Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

К третьей годовщине расстрела нефтяников Жанаозена

  • К третьей годовщине расстрела нефтяников Жанаозена
  • Смотрите также:

Мы хотим показать ряд важных политических аспектов, которые повлияли на забастовку нефтяников, на их взгляды и требования, а также обозначить главные направления в деле освобождения оставшихся заключенных, их реабилитации и юридического и политического пересмотра дела 37-ми рабочих и жителей Жанаозена и Шетпе, представших в 2012 году перед судом.

Подведение исторических итогов и уроков беспрецедентной для стран СНГ по массовости и длительности забастовки, также является важной задачей для левых и всего рабочего движения Казахстана. Мы также будем публиковать в ближайшее время на нашем сайте другие материалы с оценкой требований и действий рабочих Мангистау в 2011 году.

Осмысление исторического и политического значения Великой Забастовки

Забастовка превратилась фактически в Массовое народное движение, в которое влились местные жители — пенсионеры, безработная молодежь, родные и близкие бастующих. То есть нельзя рассматривать в целом события в Мангистауской области мая — декабря 2011 года только в узких рамках одной забастовки.

Уже после разгона ОМОНом палаточного лагеря бастующих 8 июля на территории ПФ «Озенмунайгаз», постоянный митинг шел уже на центральной площади Жанаозена — Алане. Причем протестующие нефтяники потребовали увеличения заработной платы для бюджетников региона с учетом высокой дороговизны и низкого уровня жизни учителей и врачей.

В течение всего времени с самого начала и до самого расстрела, забастовка проходила образцово и организовано. Солидарную помощь оказывали работающие нефтяники из других промыслов и предприятий, собирая средства с каждой зарплаты для поддержки протестующих. Моральную поддержку оказывали и жители Актау, многих населенных пунктов области, а также рабочие и железнодорожники станции Шетпе, которые после расстрела митинга в Жанаозене, подожгли вагоны и перекрыли железнодорожное движение.

Несмотря на массовые увольнения бастующих нефтяников ПФ «Озенмунайгаз» и АО «Каражанбасмунай», и на попытки заменить их на новых работников, добыча на месторождениях упала в разы. Удар по прибылям правящей семьи был очень серьезным. Но самое главное произошел явный скачок политического сознания рабочих, которые за семь с половиной месяцев прошли замечательную школу классовой борьбы,  который сопоставим с ростом самосознания рабочего класса в России в 1905 году.

Эта эпохальная забастовка также вышла за экономические рамки, так как поставила вопросы изменения форм собственности через национализацию и введение рабочего контроля, к ноябрю был сформирован единый рабочий комитет всего региона, объявлен бойкот парламентских выборов и выражено недоверие партиям, брошен клич о создании республиканского объединения боевых профсоюзов и собственной рабочей партии.

Пиком должен был стать призыв к всеобщей политической забастовке с требованием отставки Назарбаева и его правительства, который должен был прозвучать на митинге 16 декабря в Жанаозене. Это означало клич к мирному восстанию и правящая камарилья не могла этого допустить, пойдя на 2000 расстрел участников митинга, на организацию массовых провокаций, на пытки и убийства арестованных нефтяников.

Назарбаев осознанно утопил выступление нефтяников и жителей Жанаозена в крови, стремясь не допустить разрастания забастовочного и протестного движения по всей стране, и разгромить рабочих Жанаозена, оказавшихся последовательнее, решительнее и впереди всей либеральной оппозиции.

Сам расстрел тоже стал важнейшим политическим событием в истории Казахстана и сопоставим по своему значению с кровавым воскресеньем или Ленским расстрелом.

Революционное значение рабочего выступления в Мангистау трудно переоценить, оно стало образцом и примером и впервые сформулировало политические задачи всего рабочего движения Казахстана. Жанаозен стал прообразом будущей казахстанской революции.

Забастовка также дала небывалый импульс рабочим выступлениям, даже после расстрела, что стало еще одним доказательством перелома сознания рабочих. Так в мае 2012 года не менее драматично с захватными забастовками действовали горняки корпорации «Казахмыс», добившиеся повышения заработной платы на 100 процентов!

