Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Попытка против пыток

  • Попытка против пыток
  • Смотрите также:

Депутаты Госдумы предлагают ужесточить наказание силовикам за применение пыток.

На этой неделе депутаты Государственной Думы подготовили законопроект, предусматривающий ужесточение наказания работникам силовых структур за превышение должностных полномочий с применением насилия. Проект предлагает ввести ответственность за пытки вплоть до пожизненного заключения. «НД» изучило проблему пыток на Кавказе, в частности в Дагестане, и проанализировало, уменьшатся ли факты применения насилия в отношении задержанных, если законопроект будет принят.

Суровый или справедливый?

Авторы законопроекта депутаты Госдумы Антон Ищенко и Иван Сухарев считают, что ужесточение наказания за пытки над задержанными или осужденными поможет минимизировать насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также свести на нет случаи, когда они уходят от ответственности за подобные деяния. Необходимость принятия закона депутаты обосновывают еще и тем, что их предложение совпадает с позицией президента страны Владимира Путина, который заявил, что совершение преступления государственным служащим с использованием своего служебного положения должно являться отягчающим обстоятельством. 

Согласно законопроекту, минимальный срок за превышение полномочий с применением насилия или угроз будет наказываться сроком на 5 лет лишения свободы. За насилие, совершенное в отношении двух или более лиц, или в отношении беременной женщины, наказанием станет лишение свободы сроком от 7 до 12 лет с запретом занимать определенные должности или заниматься какой-либо деятельностью сроком на 10 лет. А максимальный срок — пожизненное заключение. Это если насилие приведет к смерти потерпевшего. 

Авторы законопроекта считают, что предусмотренное законом суровое наказание будет способствовать назначению судьями реальных сроков, а не условных, как это обычно происходит, когда дело касается сотрудников силовых структур. Часто им помогает так называемое корпоративное согласие. 

Даже в самых резонансных делах, когда в стенах различных РОВД и ИВС погибают задержанные с явными признаками пыток, мало кто несет ответственность за это. 80% приговоров по фактам применения насилия сотрудниками правоохранительных органов — либо условное наказание, либо принудительные работы. Вспомним, к примеру, громкое дело по событиям в ОВД «Дальний» в Казани. Дело получило развитие только благодаря широкому общественному резонансу.Напомним, тогда в казанском ОВД была обнаружена «камера пыток», где до смерти был замучен 52-летний задержанный. Были задержаны несколько сотрудников ОВД и возбуждены уголовные дела по факту применения насилия и спецсредств. Суд приговорил основных подозреваемых: сотрудника ОВД «Дальний» Рамиля Ахтетзянова к 10 годам, а замначальника ОВД Алмаза Василова к 15 годам колонии строгого режима. 

Горячая точка

А что же делается на Кавказе в целом и в Дагестане в частности? Наш регион давно застолбил за собой лидирующие места по бессудным казням, похищениям, пыткам заключенных и по праву считается горячей точкой у правозащитников. Все помнят так называемое дагестанское «дело врачей», когда по обвинению в организации убийства начальника УВД Махачкалы Ахмеда Магомедова были задержаны врачи городской больницы Шамиль Гасанов и Марат Гунашев. Первый из них был убит еще во время задержания, а другой освобожден после долгих мучений в СИЗО Владикавказа. Все это вызывало массу вопросов у журналистов, правозащитников и просто неравнодушных. Никто не понес ответственности за гибель одного и бесцельное содержание под стражей другого. 

Факт гибели задержанного Надыра Магомедова в Советском РОВД Махачкалы также не привел к наказанию ответственного за преступление. Напомним, вскрытие показало, что его смерть наступила в результате удушения, а в дыхательных путях погибшего был найден кусок целлофанового пакета. 

Или же вспомним дело об убийстве министра МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова. Жители Ботлиха Абдулмеджид Манапов и Шамсулла Борзиев обвинялись в организации убийства министра МВД и долгое время находились в СИЗО. Их родственники несколько раз выходили на митинг (см. фото). Однако чере 11cee з полтора года суд не нашел основания не то что обвинять их в организации убийства, а даже просто держать под стражей. В итоге за время содержания под стражей Борзиев стал инвалидом и собирается отсудить у государства деньги за моральный ущерб. 

Другое дело — по убийству журналиста Малика Ахмадилова— тоже вызвало резонанс. Адвокат подсудимого Мурада Шуайбова Адильгерей Омаров направил около ста обращений в следственные органы с жалобой о том, что задержанного пытают, но они оставались без внимания. Только на стадии суда была проведена экспертиза, которая установила, что в отношении Шуайбова применяли силу, у него выбиты передние зубы. 

Случай с убийством задержанного Эрадиля Асанова в Ногайском РОВД также ярко демонстрирует то, что незаконные методы воздействия на задержанных являются приоритетом в работе силовых структур. А неудавшаяся попытка защитить совершившего преступление сотрудника лишний раз доказывает мнение, что всегда стараются «своих не сдавать». 

