ведь нефть там составляет 96% экспортных доходов. В последние недели эти опасения усилились. По прогнозам, сокращение экономики в текущем году составит 3%, а население уже сталкивается с нехваткой товаров первой необходимости. Инфляция в стране превысила 63%. Президент Мадуро заявляет, что справедливая цена на нефть - 100 долларов за баррель, однако эксперты из каракасской консалтинговой фирмы Ecoanalítica говорят, что Венесуэле для обеспечения баланса бюджета нужна цена в 130 долларов. По мнению некоторых аналитиков, чтобы компенсировать часть потерь, Венесуэла должна наращивать добычу, составляющую 2,4-2,8 миллионов баррелей в день. Но даже при оптимальных условиях для этого понадобятся годы и годы.

 

 

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Нефть: кто выигрывает, а кто теряет


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.