Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Курортный город стал кавказским пленником

  • Курортный город стал кавказским пленником
  • Смотрите также:

Минеральные воды крепко держала бригада, совершившая, по некоторым данным, более двухсот преступлений. Силовики закрывали на это глаза, пока не произошло самое циничное убийство...

Половина первого ночи, районная больница, город Минеральные воды.
Дверь распахивается пинком, в холл входит молодой человек с гордо поднятой головой, за ним еще тридцать. Дверь хлопает и хлопает, юнцы от двадцати и старше рассредотачиваются по холлу, завязывают шнурки, засовывают руки в карманы. Первый и главный уверенно проходит вглубь, за руку здоровается с припозднившимися посетителями и охранником...

Вдруг толпа рывком кидается в коридор: секундная свалка, и десятки рук за ногу выволакивают оттуда уже избитого человека – кто-то присаживается рядом на корточки и лупит по голове бездыханное тело, прочие несутся дальше, на второй этаж...

Видео зафиксировало, как они скачут там, распугивая больных, толпятся возле сестринского поста и мутузят очередную жертву; одного из юнцов оттаскивает за руку медсестра, дает пощечину: узнала...

Все продолжается не больше шести минут: наведя шорох, бригада так же стремительно и организованно покидает здание. Последним идет человек постарше: он ручками заботливо подталкивает в дверь юное стадо.

За спиной у них остается валяться избитый до потери сознания москвич Анатолий Ларионов. Он умрет через неделю от гематомы мозга, после двух трепанаций.
Мать Ларионова сфотографировала Толю в больнице.

В день его гибели Минводы поднимутся на митинг. Люди будут кричать о беспределе: город маленький, и действующих лиц все знают по именам: первый миловидный юноша – Арман Акопян, в некоторых кругах известный как «смотрящий», второй – его брат Арам... Шествие замыкает авторитетный человек Камо Хангулян, которого в городе зовут Царь: короче, почти все три десятка участников беспредела – одной конкретной национальности.

Но возмутило людей не это. А то, что задержа 1821a нных в первый же день доставили в суд и дали им за избиение по 500 рублей штрафа.

Жители кричали, что в городе есть каста неприкасаемых: ее успокаивали присланный из Ставрополя полицейский чин и местный казачий атаман Евгений Смирнов... про которого все Минводы знают, что он лучший друг задержанных и, кроме того, сам участник драки с Ларионовым! Ведь конфликт начался вечером в кафе «Евгения», ночью в больнице он только получил трагическую развязку!
Толя Ларионов. Таким он был. ФОТО: СКОЙБЕДА Ульяна.
Анатолий и Оля: все время вместе.
Мать Анатолия Ларионова Татьяна Агатовна и вдова Ольга: Никто не уйдет от ответственности!

«Замазывают! – задохнулись жители. – В очередной раз!»

Смирнова арестовали, арестовали и нескольких дебоширов (многие успели скрыться в Краснодарском крае или в деревнях у родственников), но рассерженных горожан уже было не остановить. По Минводам бегали скинхеды с плакатами, привезенная властями с кладбища на очередной митинг мама убитого просила: «Люди, дайте покоя. Мой духовник – армянин, хирург, оперировавший моего сына, – армянин...»

Ей кричали, что в «Евгении» в ту ночь решался земельный вопрос, и, значит, в криминале замазаны чиновники: «У нас есть свои дети! За твоего сына есть кому отомстить, за наших – нет!!!»
Убитый Анатолий Ларионов с супругой. Москвич с тремя высшими образованиями, директор фирмы. Приехал в родной город проведать родителей... Фото: семейный архив.

Кончилось тем, что в Минводы приехал лично губернатор Ставропольского края: он подтвердил, что в кафе в ту ночь присутствовал зам. главы соседнего Железноводска Николай Бондаренко, и пообещал, что чиновник будет уволен: «Кто с убийцами за столом сидит, не должен во власти работать!»