Насилие применяется даже при расследовании самых незначительных преступлений. К примеру, в отношении трех полицейских Шамильского района Дагестана было возбуждено уголовное дело за жестокое избиение четырнадцатилетнего Махмуда Ахмедова, которого заставили признаться в краже дрели стоимостью в 1000 рублей. Хотя дело вызвало широкий общественный резонанс и было взято под специальный контроль президента республики, только один из участников получил реальный срок, но и этот приговор был отменен Верховным судом Дагестана. Двое других получили минимально возможный условный срок.

По словам Гасана Айгумова —председателя общественной наблюдательной комиссии, осуществляющей контроль в местах принудительного содержания, большинство задержанных, испытавших на себе насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов, не говорят об этом, боясь продолжения насилия. Кроме того, он отметил, что в Дагестане крайне редки факты привлечения к ответственности виновных в превышении полномочий сотрудников силовых структур. «В 2012 году были привлечены к ответственности за превышение полномочий шесть сотрудников МВД. Эти данные озвучивал сам министр МВД Абдурашид Магомедов. А больше не было ничего известно. Вообще, получить такие данные даже в прокуратуре бывает сложно», — отметил Айгумов.

Часто бывают случаи, когда к задержанным не допускают назначенного адвоката, а прикрепляют своего, чтобы тот не инициировал ходатайства о нарушении прав задержанного. 

Что даст новый законопроект? 

Адвокат Исрафил Гададов считает, что в его адвокатской практике 95% всех показаний задержанные дают под пытками. А 80% ходатайств адвокатов о нарушении прав задержанных не рассматриваются следователями. 

«Даже наличие синяков, ссадин и других следов, наглядно показывающих применения пыток, не привлекают внимания следователей. Обычно задержанных заставляют взять на себя преступление или же дать показания против другого. Адвокаты к этому даже привыкли, можно сказать, хотя это является чудовищным фактом нарушения прав задержанных. Мы вынуждены биться за то, чтобы показания признали добытыми с помощью пыток, не говоря уже о наказании самих виновных в избиении подзащитных», — отметил адвокат. Ужесточение наказания не решит проблему превышения полномочий сотрудниками правоохранительных органов, считает Гададов, поскольку практически все, кто бьет задержанных, бывают в масках. Чтобы наказать кого-то, сначала надо понять, кто он был. «Необходимо волевое решение на уровне высших должностных лиц, которые бы дали жесткое указание Следственному комитету, чтобы немедленно рассматривали ходатайства адвокатов о фактах нарушения прав задержанных». 

Эксперт по Кавказу из Международной кризисной группы Варвара Пархоменко считает, что проблема пыток на Кавказе носит системный характер, а причиной всему является система отчетности в полиции и следственных органах.Уровень безнаказанности по таким преступлениям на Северном Кавказе выше, чем в целом по стране, считает Пархоменко.

«О проблеме применения пыток и других недозволенных методов на Северном Кавказе очень часто сообщают правозащитные организации, адвокаты, СМИ. Система, основанная на количественных показателях (к примеру, количество завершенных дел или задержанных людей), поощряет применение незаконных методов, таких как избиения, пытки и фальсификация доказательств. К следователям, чьи дела остаются нераскрытыми, могут применять санкции или суд возвращает подобные дела на дорасследование. 

Риск применения пыток к подозреваемым высок, поскольку признательные показания часто являются основным доказательством в суде.

В прошлогоднем докладе Комитета по предотвращению пыток Совета Европы о ситуации на Северном Кавказе, где внимание главным образом сосредоточено на Дагестане, Чечне и Северной Осетии, говорится о том, что «реакция компетентных органов на применение пыток и других форм жестокого обращения во всех трех республиках остается абсолютно неадекватной. Яркой иллюстрацией такого положения дел остается крайне малое количество уголовных дел, возбужденных по факту жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов». 

В Чечне расследование таких дел практически невозможно. Безнаказанность настолько велика, что Следственный комитет Чечни не может обеспечить даже присутствие на допросе полицейских и, по имеющимся данным, запрашивает госзащиту военными из-за угроз со стороны местных силовых структур. 

Желание законодателей решить проблему пыток и безнаказанности можно приветствовать, так как продолжение этих практик может способствовать еще большей радикализации населения», — отметила эксперт. 

Адвокат Расул Кадиев считает, что в российских реалиях для решения этого вопроса ужесточение закона не даст ничего, если даже существующий закон в полной мере не исполняется. 

«Самое простое — увеличить наказание. Проблема в том, что трудно ловить таких сотрудников из-за защиты системы. Совет Европы запросил сейчас у России информацию о мерах по борьбе с пытками и похищениями. Россия ответила, что их стало меньше, но мер новых нет. Проблема в том, что пытки в Дагестане практически не приводят к ответственности. Нахождение человека в избитом состоянии прямо в суде не приводит к автоматическому требованию судьи провести медицинский осмотр, а тем более возбудить уголовное дело по признакам причинения вреда. В условиях нашей системы нужен «окрик» сверху, которого пока нет».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Попытка против пыток


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.