Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Умирающий осетинский язык

  • Умирающий осетинский язык
  • Смотрите также:

Несмотря на то, что количество осетин увеличивается, число владеющих осетинским языком резко сокращается

В Северной Осетии проживает около 705 тысяч человек, из них 450 идентифицируют себя как осетины. Однако говорящих на осетинском языке в настоящий момент, по официальным данным, насчитывается не более 370 тысяч. Причем с каждым годом владеющих родным языком становится все меньше. И порой не только представители осетинского этноса являются его носителями – согласно последней переписи населения, осетинским языком владеют не менее десяти тысяч русских, несколько тысяч армян, грузин, кабардинцев. Тем не менее этот язык постепенно выходит из разряда часто используемых и переходит в разряд вымирающих (ЮНЕСКО еще несколько лет назад переместила его в разряд таковых). 

Исчезающий государственный язык

В соответствии с конституцией РСО-Алании, осетинский язык (оба его диалекта, имеющие распространение на территории республики) является государственным наряду с русским, и для руководства субъекта его сохранение – приоритетная задача.

Это прописано в пятнадцатой статье Конституции: «Осетинский язык (иронский и дигорский диалекты) является основой национального самосознания осетинского народа. Сохранение и развитие осетинского языка являются важнейшими задачами органов государственной власти Республики Северная Осетия – Алания».

И надо сказать, что правительство пробует некими методами участвовать в сохранении осетинской речи. В первую очередь надо отметить, что осетинский язык стал обязательным для изучения в школах РСО.

Разработана специальная программа для разных классов (слабых и сильных), участие в сотворении которой приняли и специалисты уже упомянутой ЮНЕСКО.

Эта программа действует уже достаточно давно. Финансируется кое-как (давно не разрабатывались новые принципы преподавания, не издавались новые учебники), но все же она существует. 

Несмотря на это, люди, обрабатывавшие статистические данные, обнаружили, что программа не особо действует – число говорящих уменьшается с каждым годом. Тогда местными и не только филологами было решено расширить принципы преподавания – они ввели обучение на осетинском языке также и в дошкольных учреждениях.

В 2010 году в качестве эксперимента в пяти детских садах осетинский язык стал использоваться воспитателями на равных с русским.

Один из инициаторов этого новшества, филолог Тамерлан Камболов, так объяснял этот ход: «Первое – с помощью дошкольной системы образования создать больше гарантий для сохранения и развития осетинского языка. Вторая цель – не поступиться уровнем владения русским языком при решении первой задачи, и третье – это за счет правильного выбора языкового инструментария, который мы используем при обучении наших дошкольников, обеспечить качественный общий уровень подготовки детей».

Программа всем понравилась: чеченские и башкирские специалисты даже взяли ее в качестве основы для создания методов преподавания родного языка в собственных дошкольных учреждениях.

Тогда же и Совет Европы выделил крупный грант Северо-Осетинскому педагогическому институту, курировавшему процесс внедрения новой системы.

Печальное социальное расследование

В общем, много методов перепробовано для того, чтобы оставить в живых осетинский язык. Однако хочется знать, помогают ли все эти процедуры и попытки ученых и политиков?

Задавшись такой целью, мы вышли на улицы Владикавказа. Это многонациональный город, где в большей степени распространен русский язык, поэтому вероятность исчезновения языка титульной нации здесь наиболее велика.

Именно здесь мы решили провести небольшой социологический эксперимент. По улицам города ходили люди, хорошо владеющие осетинским языком, и подходя к прохожим, задавали им вопрос: «Знаете ли вы осетинский язык?»

Результаты оказались не очень-то обнадеживающими. Тут необходимо ввести небольшую ремарку. Во-первых, в переписи указывается, что человек владеет тем или иным языком после того, как он сам это скажет, однако никто не проверяет, насколько данная информация правдива.

То есть человек может и не знать языка, но сказать обратное. Мы при проведении эксперимента многократно встречались с подобным. Для начала общие цифры.

На вышеприведенный вопрос 36% ответили, что в совершенстве знают осетинский язык, 32% ответили, 2000 что знают хорошо, 11% – знают плохо, остальные ответили, что совсем не знают, за исключением пары фраз. При этом не все респонденты были осетинами. 

После того, как опрашивающие слышали положительный ответ, они начинали вести речь с ответчиком на осетинском языке. И тут наблюдались определенные несоответствия.

Около 60% из заявивших о владении языком хоть в какой-то мере не смогли свободно поддерживать беседу. Многие понимали слова, но отвечали почему-то на русском, другие же мешали осетинские слова с русскими, причем последние зачастую преобладали. Третьи и вовсе не понимали ничего.

Отсюда следует, что на самом деле владеющих осетинским языком намного меньше, чем фиксируется статистиками.

Ненужная осетинская речь

Картина удручающая. Это и в самом деле говорит о том, что не зря ЮНЕСКО в 2009 году включила осетинский в список вымирающих.

Усугубляет всю эту картину еще тот факт, что осенью этого года Государственной Думой будет рассматриваться законопроект, который, в случае принятия, отменит обязательность изучения языков титульных наций в субъектах.

Точнее, эта поправка в Федеральный закон о языках России предусматривает возможность выбора родителями родного языка для своих детей – тот, что будет выбран, и будет преподаваться.

Большое число лингвистов из различных республик уже высказались негативно в адрес этих поправок, считая, что они усугубят процесс ассимиляции малых народов.

Но вряд ли этот законопроект является будущей причиной исчезновения языков титульных наций в различных субъектах.

В качестве весомого аргумента можно привести следующее – до 1980-ых годов в школах Советского союза также не было обязательных часов для изучения родных языков в республиках.

Однако если посмотреть на данные владения языком того времени и нынешнего, то окажется, что результаты тех времен значительно превосходят современные. И в чем причина?

Вышеупомянутый Камболов прокомментировал это так: «Абсолютное большинство молодых родителей, к сожалению, уже сами не владеют осетинским языком в достаточной степени, не пользуются им в домашнем общении, и ко многим пришло осознание того, что они не в состоянии уже по объективным или субъективным причинам передать языковое наследие своего народа своим детям».

Просто-напросто необходимость в знании родных языков отпала – советская индустриализация успешно размыла границы меж народами, что существовали в имперское время, по причине низкого уровня развития региональной системы управления, а также из-за отсутствия технической и научной основы для связи народов.

С другой же стороны, Камболов прав в том, что люди не учат своих детей языку, несмотря на то что он является неотъемлемой частью того или иного народа.

Без языка народ несколько утратит свою самобытность. Вполне возможен вариант, при котором ребенка в семье с малых лет учили бы родному языку, а после – русскому, знание которого в любом случае пришло бы, ибо этот язык является основой для существования любой инстанции в нашей огромной стране.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Умирающий осетинский язык


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.