В самой Мангистауской области сразу после расстрела 5 дней длилась всеобщая забастовка протеста и шли митинги на всех месторождениях региона. В 2012 году прошло две политические забастовки с требованием освобождения осужденных нефтяников. За три года состоялось свыше 20-ти крупных забастовок в Мангистауской области.

И точка в истории сопротивления Жанаозена, как и в дальнейшем движении нефтяников еще не поставлена!

Борьба за профсоюзы

С самого начала забастовка была связана с борьбой за свободу профсоюзной деятельности и началась она после протестной голодовки рабочих АО «Каражанбасмунай» в начале мая, когда китайское руководство компании арестовало помещение, кассу и документацию профсоюза, а затем инициировало уголовное дело за разжигание «социальной розни» в отношении юриста профсоюза Натальи Соколовой.

Борьба за профсоюзы помимо экономических требований, стало важнейшим фактором этой забастовки. Нефтедобывающие компании, в том числе и китайские, делали всё, чтобы не допустить переизбрания снизу руководства официальных профсоюзных комитетов. Показательным было убийство 3 августа 2011 года прямо на рабочем месте на режимном объекте компании «Мунайфилдсервис» рабочего активиста Жаксылыка Турбаева, который на следующий день должен был быть избран председателем профкома.

Это убийство до сих пор не раскрыто, но появились новые обстоятельства, которые мы постараемся опубликовать до 16 декабря. Очевидно, что тут полностью прослеживается заинтересованность работодателей в расправе над новыми лидерами, для чего попросту нанимались банды убийц. Так 24 августа того же года в степи было найдено тело зверски убитой 17-летней Жансауле Карабалаевой — дочери председателя профкома ПФ «Озеньмунайгаз» УОС-1 Курдайбергена Карабалаева.

Профсоюзным деятелям и активистам, поддержавшим забастовку, поджигали дома и били стекла в окнах, проводили обыски, избивали, стреляли, угрожали и возбуждали уголовные дела. Такими репрессиями и актами террора власти и нефтебароны из числа родных и близких Назарбаева надеялись сбить накал движения, запугать часть передовых активистов и не дать возможность захватить остальные профсоюзные объединения.

Во время забастовки сменилось несколько слоев руководителей и ведущих активистов. Так после ареста с самого начала забастовки Натальи Соколовой и Акжаната Аминова, выдвинулись на сцену Роза Тулетаева, которая была блика к профсоюзу «Актау» и «Жанарту»  и Наталья Ажигалиева. Поэтому несмотря на репрессии и изоляцию одних, на смену им приходили новые лидеры и активисты, выдвинутые с низов в момент  роста движения.

К сожалению, с начала забастовки не удалось сразу сформировать единый центр координации и борьбы, который возглавил бы забастовку и объединил усилия независимых профсоюзов и провел целенаправленную кампанию по переизбранию руководства официальных профсоюзных объединений или учредил новое объединение. Понадобилось шесть месяцев, прежде чем был сформирован объединенный рабочий комитет, который принял участие в подготовке митинга 16 декабря 2011 года.

Другим упущением было то, что делегации бастующих не были своевременно отправлены в соседние нефтедобывающие области и в центральные промышленные районы Караганды и Ж 4000 езказгана с целью расширения забастовочной борьбы. Это было сделано значительно позднее, с серьезным опозданием, что дало властям и компаниям возможность изолировать забастовку в рамках одной Мангистауской области.

Однако несмотря на ошибки и неудачи, организованные рабочие до конца вели самостоятельную политику, сами вырабатывали требования, ставили условия работодателям и парализовали в значительной степени на долгий период добычу нефти. Профсоюзная бюрократия на уровне облсовпрофа и руководство Федерации Профсоюзов Казахстана оказались полностью беспомощны. Успешные попытки переизбрания профсоюзных боссов снизу и похожая ситуация сложившаяся в апреле — мае 2012 года на предприятиях «Казахмыса» в Жезказгане, подвигли акорду на написание нового закона «О профсоюзах» и Уголовного Кодекса, которые напрочь закрывают теперь возможность захвата рабочими старых официальных структур, так и формирования новых объединений.