Списком полетели: глава администрации Минвод, мэр города, прокурор, все руководство районного ОВД, наряд ППС, который в ту ночь выезжал на драку в кафе, но не арестовал находящегося в федеральном розыске драчуна Андраника Цаканяна (позже это он в больнице добивает Ларионова), главврач больницы, в которой избитый человек сорок минут валялся на полу, прежде чем ему оказали помощь, и – за компанию – председатель Ставропольского комитета по делам национальностей и казачества, осмелившийся попросить за кого-то из обвиняемых.

Был закрыт казачий ЧОП «Ермак», который возглавлял атаман Евгений Смирнов, направленная в Минералводский район проверка выявила пятьдесят скрытых местной полицией преступлений (по всем выносились отказы в возбуждении уголовных дел). Вернее, пятьдесят – это официально, а неофициально говорят о других цифрах – около двухсот. Избиения, кражи, вымогательства, мошенничества...
Сцена убийства в больнице. Тридцать человек бьют одного, вытаскивают за ногу в холл, сверху бросают лавочку... Съемка камеры видеонаблюдения. В кадре: охранник пытается утащить Анатолия. Фото: съемка с камер наблюдения.

История вызывала массу вопросов. Двести преступлений – это всего по городу, или их совершили именно эта национальная группировка? Как в компанию кавказцев затесались казаки, ярые националисты? Какой земельный вопрос решался в кафе, и почему смотрящий Арман пошел беспредельничать в больницу, ведь для блатных это такое же святое место, как церковь (теперь воры вправе назвать юнца гадиной и убить на пересылке)?

И главное — неужели мы наблюдаем вторую Кущевку?

НИКТО НЕ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ВИНОВАТЫМ

Минводы встретили неласково. Следственный комитет города, после недели согласований, отказался давать интервью. МВД поговорить согласилось и вот резюме беседы: «Вину с сотрудников не снимаем, но какие и против кого возбуждены дела, не скажем».

Одновременно выяснилось, что почти все начальство минералводского ОВД вернулось на место.

Как же так? Где же обещанные громкие отставки?

«Речь шла не об отставках, а об отстранении на время проверки», – ответили в краевом главке МВД.

Как хотите, но раньше это звучало по-другому.

Ощущение обмана еще усилилось, когда я узнала, что в должности восстановлен и главврач больницы, а первый же приехавший на встречу со мной в гостиницу знающий человек начал рассказывать, как несправедливо уволили «мэра Костю Гамаюнова и прокурора Ванечку Афанасова»:

- За что? Где они и где больница? Костя тащил в Минводы инвестиции, у нас куча проектов, при нем в городе никогда не было криминала, не было национальной розни...

Слушала и млела.
Бывший мэр Константин Гамаюнов: В Кущевке было сорок два убийства, а у нас спокойно… Фото: СКОЙБЕДА Ульяна.

Сам Константин Гамаюнов себя не хвалит (по-видимому, не глуп), но тоже с обидой говорит о конъюнктуре:

- Все сравнивают нас с Кущевской. Извините, в Кущевской было сорок два убийства! А у нас и по парку можно было гулять свободно...

Глава администрации города Остапенко и вовсе сначала написал заявление об отставке, а потом... передумал! Заперся дома, отказался сдавать дела преемнику, подал в суд и требует выплатить зарплату за время вынужденного прогула! И кому какое дело, что там обещали народу...

Короче, в убийстве Анатолия Ларионова никто оказался «не виноват».

ЗАВЯЗКА ДРАМЫ

- Толя в этот вечер с друзьями в кафе пошел, – рассказывают мать и сестра погибшего Анатолия Ларионова. – Он у нас с четырнадцати лет в городе не живет: учился в Санкт-Петербурге, в Ракетно-артиллерийском кадетском корпусе, потом в Академии экономической безопасности МВД... В этом году закончил Российскую академию народного хозяйства госслужбы при Президенте России, работал в Москве – генеральным директором фирмы по продаже сплит-систем. Приехал в гости...

В кафе «Евгения» сидели вчетвером: Толик, друг его детства Роман Савченко, еще один друг Руслан Абдулжалилов и тот самый зам. главы администрации Железноводска Николай Бондаренко.

Радовались, спрашивали друг друга, как жизнь и что нового. Толя рассказывал про себестоимость салата оливье: его мечта была открыть кафе...

