Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Клиническая смерть: план ликвидации больниц

  • Клиническая смерть: план ликвидации больниц
  • Смотрите также:

План ликвидации московских больниц попал в интернет и подтвердил самые худшие опасения. Часть столичных клиник ждет присоединение к другим, а затем - ликвидация. Подлинность документа теперь уже не вызывает сомнений. Ее фактически подтвердил «Интерфаксу» заместитель мэра Москвы Леонид Печатников: «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах... теперь будем плакать все вместе». Ну вместе - так вместе.

В городской больнице № 12, руководителем которой раньше был нынешний министр здравоохранения Алексей Хрипун, три отделения закрываются полностью, остальные сокращают на треть. В плане ГКБ № 12 нет, но главврач уже собрал заведующих отделениями и сообщил: 261 человек попадает под сокращение, три отделения закрываются полностью. То есть больного с инфарктом нужно будет везти на другой конец города, потому что отделение кардиологии реорганизовано.

Количество коек сокращают на треть. Допустим, в отделении травматологии из 60 коек останется 40 - на места выписавшихся новых больных не берут. Плановые операции из-за сокращения мест станут невозможны. За больными из-за сокращения обслуживающего персонала некому ухаживать.

Взамен в больнице открыли стационар одного дня с платными услугами. Надо сделать капельницу или блокаду нерва - приезжаешь и платишь. По полису это тоже можно сделать, но амбулаторно: отстояв очередь у терапевта, получив направление к неврологу, у него надо доказать, что тебе это действительно нужно, а он, в свою очередь, выпишет направление. Но неизвестно, сколько придется ждать. На МРТ, допустим, запись на восемь месяцев вперед. Неясно, с какой целью открыли стационар - компенсировать работу закрытых отделений?

Павел Воробьев, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой гематологии и гериатрии, президент Общества фармакоэкономических исследований, проработал в ГКБ № 7 35 лет. О закрытии кафедры на полторы тысячи коек ему сообщила заместитель главврача еще летом. Корпус кафедры передан на баланс города, врачи уже вывезли оттуда вещи. Павел Андреевич рассказывает, что в ГКБ № 7 также закрыли десяток отделений: урология, гинекология, терапия, кардиология, гастроэнтерология, трансплантация почек - все произошло за этот год. «А в плане мы просто впервые увидели, что все это сведено в виде таблицы», - объясняет Воробьев.

«В течение этого года в больницы не госпитализируются больные под разными предлогами - запрещали это делать «скорым», запрещали врачам... Год назад, перед мэрскими выборами, приказ о запрещении госпитализации стал явью. Есть случаи гибели больных, но, как вы понимаете, статистики нет ни у кого», - говорит он.

«Самое жуткое, что я увидел в опубликованной таблице, чего не мог никогда представить: эффективность больниц оценивается по количеству денег, заработанных больницей на квадратный метр территории. Дело не в количестве вылеченных или пролеченных больных, пускай даже в смертности, а в количестве заработанных денег. Больница - не банк.

Оказывается, мы не просто должны помогать людям, а зарабатывать. Нас этому не учили. Пострадали и пациенты, и врачи, которым мы преподавали, с которыми работали. Это разрушение школы, связей. Врач один никого не лечит - лечит коллектив, все лабораторные службы, инструментальные тоже сокращают».

Больницу № 11 сделали филиалом ГКБ № 24. До публикации плана сотрудников 11-й больницы сокращали постепенно, сериями: началось все зимой, потом уволили партию весной - и снова. Уведомление о сокращении получил врач-невролог, кандидат медицинских наук Семен Гальперин. Ему, как и другим сотрудникам, даже заместителям главврача, предложили другую должность - санитара.

Гальперин рассказывает об отработанной технологии закрытия медицинских учреждений: сначала больницу делают филиалом, резко сокращают зарплаты сотрудникам, в поликлиники и «скорые» отправляют приказы не направлять больных в филиал... «Это делают, чтобы доказать, что мы нерациональны и нас нужно «оптимизировать», раз у нас так мало пациентов, - говорит Гальперин. - Неожиданно самыми нерентабельными стали больницы в центре города, стоящие на дорогой земле. Ключевые в названии «Плана-графика реализации структурных преобразований сети медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы в части высвобождения имущес 2000 тва» - последние слова. Нам обещают места участковых в городских поликлиниках. То есть хирург, проводящий уникальные операции, будет выписывать рецепты в поликлинике?! Уничтожают же не сами медучреждения, не это страшно! Гибнет научная школа, формировавшаяся десятилетиями. Мы жертвуем лечением наших потомков, это и есть рационализация и оптимизация? Лечение хотят переложить на амбулаторию, но нельзя подготовить квалифицированного специалиста не в стационаре. К слову, поликлиники сейчас тоже переходят на сокращение специалистов, там остаются врачи общей практики, способные лишь констатировать осложнения или смерть. Наши больные скорее не в амбулаторию переместятся, а на Миусское кладбище, как раз через дорогу от нашей больницы...»

В ГКБ № 64 под сокращение попадают 300 человек - это 30% персонала. Сотрудникам больницы обещали 13 октября объявить о сокращениях, но отложили до 1 ноября. Руководство лишь предупредило - уволят, скорее всего, достигших пенсионного возраста и иногородних. В больнице было по два отделения неврологии, хирургии, травматологи, гинекологии, терапии - останется по одному. Например, из 140 коек неврологии останутся 110, а персонал сократят вдвое. Также штат планируют сокращать за счет внешних совместителей: раньше на смену в реанимации выходила бригада из четырех врачей, теперь в лучшем случае их будет трое. Поток больных при этом не снизится.

ГКБ № 61 в Хамовниках пытались закрыть еще год назад, получили даже приказ о прекращении поступлений по «скорой», но силами общественности больницу отстояли. Теперь она снова в списке: работники на руки еще не получали документов, но о закрытии говорят уже две недели.

ГКБ № 72 сделали филиалом больницы № 31. При этом вскрылись финансовые нарушения. Роддом при больнице еще в июле должны были закрыть на дезинфекцию, после чего он, скорее всего, и не открылся бы. Но сотрудники дважды выходили на митинг - сумели оттянуть сроки до декабря.

Врач Игорь Давыдов сообщил «Новой», что в конце недели в больницу пришел приказ о ликвидации филиала, с 1 декабря госпитализация в бывшую 72-ю запрещена. На момент присоединения в больнице было больше 400 сотрудников, сейчас осталось около 300 - все они останутся без работы, закроют и роддом.

16 октября из Первой Градской больницы уволен хирург 36-го урологического отделенияГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова Сергей Зенков, проработавший 29 лет. Зенков прооперировал более 15 тысяч больных, создал в больнице службу рентгеноэндоурологии. Теперь ее существование под угрозой.

«Опубликованный список явно неполный. Возможно, больницы из этого плана будут закрывать не в сроки - дотянут до Нового года, подождут, пока все отвлекутся от этой темы... Тем более отследить судьбу некоторых учреждений станет трудно: больницы объединяют, убирая их старые номера, давая им названия «филиал № ...», - говорит координатор общественного движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. - Целью реформы здравоохранения стало не здоровье, а коммерциализация учреждений, экономия бюджета, и присутствует коррупционная составляющая».

Фролова рассказывает, что в критической ситуации оказались не только больницы. В пятой городской поликлинике закрывают отделение стоматологии, 119-ю детскую поликлиникуслили с поликлиникой № 120 под предлогом «невостребованности». Теперь всех пациентов там обслужить не успевают и предлагают идти в платный медицинский центр по соседству.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Клиническая смерть: план ликвидации больниц


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.