Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Беседа с узником трех бесланских дней

  • Беседа с узником трех бесланских дней
  • Смотрите также:

Разговор с человеком, который был в захваченной школе, а в последствии принял ислам

Со дня штурма захваченной школы в Беслане прошло десять лет, а плач безутешных матерей, потерявших в тот день своих детей, слышен до сих пор. Те же, кому удалось спастись, никогда не забудут три страшных сентябрьских дня.
Аслан — один из тех, кто выжил. Тогдашний девятиклассник, сегодня взрослый человек, он рассказал «Кавказской политике» о жизни до и после Беслана. 

Сентябрь 2004-го

Я помню сентябрь 2004 года. Я сам тогда был учеником одной из владикавказских школ. Помню, как наша линейка не состоялась, а занятия не начинались еще около двух недель. Помню, как после того, когда нам все-таки разрешили учиться, в школу часто наведывались сотрудники милиции.

Они посоветовали руководству моей школы нанять охранника. Его наняли.

Я помню этого небольшого, но серьезного мужчину, который постоянно, с грозным видом обнимая свое оружие, сидел у главного входа на стареньком стуле.

Мне тогда очень хотелось поехать в Беслан и посмотреть на то, что стало со школой. Но родители, видимо, волнуясь, не решались разрешить мне съездить туда и посмотреть на развороченное здание. Так что попал я туда спустя месяцы после освобождения.

Помню, как люди тогда толковали о «плохих ингушах» и «плохих мусульманах». Взрослые люди ожидали чего-то плохого — думали, что народ, разгневанный этим нечеловеческим варварством людей, называвших себя мусульманами, пойдет громить мечеть во Владикавказе, а заодно и прихожан. 

Но, как мне помнится, обошлось. Ни погромов, ни убийств. Народ проглотил боль, но не попытался ее вымещать на ком-нибудь.

Гости Города ангелов

Школу освободили. Почти две сотни детей погибло. Похоронены они в основном на территории так называемого Города ангелов.

Туда каждый год в начале сентября стекается достаточно много народу. Кто-то идет навестить своих усопших родственников, кто-то приходит, чтобы разделить скорбь матерей, отцов, сестер, братьев.

Как-то и Медведев приезжал. Положил цветы, постоял немного и уехал.

Все уезжают. Нельзя же постоянно находиться на кладбище. Но уезжающие делятся на несколько групп. Одни, уходя, забывают обо всем — детях, убийстве, теракте, рыдающих матерях. И это нормально — во всяком случае, так говорят психологи и социологи разных мастей.

Другие же уезжают лишь физически. В остальном они связаны с этим кладбищем до тех пор, пока сами не слягут в могилу. Независимо от того, где они находятся, дети всегда в их памяти, у них перед глазами. Когда же они посещают Город ангелов, то все эти ощущения лишь усиливаются, образы того ужаса становятся четче.

Есть еще и третьи. Они хотят быть такими же, как и первые — просто взять и забыть обо всем, жить обычной жизнь. Иногда у них это получается, но чаще всего образы всплывают — они в головах очень глубоко. Их ощущения всегда на пределе, когда они насильно не пытаются их заглушить.

К последним относятся многие из тех детей, что выжили. Один из них рассказал «Кавказской политике» о жизни до и после Беслана.

Не ропщущий на судьбу

Аслану 25 лет. Живет он обычно — как-то зарабатывает, как-то отдыхает. Его жизнь такая же, как и жизни огромного множества людей, за исключением того, что он с 1 по 3 сентября находился в той самой бесланской школе.

Первое сентября 2004 года было его первым днем в девятом классе. Но вместо тетрадей, расписания и традиционной прогулки после нескольких часов нахождения в школе ему достался иной удел. Он, наряду с сотнями людей, стал заложником группы террористов.

Говоря с таким человеком, заранее ожидаешь, что он будет гневаться на жизнь за такое испытание. Но Аслан смиренно принимает свою судьбу, не смея роптать на Бога, уготовившего такой удел для него.

Смиренно он принимает и то, что его старший брат погиб в той школе. Вместе с ним ушла в мир иной и его супруга. Родственники его покинули дочь, которая осталась жива. Помимо этого, из школы не вышли и пять друзей Аслана.

Часто ли он вспоминает все это? Аслан говорит, что да. «Вряд ли можно забыть, как ни старайся», — говорит мой собеседник, и вновь удивляет своим сверхчеловеческим смирением. 

Воспоминания не осложняют его повседневную жизнь – он трудится и живет в обычном ритме, забывая и про горе, и про боль. Но порой все же образы из прошлого всплывают в его голове.

«Понимание было, что в 2000 се стояло между жизнью и смертью, но у меня даже и стресса особо не было, — вспоминает Аслан. — Может, не на столько голова соображала, возраст такой был. Страха даже сильного не было. Больше жажду испытывал и какой-то физический дискомфорт. Психологически особо не повлияло это».

«Взгляды поменялись, конечно, потом. По-другому многие вещи стал рассматривать. Старше стал», — добавляет Аслан.

Несмотря на свое поистине стоическое спокойствие, Аслан уверенно отвечает на вопрос о том, испытывает ли он ненависть по отношению к свершившим это преступление. «Конечно, испытываю. По отношению ко всем людям, которые делают такое».

Несколько лет назад Аслан принял ислам. Многим, наверное, тяжело представить человека, принявшего эту религию после того, как он видел смерть своих близких, убитых людьми, причислявшими себя к мусульманам. Но наш собеседник ничего необычного в этом не видит.

 «Находясь в школе, я испытывал ненависть к определенным людям, но ненависти к какой-то религии или конфессии не было… Понятно было, что люди что-то не то делают, но вот именно к исламу или к мусульманам ненависти не было», — поясняет Аслан.

«Те люди, что я встретил здесь, и те — небо и земля», —говорит он о своих новых друзьях-мусульманах, с которыми регулярно видится, посещая владикавказскую и другие мечети республики.

Старые друзья не любят общаться с Асланом. Они не понимают его. Не понимают, как он мог стать мусульманином. Поэтому со своими воспоминаниями он всегда один на один.

Как победить ненависть

Личность Аслана неоднозначна, но его отношение к жизни заслуживает особого внимания. Он видел кровь, убийства, своих погибших друзей, родственников, знакомых, но не возненавидел мусульман.

Аслану сказали, что это сделали представители ингушского этноса, и прибавили множество негативного характера эпитетов, но молодой человек не озлобился на этот народ. Сегодня многих из них он называет своими братьями, как требует религия, догм которой он придерживается.

Аслана могли убить те, кто называли себя «рабами Аллаха», но его не переполняет гнев, когда он слышит это словосочетание.

Пример Аслана — отличный показатель того, как благоразумие распределяется среди народных масс. А когда в большом обществе живет хоть небольшой процент таковых, то и все общество имеет шанс на выздоровление и развитие. 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Беседа с узником трех бесланских дней


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.