За соседним столиком выпивали атаман Евгений Смирнов и его лепший кореш Андраник Цаканян, на тот момент проходящий по уголовному делу о мошенничестве, сбежавший из зала суда и находящийся в федеральном розыске.

То, что человек в розыске ходит по кафе и выпивает с представителем власти (атаман на Ставрополье – лицо официальное), для Минвод нормально, вы скоро в этом убедитесь.

Столики чокались между собой, выходили плясать, заказывали то лезгинку, то казачью песню.

Чиновник Бондаренко, давно и сильно не любивший атамана Смирнова, скоро уехал. Толик Ларионов напился и вышел до ветру, а Абдулжалилов и Савченко заказали бутылку водки и предложили рюмку мошеннику Цаканяну. От нашего, так сказать, стола — вашему.

В самом деле, что бы не выпить с мошенником?

Абдулжалилов держал Цаканяну рюмку, но тот отвернулся, болтал с кем-то за своим столиком. Савченко сказал: «Не видишь, не до тебя человеку: захочет – выпьет!», – и попытался отвести руку Абдулжалилова.

В этот момент Цаканян повернулся и оскорбился увиденным жестом — мол, кто это посмел решать — выпивать ему или нет?...

Сначала Цакаян выхватил рюмку и треснул ею Савченко по голове, потом к столу подскочил атаман Смирнов и огрел того же Савченко бутылкой. Потом, судя по всему, все дрались со всеми: в распоряжении редакции есть письмо Смирнова из СИЗО, в котором атаман жалуется, что Савченко резал его «розочкой» от бутылки (шрам виден на фото)... Но — что удивительно — Толя Ларионов, который за эту ссору позже расплатился жизнью, в драке практически не участвовал!

Подъехала полиция, никого задерживать не стала (и в самом деле, зачем задерживать уважаемого человека, находящегося в федеральном розыске?), вызванные по телефону трезвые друзья повезли Савченко в больницу: у несчастного была раскроена кожа на голове, его шили в трех местах.

Раненый как раз находился в процедурной, Абдулжалилов мерил шагами коридор, а Толик Ларионов мирно дремал под кабинетом на лавочке... когда в больницу со своей ордой нагрянул Арман.
На больничной койке Анатолий Ларионов успел дать показания и написать заявление в полицию.

С бойцами, сплошь мальчиками из секций спортивных единоборств, в разорванной рубашке шел расхристанный и разобиженный Цаканян...

За несколько минут до этого охранник больницы (это отлично видно на съемке) пошел и отпер входную дверь. Зовут охранника, на всякий случай, Арам Меликян...

АРМЯНСКИЙ БАНК И ОСТАЛЬНАЯ ДИАСПОРА

Теперь рассмотрим, какую роль Минводах играют люди, называющие себя национальной диаспорой?

Людмила – сотрудница той самой фирмы, за мошенничество с которой осужден Цаканян (после убийства Ларионова уважаемому человеку все же вынесли приговор: три года и десять месяцев колонии).

- У нас были несколько касс, которые принимали у населения платежи за свет, за газ и перечисляли их в банк. Тему эту армянам предложила городская администрация (Людмила называет фамилию чиновника – ред.), в учредители вошли жена руководителя одного из комитетов мэрии, брат крупного полицейского начальника и еще один полицейский в отставке. Но устроителем всего был не Цаканян! Он подставной директор, зицпредседатель Фунт: его наняли, чтобы сидеть!

Смысл аферы: отданный им жирный кусок – платежи населения – диаспора воспринимала как собственный кошелек. Брали оттуда сколько хотели: до 500 тысяч рублей в день – а поставщикам услуг (теплосети и остальным) – перечисляли настолько же меньше.

В распоряжении редакции – копии платежек: сколько собрано за день, сколько из этого – доход фирмы (проценты, которые мы, квартиросъемщики, переплачиваем коммерсантам), сколько – к перечислению в банк. А снизу – приписки от руки: «Антон – тысяча рублей, С. Ю. – 50 тысяч»...