Политическая эволюция сознания рабочих

Изначально, еще с 2009 года нефтяники постоянно во время массовых забастовок выдвигали требование национализации всей добывающей промышленности под контролем трудовых коллективов. Это требование выработали сами рабочие, без какого либо влияния извне. Такие же требования выдвигали в 2009 году рабочие АРВЗ и АЗТМ в Алматы и в других регионах. Лозунг национализации под контролем трудовых коллективов стал базовым политическим требованием передовых отрядов рабочих.

Другим немаловажным фактором был подчеркнутый интернационализм участников забастовочного движения Мангистауской области. Фактическим руководителем выступления и забастовки на первом ее этапе была юрист профсоюза Наталья Соколова, которую нефтяники казахи отчаянно и до последнего защищали, требуя её освобождения даже после того, как она была осуждена на 6 лет заключения за разжигание «социальной розни».

Вообще забастовка разворачивалась на фоне ареста, а затем и судебного процесса над Натальей Соколовой и Акжанатом Аминовым. Попытки властей в лице акима Жанаозена Орака Сарбопеева разжечь межнациональную и религиозную рознь , назвав на митинге бастующих Наталью Соколову русской «неверной» (не мусульманкой), вызвало бурю протестов и позорное изгнание чиновника.

Что интересно подавляющее большинство националистов и патриотов тогда либо игнорировало забастовку и масштабные репрессии, либо наоборот выступало на стороне властей и нефтедобывающих компаний. Так, например, поступил Айдос Сарым — идеолог крайне правого крыла националистов, который открыто в печати выступал против нефтяников, а затем и в эфире телеканала «Хабар» 16 декабря поддержал расстрел, пытки и массовое избиение рабочих.

Более того, националистов и идеологию розни использовали, чтобы отвлечь от общественное внимание от забастовки, инициируя через того же Айдоса Сарыма и Мухтара Шаханова появление скандального заявления 138 деятелей интеллигенции и буржуазных политиков с требованием отмены официального статуса русского языка. Кроме этого, глава КазМунайГаза — средний зять Елбасы Тимур Кулибаев попытался расколоть самих казахов, назвав главными виновниками забастовки в Мангистау, да и всех социальных конфликтов в стране — оралманов, а именно казахов выходцев из Туркменистана, Узбекистана, Китая, Монголии и других стран.

Эти провокации властей и их марионеток явно не удались. Зато рабочие чувствовали постоянную солидарность и поддержку из разных стран. Дважды делегация бастующих нефтяников в летние месяцы выезжала в Москву, где участвовала в пресс-конференции и митингах, организованные левыми и коммунистическими организациями (РКРП, КРИ, МОК). Наиболее подробно позицию бастующих изложил в своих выступлениях один из передовых активистов — Максат Досмагамбетов.

В июле бастующих посетил депутат Европарламента Пол Мёрфи (КРИ) в сопровождении руководителей Социалистического Движения Казахстана и рабочего профсоюза «Жанарту». Именно тогда ирландский социалист попытался повлиять на власти и работодателей, предлагая сесть за стол переговоров, освободить арестованных, восстановить уволенных и удовлетворить справедливые требования бастующих. Такая солидарность, безусловно, воодушевила рабочих на продолжение борьбы.

Влияние левых в деле политизации забастовки и постепенного изменения сознания её участников сыграло значительную роль. С самого начала еще в январе 2011 года нами был налажен прямой контакт с Натальей Соколовой и сотрудничество с профкомом АО «Каражанбасмунай», а с независимыми профсоюзами Мангистауского региона работа шла еще с 2008 года. Поэтому в целом элементы и предпосылки роста политического сознания появились не на пустом месте.

С другой стороны нарастающие репрессии, массовые увольнения, запугивание населения, развязанный террор в отношении лидеров и активистов, отказ работодателей от ведения каких-либо переговоров, не только радикализировали нефтяников, но и полностью видоизменяли отношение к правящей партии, к президенту, к полиции и к политической системе в целом. Идеи восстания и мощного выступления с августа уже постоянно носились в воздухе.

