Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Алексей Арбатов: одна боеголовка на паритет не влияет

  • Алексей Арбатов: одна боеголовка на паритет не влияет
  • Смотрите также:

МОСКВА – Всю прошедшую неделю различные российские медиа обсуждали новость, которая была распространена еще 1 октября Госдепартаментом США: в регулярной статистической сводке, опубликованной американским внешнеполитическим ведомством, говорилось, что количество готовых к применению ядерных боеголовок у России на одну больше, чем у Соединенных Штатов – 1643 против 1642.

Чтобы понять, насколько такая статистика серьезна, «Голос Америки» обратился к эксперту Московского центра Карнеги, директору Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексею Арбатову.

Данила Гальперович: Является ли важным преимущество Москвы над Вашингтоном в одну боеголовку?

Алексей Арбатов: Весь шум вокруг этого – буря в стакане воды. По обмену данными, который проводится регулярно между Россией и США в соответствии с новым договором СНВ, подписанным в 2010 году, действительно, впервые за долгое время Россия чуть-чуть обогнала – на 1 боезаряд – США по общему количеству боезарядов. Это, собственно, ничего не значит, потому что мы вынуждены свой потенциал наращивать, а американцы – сокращать. В этом специфика динамики нынешнего стратегического баланса.

Почему мы наращиваем? Потому что предыдущие 15 лет мы много избавлялись от старых систем оружия. И избавлялись не по каким-то договорам, а потому, что они выработали свой ресурс. Их нельзя было больше держать на боевом ресурсе. Их снимали, переводили в разряд неразвернутых, т. е. это был уже металлолом, который готовился к последующей ликвидации и утилизации. Нового вводили очень мало.

Д.Г.: Почему мало, и чем сейчас заменяют старые вооружения?

А.А.: У нас были большие трудности с вводом новых подводных лодок и, как известно, с испытаниями развернутых на них новых баллистических ракет морского базирования «Булава». Вот только-только сейчас две уже засчитываются, хотя на самом деле еще одна только в боевом составе. Другая на мореходных испытаниях, но, по условиям договора, она уже идет в зачет. Если говорить о чем-то новом, мы начали развертывать, впервые за долгие годы, баллистическую ракету наземного базирования с разделяющей головной частью, это грунтово-мобильный комплекс «Ярс». Это действительно потрясающая система, где мы «впереди планеты всей», за которую нам и надо бы держаться, и ее развертывать в достаточных количествах. Она высокоживучая, она преодолевает любую систему ПРО, она имеет несколько зарядов, но не так много, чтобы представлять из себя очень уязвимую цель для разоружающего удара гипотетического противника.

Д.Г.: Если вернуться к вопросу о количествах боеголовок у двух стран, какая еще статистика важна при разговоре о ядерном паритете?

А.А.: Поскольку мы развертываем сейчас и на море, и на суше баллистические ракеты с разделяющимися головными частями, у нас получился подъем. До этого мы нырнули глубоко под «потолки» договора СНВ, причем намного раньше срока. Этот договор предполагает сокращение к верхним лимитам, обозначенным как 1 550 боезарядов и 700 развернутых носителей, то есть, ракет морского и наземного базирования и тяжелых бомбардировщиков, а вместе с неразвернутыми – потолок 800 единиц. По количеству боеголовок мы даже догнали американцев, но по носителям, по ракетам и бомбардировщикам, мы все равно очень сильно от них отстаем. Это при том, что американцы в соответствии с договором сокращали свои носители и боезаряды.

Д.Г.: Есть ли для этих сокращений какие-то сроки?

А.А.: Завершить сокращение по договору нужно к концу 2018 года, а срок договора до 2020 года включительно. В дальнейшем, если Россия будет продолжать соблюдать этот договор, то нам придется за счет вывода старых систем все равно укладываться в эти потолки. Один боезаряд, который идет в зачет, и по которому мы вдруг перегнали американцев, никакой роли не играет. На самом деле, в стратегическом балансе были асимметрии по боезарядам и носителями между сторонами на 20% и даже на 30%. И все равно считалось, что примерный паритет поддерживается.

Д.Г.: А насколько важен тот показатель, о котором вы упомянули — количество носителей?

А.А.: Конечно, важен! Потому что количество боезарядов – это то, чем вы можете нанести удар по противнику. А носители – это цели, по которым противник может нанести разоружающий удар. Если у вас есть стратегия ответного удара, то вам очень важно количество носителей, чтобы при любом гипотетическом, самом неблагоприятном сценарии разоружающего удара другой стороны у вас было всего достаточно для нанесения, как у нас в доктрине сказано, «заданного уровня ущерба» ответным ударом. В этом смысле носители очень важны, поскольку, если у вас огромное количество боезарядов и очень мало носителей, то ответный удар может и не получиться — носители уничтожат раньше, чем вы сможете ими воспользоваться.

Д.Г.: Звучит это все, конечно, как описание жутковатой компьютерной игры.

А.А.: Это и есть, во многом, компьютерная игра. Просто, знаете, мы от комплекса неполноценности уже готовы из штанов выпрыгнуть. На один боезаряд, значит, обогнали – и уже прямо национальный праздник, впору, так сказать, парад на Красной площади проводить.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Алексей Арбатов: одна боеголовка на паритет не влияет


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.