Антон – брат Цаканяна. Саркис Юрьевич Х. – еще один учредитель и по одной из версий организатор всего карнавала. Обычные, не состоящие в доле армяне так и считали, что их уважаемые соплеменники держат банк...

Фирма по приему платежей – кормушка организованной группы (или, если угодно, диаспоры).

Наш Цаканян занимал в ней не самые высокие роли: съездить решить вопрос, сменить картридж, поставить подпись под документами. Брат «смотрящего» Армана рассказал мне, что были ситуации, когда двести человек армян стояли против двухсот дагестанцев, и Цаканян улаживал конфликт миром.

Хорошо. А на каких ролях сам Арман?

- Арман – мальчик двадцати шести лет, который учился на певца в эстрадном училище в Сочи, – продолжает Людмила. – Был случай: мой муж ехал на машине, его подрезала гречанка Дельяниди (мать одного из бойцов, пришедших в больницу – ред.). Выходит из машины – сразу матом: «Ах, ты...!!!», – и в телефон: «Приезжай, с русского лоха надо получить!» Появляется Арман со всей той же шоблой: мальчиками, арестованными сегодня за Ларионова. Мужа отжимают к забору, Дельяниди кричит: «Ключи положил и пошел!»...

Неизвестно, чем кончилось бы, если бы тут не появилась Людмила на машине армянского учредителя той самой фирмы (авторитета для гоп-компании). Мальчишки только пискнули: «Арман сказал, русский не прав! Но если Арман ошибся, то мы отваливаем», – и их как ветром сдуло.

История снова подтверждена документально: ДТП разбиралось в суде, Дельяниди платила ущерб.

А пацаны – боевики?

- Исполнители. Например, Артем В. ездил, собирал деньги с подпольных игровых автоматов: еще один их бизнес. Артем серьезно занимался карате, ездил на соревнования, но ему не дали мастера спорта: у нас в Минводах все продано, а папа Артема простой таксист, зарплата десять тысяч. Мальчик обиделся, собрал награды, швырнул их тренеру в лицо и ушел к армянам.
СОЦСЕТИ
А трагедия началась с драки, которую завязали атаман Евгений Смирнов (в фуражке и с шашкой) и мошенник Андраник Цаканян... Это они сфотографировались сразу после потасовки в кафе «Евгения».
Фото: СОЦСЕТИ

Через полгода он уже с восторгом говорил про лидера группировки: «Сако – настоящий босяк...», – и это значит в переводе: «стремящийся к блатному миру». У мальчика поменялись ориентиры.

О том, что молодежи некуда деться, достойной работы нет, мне с горечью говорил и отец Артема. В группировку попал второй его сын, Коля. Оба они сегодня арестованы за убийство.

ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ КАЗАКИ

Нателла (имя изменено – ред.) – хозяйка одного из ночных заведений города. Армана и казачьего атамана Смирнова она ненавидит.

- Я видела, как одному мальчику, армянину по национальности, со стула прыгали на голову – только за то, что он случайно задел Армана.

Мальчик остался калекой: в голову ему вставляли металлическую пластину.

Еще одному парню Смирнов сходу битой сломал ногу.

Собственному племяннику Нателлы, приехавшему из-за границы, с ноги раздробили челюсть: конфликт начался с того, что в полное кафе вошел сын очередного уважаемого человека Камо Хангуляна (также бегал по больнице – ред.) и сказал: «Как, для меня нет места? Я – сын Царя...»

- Я видела, как человека избивали на улице, а полиция стояла рядом и смотрела. Однажды я так кричала, я отбила у этих нелюдей мальчика, сына знакомых, укрыла его в кафе, а чоповцы «Ермака» (подчиненные атамана Смирнова – ред.) в это время стали стрелять на улице. Писать заявления было бесполезно...

Вот это говорят все: члены группировки не сидели ни за тяжелые увечья, ни за хулиганство. Уголовные дела закрывались под любыми предлогами, один из начальников ОВД (фамилия есть в редакции – ред.) прилюдно хлопал по плечу атамана Смирнова: мол, пока я здесь...

Если надо, выдавались липовые справки (находятся в распоряжении редакции).