Была и активная попытка навязать рабочим со стороны также чуждую буржуазную идеологию через созданный специально для этих целей «Народный фронт».  Агитация этого фронта частично расколола летом бастующих на сторонников создания единого профсоюзного центра и на тех, кто вошел в это аморфное политическое объединение, находящееся под контролем функционеров партии «Алга».  Правда в последующем их тактика полностью провалилась.

Так в последующем координатор «Народного Фронта» по Мангистауской области и член партии «Алга» Айжангуль Амирова оказалась откровенным предателем, дав показания, как против собственных руководителей, так и против лидеров и активистов забастовки. Такой же путь предательства, клеветы и сотрудничества с КНБ избрал и другой «народофронтовец» — Талгат Сактаганов.

Таким образом, либерально-буржуазные оппозиционные организации так и не смогли получить определяющего влияния на участников забастовки. Осенью ко многим приходит понимание необходимости создания своей политической организации и единого руководящего центра.

Рабочий Комитет и расстрел

Значительный перелом в настроениях бастующих рабочих произошел уже в октябре- ноябре, в среде которых возобладали сторонники самоорганизации и самостоятельного участия в политической борьбе. В ноябре в Жанаозене на собрании бастующих и представителей всех соседних месторождений и предприятий региона был сформирован новый единый рабочий комитет, который повел совершенно иной курс.

Тут же на собрании был принят призыв к рабочим других добывающих отраслей и регионов поддержать их забастовку, была выдвинута идея создания новой единой федерации независимых от работодателей и властей классовых профсоюзов, формирования собственной политической партии, выражено недоверие всем существующим на тот момент политическим партиям и был объявлен бойкот парламентским выборам, которые должны были пройти 15 января 2012 года.

Была попытка выдвижения самостоятельных кандидатов на выборы в местные маслихаты из числа бастующих нефтяников, которых просто не пропустили для участия в кампании. Были выпущено несколько видов листовок, распространялись бюллетени социалистов и другая литература. Была налажено взаимодействие с рабочими всех месторождений и предприятий области. Создана собственная пресс-служба.

После формирования комитета, за месяц до расстрела прошла расширенная скайп конференция представителей рабочего комитета с Полом Мёрфи, с участием деятелей левых и профсоюзных групп из других регионов страны, где был обсужден вопрос проведения митинга 16 декабря с требованиями к правительству и с призывом к расширению забастовки. Разработанный в последующем проект резолюции включал в себя призыв к всеобщей политической стачке с требованиями отставки президента и правительства.

На этот же день были запланированы пикеты и акции солидарности в разных странах мира, а также отправлены представители рабочего комитета в соседние регионы. Единственное, что многие не могли себе представить того, что власти способны и готовы пойти на расстрел безоружных нефтяников, обычных жителей города и молодых людей, пришедших поддержать бастующих. Хотя в октябре — ноябре МВД РК и МО РК уже проводили «антитеррористические» учения в регионе, что уже было подготовкой к массовой расправе.

Несмотря на расстрел, намеченная всеобщая забастовка охватила всю область и длилась до 5 дней. Железнодорожники станции Шетпе в ночь на 17 декабря в знак протеста против расстрела перекрыли движение транспорта, в результате чего сами были обстреляны ОМОНом. В результате чего по официальным данным погиб один пожарный, пер 3000 ешедший на сторону протестующих. Мало кто пишет, но на следующий день после расстрела 17 декабря, на Алан в Жанаозене вышло пять тысяч человек, не побоявшись нового расстрела и арестов.

Сам Жанаозен превратился в оккупированный город, где тысячи людей арестовывались и помещались в «фильтрационные пункты», а проще в гаражи, производственные помещения, подвалы административных зданий, так как и РОВД и СИЗО были забиты до отказа. Все они проходили через избиения и пытки. Людей арестовывали и после обращения в больницы с легкими пулевыми ранениями и даже забирали прямо с больничных коек. Масштабы террора и грабежа местного населения и рабочих со стороны многочисленных подразделений ОМОНа из разных областей, подразделений внутренних войск и даже бригады морской пехоты МО РК, поражают воображение.