Если следствия и суда было все-таки не избежать и членов группировки объявляли в федеральный розыск, то они... продолжали жить в городе, ни от кого не скрываясь и посещая увеселительные заведения.

Одно дело о мошенничестве возбуждалось и закрывалось двадцать три раза (боюсь предположить, сколько взяли с фигурантов, если это делалось за деньги)...

Но это проза. Гораздо интереснее захватывающая история о том, как снюхались казаки и армяне, в исполнении оперативных сотрудников полиции на условиях анонимности. Исполняется впервые.

- Был у нас смотрящий Пухлый, в конце нулевых армяне выдавили его из города: заплатили денег, и он уехал в Москву. А кто на городе остался? Кавказцы! Тут освободился с зоны Лимон, раскоронованный вор, по-блатному – прошляк. В 90-х он в центре города на стрелке двух чеченов завалил, вышел такой дедушка с палочкой. Смирнов, парень из деревни, был к нему приставлен бодигардом, вроде как вечером должен был довести деда домой из ресторана. Лимон, когда преставился, и квартиру Смирнову оставил! Вот связь нашего атамана со «смотрящим» и прочими армянскими братками! Другой вопрос, как Смирнов умудрился стать атаманом? Ходил сами понимаете в каком звании – а оказался в казаках!

С атаманством Смирнова был создан ЧОП «Ермак», который числился казачьим, но на самом деле принимал на работу обычных граждан.

Как выглядели охранные услуги «Ермака» – см. рассказ Нателлы.
СОЦСЕТИ
Молодых спортсменов привел мстить в больницу смотрящий за городом Арман Акопян.
Фото: СОЦСЕТИ

РАЗВЯЗКА ТРАГЕДИИ. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Наверное, я очень глупо выгляжу, потому что от родителей арестованных армянских я выслушала самые разнообразные вещи. Что их дети пошли в больницу сдавать кровь для Цаканяна, избитого русскими в кафе.

Что человек, выложивший в сеть видео с дебошем в больнице, разжигает национальную рознь (а их дети, конечно, ничего не разжигают).

Что во всем (ну конечно же!) виноват губернатор. До его вмешательства все было правильно: бегавшие по больнице мальчики получили штраф за хулиганство, а теперь их всех скопом записали в убийцы! Каждый отец или брат тыкал мне телефон с видеозаписью: «Видите, вот мой? Он ничего не делает, не трогает Ларионова пальцем!» Я смотрела, и мне становилось дурно: юнцы обступают жертву плотной стеночкой, и это так же страшно, как нападение стайных животных.

Какая разница, стоит твой родственник в первом ряду или в третьем? Убивает не только конкретный удар, убивает страх. Если бы парни не явились в больницу в таком количестве, русские друзья, наверное, отстояли бы Ларионова...

А так они спасли только Савченко (с которого начался нелепый конфликт). Стояли и держали дверь, за которой зашивали раненого.

Абдулжалилов (третий из «русской» компании), увидев карателей, дунул наверх – орда побежала за ним и отпинала на втором этаже. Парень схватил медсестру и прикрывался женщиной (красавец, конечно) – прилетело и медсестре...

У самого Абдулжалилова после избиения смещен позвоночный диск, он даже не может долго сидеть.

Вот, собственно, и вся картина произошедшей трагедии.

Сначала никто не понял, насколько все серьезно: Ларионов двигался, садился, отвечал на вопросы. Врачи осмотрели его довольно быстро, как только разобрались с избитыми на втором этаже, – но откровенно не торопились поднимать больного в отделение. Сорок минут несчастный Толя Ларионов лежит на записи то на полу, то на носилках, возбуждая ненависть к бездушным докторам и современной медицине в целом.

Что делать?

Толик был откровенно пьян, от него пахло, медсестры, которые не в курсе, принимали его за бомжа. Может, врачи ждали, что он протрезвеет и уйдет, я не знаю.

Как бы там ни было, в отведенный Минздравом для госпитализации час дежурный травматолог уложился, ну а в том, что в минералводской больнице нет МРТ (гематома, убившая Ларионова, выявляется только на МРТ), конечно же, виноваты не врачи...

Это все о медицине.

Осталось ответить, почему же Арман пришел мстить.

Обходя родителей, я пришла к Андранику и Нунэ Акопянам, отцу и матери «смотрящего»: импозантный мужчина как раз собирался на работу.

- Андраник Арамович, а где вы работаете?

- Я музыкант, пою в кафе «Евгения».
Cемья смотрящего Армана. Слева направо: старший брат Арам, мать Нунэ, отец Андраник и младший брат Геворг с супругой.

- А правда, что в тот вечер вам досталось в драке, и потому Арман сорвался, приехал аж из другого города?

- Так ему сказали. Нашей певице стало плохо, я увел ее в комнату отдыха и больше не вышел, а ему позвонили...

Вот почему армянские мальчики, отдыхавшие в тот вечер в кафе и ночных клубах, поднятые по тревоге, кричали, по рассказам очевидцев: «Едем в больницу, об...м их!» Обидчиков надо было наказать...
Папа смотрящего Андраник Арамович Акопян поет для нас в том самом кафе Евгения.

«Бес, тебя попутал бес», – поет певица в том самом кафе «Евгения». Папа «смотрящего» играет для меня на мелодической гармонике...

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Эта бригада – лишь малое щупальце «спрута»

Для начала: родители задержанных правы. В нашем законе нет понятия «стоял рядом с убийцами и потому виноват». Прибежавшие в больницу, но не наносившие ударов (таких большинство) сидят просто в угоду общественному мнению, и возбужденные против них дела скорее всего развалятся в суде.

Чтобы этого не случилось, правоохранительные органы сейчас выкапывают историю каждого. Вымогательства, избиения, кражи... Потому и поднимаются все отказные дела за пять лет.

Кто не участвовал в деятельности преступной группы (часть родителей плачет, что их дети просто пришли в больницу проведать маму) – тот не сядет. Но пока правоохранительные органы передают, что таких нет.

Группу посадят, но вот насколько следствие пойдет вглубь, в коррупционные связи – большой вопрос. Многие люди, по уши замазанные, уже вернулись на свои должности (я начала с этого свой материал).

Впрочем, ведь так же было и в Кущевке: бандитов посадили, а местных чиновников и вышестоящий состав...

Часть оперативников рисовала мне схему группировки вплоть до Москвы. Городская администрация в ней – только среднее звено: осуществляет махинации с землей, своеобразно оформляет ее в собственность «нужным» людям, истощает бюджет, годами не взимая арендную плату с коммерсантов за выделенные им участки (то есть берет, но в половинном размере и черным налом)... Уголовные дела этого плана, раскопанные местными операми, ходят по кругу несколько лет. Пару раз катались в Москву, в Следственный комитет, ложились на стол к губернатору... Никто не дает хода материалам. В самом деле, кому интересны хищения на миллиарды?

Может быть, поэтому город упрямо твердит: убийство связано с землей, Ларионов приехал торговать участок, – и называет, какой именно участок: принадлежащий через подставных лиц местному судье К.

Я хочу сказать: вскрытая трагической гибелью интернациональная бригада – самое маленькое щупальце «спрута», опутавшего... Минводы? Ставрополь? Весь юг России?

И если Смирнов, атаман, участвовал в захвате муниципальных зданий (якобы казаки явились среди бела дня и выселили учреждение), то были и чиновники, которые проводили сделку и оформляли на себя собственность...

Отдельный удар эта история, конечно, наносит по казачеству. На Ставрополье есть казаки-кришнаиты и казаки – сторонники Великой Казакии (иными словами, развала России), есть и бандиты, записавшиеся казаками, чтобы легализоваться в ЧОПах. Но чтобы так...

Изменится ли что-нибудь?

Я расскажу вам байку.

Говорят, человек, которого прочат на должность нового прокурора Минеральных Вод, оформляет сейчас в собственность шикарный земельный участок с озером. И еще говорят, что кадастровую стоимость земли (от которой зависит, сколько чиновник заплатит государству) определили в один рубль. Так оценивают свалки, выжженные земли и болота...

Вопросов больше не имею.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Курортный город стал кавказским пленником


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.