В течение двух недель были арестованы и прошли через пытки все основные деятели и активные участники забастовки. Мы в последующих публикациях перед третьей годовщиной расстрела постараемся обобщить многочисленные сообщения и публикации нашего сайта www.socialismkz.info того периода с подробностями расстрела и арестов. Кстати, именно наш сайт стал одним из первых заблокированных в Казахстане с 12 часов дня 16 декабря 2011 года, как в последующим и другие ресурсы в России и за рубежом, которые перепечатывали нашу информацию.

Кампания солидарности и необходимость пересмотра дела 37-ми

Благодаря кампании солидарности и протестам, которые проходили во многих странах мира при участии активистов КРИ, Всемирной Федерации Профсоюзов, РКРП, РРП, МОК, РСД, РКСМБ, «Боротьбы», различных организаций анархистов и многих других левых объединений и групп, информационная изоляция была частично прорвана вокруг событий в Жанаозене. Многие европейские и российские правозащитники также высказали свою позицию.

Что послужило причиной сознательной блокады со стороны мировых СМИ или дискредитации со стороны некоторых «демократических» профсоюзов, мы расскажем в других своих публикациях.

Большую роль в деле освобождения сыграл депутат Европейского парламента от Социалистической партии Ирландии (КРИ) Пол Мерфи, который вместе со своими коллегами из Левой фракции инициировал и активно участвовал в принятии четырех резолюций по Казахстану, где везде выставлялось требование освобождения осужденных лидеров и участников

Только эта борьба левых партий и профсоюзов, правозащитников, а также честная позиция российских СМИ и стали главным фактором того, что власти не пошли на привлечение к суду большего числа, чем 37-ми участников, и вынуждены были освободить из тюрем свыше трехсот человек, переквалифицировав их деяния в административные правонарушения.

В итоге международной кампании протеста, которая не прекращалась никогда за весь трехлетний период большая часть из осужденных уже условно-досрочно освобождена. 20 ноября обрела свободу и Роза Тулетаева. Вполне возможно в скором времени обретут свободу и еще трое участников забастовки, среди которых, находящийся на лечении Максат Досмагамбетов.

Нынешнее освобождение Розы также напрямую связано с тем, что её дело обсуждалось на заседании Комитета по противодействию пыткам при ООН и нынешними политическими изменениями, связанными со стремлениями Назарбаева провести досрочные выборы. Это еще раз поднимает вопрос о необходимости активного обсуждения темы пыток лидеров и участников забастовки нефтяников и в частности Максата Досмагамбетова, который освидетельствовал переломы ребер, другие переломы и увечья. Кроме этого он проходит лечение в связи с раковой опухолью лицевой костной ткани, развившейся в результате постоянных побоев во время заключения.

Также он первый поднял вопрос пыток на судебном процессе в Актау в 2012 году, после чего и другие подсудимые и свидетели обвинения стали свидетельствовать об изуверских пытках, в которых помимо сотрудников МВД, активное участие принимали офицеры КНБ и работники прокуратуры. Со своей стороны сотрудники спецслужб пытались уничтожать свидетелей этих преступлений. Так в октябре 2012 года был убит рабочий и свидетель обвинения Александр Боженко, который дал на суде показания против полицейский и признался в том, что оговорил лидеров забастовки под пытками.

В тоже время сейчас складывается благоприятная ситуация, позволяющая вообще требовать полного пересмотра дела против нефтяников, как в политическом, так и в юридическом смысле. И подспорьем в этом являются противоречия внутри самих правящих групп, которые сцепились в схватке за дележ будущего наследства. В частности в 2012-13 годах была разгромлена большая криминальная группировка акима Атырауской области Бергея Рыскалиева, который был непосредственно связан с руководителем администрации президента Асланом Мусиным и являлся его «кассиром».

Наверняка сами братья Рыскалиевы уже давно физически устранены, а недавно прошли процессы и над их подельниками по экономическим преступлениям. Но одновременно вскрываются факты того, что непосредственно в поджогах и погромах торговых центров, крупных магазинов и банков 16-17 декабря в Жанаозене участвовали непосредственно молодчики из бандитских формирований Бергея Рыскалиева, которые должны были своими действиями создать законные основания для применения огнестрельного оружия по участникам мирного митинга в Жанаозене.

И чем дальше, тем больше таких фактов и свидетелей всплывает наружу полностью показывая заранее спланированный сценарий расстрела и разгрома забастовки под предлогом подавления «массовых беспорядков», инициированных самой властью. То, что банды Рыскалиева и других чиновников свозились в Жанаозен, как и готовились на крышах снайперы, было известно давно, но теперь этот факт признается и самими властями! Только в этот раз, объявляется, что начальники делали это по своей инициативе из злого умысла навредить президенту и дискредитировать режим.

Подобная ситуация создает все предпосылки для тог, чтобы требовать проведения нового расследования и пересмотра прежнего дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами! Поэтому всей демократической общественности, рабочим профсоюзам, правозащитникам стоит активно поднимать эту тему. В рамках кампании солидарности мы постоянно должны требовать не только освобождения всех осужденных нефтяников, но полной их реабилитации! Это важные вопросы, которые стоят перед всеми нами, кто участвует в этом движении.

Требования Рабочего Движения подготовлены Жанаозеном

Нефтяники Жанаозена своей формой самоорганизации в рабочий комитет, дисциплиной, выработанной программой требований и действий, призывом 4000 к всеобщей политической забастовке, показали пример и тот путь, по которому надо двигаться всем рабочим Казахстана. Это тот капитал и классовый опыт, приобретенный рабочим движением страны, и который нужно будет использовать и претворять в жизнь, когда вновь созреет социальный и политический кризис.

Как мы постоянно говорим, и это признают и враги из правящей семьи, рабочее движение на сегодняшний момент является единственной в стране социальной и политической силой, способной бросить вызов режиму и всему социальному и политическому строю, сложившемуся в стране. Это воочию показал и доказал Жанаозен. Поэтому в лихорадочном стремлении сохранить трон и богатства, Назарбаев принял закон запрещающий создание и деятельность независимых классовых профсоюзов, а также Уголовный Кодекс, карающий за профсоюзную деятельность, забастовки и митинги.

В тоже время уже очевидно, что нефтяники Мангистауской области оказались не сломленными, страх перед режимом и компаниями давно улетучился, а ненависть за расправу, убийства и пытки, и страстное желание реванша, лишь затаились в сознании рабочих, прошедших такую школу. Более того, условия труда, более высокие зарплаты на предприятиях, которые были ранее охвачены забастовкой, те инвестиции, которые вкладываются в развитие инфраструктуры Жанаозена, вызывают желание у нефтяников соседних районов региона и ближайших областей добиться того же.

Новое поколение рабочих добывающих компаний разных отраслей, которым сейчас от 20 до 30 лет и которые были движущей силой забастовки нефтяников в 2011 году, также уже не запугать. Молодые активисты стремятся создать свои профсоюзы и группы, даже в таких тяжелейших условиях полицейского надзора. Со своей стороны мы должны добиваться сохранения и укрепления наших профсоюзных объединений, поиска новых форм и тактики действий, а также взять из опыта и уроков семимесячной забастовки нефтяников всё самое полезное для новых массовых стачек и выступлений, для формирования рабочей политической организации на социалистической платформе.

Требования нефтяников, остаются и сейчас требованиями всех трудящихся страны:

Полная свобода профсоюзной деятельности и забастовок, Национализация промышленности под контролем трудовых коллективов, Создание новой федерации классовых профсоюзов и Формирование собственной политической партии.

Важнейшими моментами кампании солидарности и освобождения нефтяников становятся следующие направления:

- Максимальное обсуждение темы пыток участников забастовки, поиск новых свидетелей и фактов.

- Активное выступления по полному пересмотру дела 37-ми рабочих и жителей Жанаозена и Шетпе в связи с открывшимися фактами организации беспорядков со стороны криминальных структур чиновников и руководителей компаний.

- Требование полной реабилитации и оправдания всех лидеров и активистов забастовки, привлеченных к суду.

- Продолжение работы по сбору информации о реальном количестве убитых, раненных, а также фамилий следователей и сотрудников спецслужб, участвовавших в пытках и убийствах рабочих и местных жителей.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку К третьей годовщине расстрела нефтяников Жанаозена


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.