Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Бизнес в Чечне: когда перекроют кислород?

  • Бизнес в Чечне: когда перекроют кислород?
  • Смотрите также:

По данным аналитического подразделения МСП Банка (группа ВЭБ), «в прошлом году в России втрое выросло число отстающих регионов по качеству бизнес-климата для малого и среднего предпринимательства (МСП)». «Если в 2012 году в самую слабую группу входила только Чечня, то в 2013 году к ней присоединились Северная Осетия и Республика Тыва», - пишут «Новые известия». Причина в том, что, «несмотря на заверения властей о всемерной поддержке МСП, льгот они имеют мало, а налогов должны платить много».

В тройке худших

Как отмечают «Новые Известия», «в ходе исследования все субъекты РФ были разделены на группы в зависимости от условий для ведения МСП». В число регионов-лидеров вошли экономически развитые субъекты РФ – всего 14 регионов России могут похвастаться относительно благополучными условиями для ведения малого бизнеса. Остальные регионы были поделены на «догоняющих лидеров» – 21 субъект, «середнячков» – 30, «отстающих» – 15 и, наконец, три самых худших региона, где качество условий для развития МСП признано неудовлетворительным (Чечня, Алания, Тыва)», – сообщает газета.

В свою очередь ИТАР-ТАСС приводит мнение аналитиков МСП Банка, что «ситуация в Чеченской Республике улучшается за счет некоторой нормализации в регионе ситуации с факторами производства».

Ранее, в частности, в апрельском исследовании ВЦИОМ отмечалось, что главными сдерживающими факторами для развития бизнеса в России являются «высокий уровень налогообложения, сложность бюрократических процедур и неопределенность экономической ситуации». Авторы исследования особо подчеркнули: «Наблюдается стагнация ситуации практически по всем факторам, влияющим на развитие бизнеса».

По результатам опроса, в качестве сдерживающих развитие бизнеса факторов были названы также «высокие проценты по коммерческим кредитам, качество законодательного регулирования экономики, а также недостаток долгосрочных инвестиционных средств».

В Чечне, кроме перечисленных, на развитие малого и среднего бизнеса серьезно влияют местные «особенности».

Замороженный «Багияр»

Весной 2009 года в райцентре Ведено силами производственно-строительного кооператива «Багияр» начали строить кирпичный завод. Возводился он «по президентской программе восстановления Веденского района», проектная мощность – 24 миллиона штук в год. Одновременно «Багияр» готовил к запуску мебельный и лесопильный цеха, цех по производству тротуарной плитки и облицовочного камня-кирпича.

В январе текущего года корреспондент «Кавказской политики» был в Дышне-Ведено, где «Багияр» базируется. По словам Асвада Муртазаева – одного из учредителей кооператива, первоначально все цеха были построены больше 20 лет назад «под одной крышей» в г. Грозном.

Однако в 1994 году, за день до пуска предприятия, ночью все станки были демонтированы неизвестными и вывезены. Грузовики, на которых их перемещали за пределы республики, через несколько недель остановили на границах с соседними регионами. Все станки, кроме одного, возвратили кооперативу, который в свою очередь сразу после начала первой военной компании в Чечне вывез их в Ведено.

Во вторую войну федеральная авиация нанесла ракетно-бомбовый удар по месту, где была сосредоточена вся техника «Багияра». Одна из бомб надвое разорвала автокран, серьезные повреждения получили другие машины, станки. Средств на их восстановление у кооператива не было, и последующие девять лет дорогостоящее оборудование просто хранилось, не принося пользы. За этот период оно устарело, рынок наполнили машины нового поколения.

«Тем не менее, – говорит Асвад, – в 2009 году, объявленном годом Веденского района, мы, в надежде получить хотя бы кредиты на переоснащение, запустили сразу несколько цехов. Но через пару месяцев, получив в очередной раз счета за использованные газ и электроэнергию, заморозили производство. Иного выхода на тот момент не 2000 существовало. Во-первых, запредельно высокими были сами тарифы, а, во-вторых, нам поставили условие: или вы платите и за потери в сетях, или ваши цеха будут отключены. В итоге мы сами сказали: «Отключайте».

Результат? В огромном крытом помещении – я]«печи» кирпичного завода – оставшийся необожженным кирпич-сырец в неисчислимом количестве, в мебельном цеху – заготовки для деревянных двухъярусных детских кроваток, столов, стульев, табуреток, окон, дверей, выпуск которых здесь был налажен. На площадке по производству плитки и облицовочного камня-кирпича – пласты громадных валунов, распиленных, но так и не ставших плиткой и блоком.

По словам Асвада Муртазаева, кооператив не раз включали в перечни на получение гранта, однако «как только дело доходило до непосредственного перечисления средств, странным образом все срывалось». Все эти годы не удается также на приемлемых условиях получить кредит в банке.

«Изменилось ли что-либо за последние полгода?» – спросил я Асвада по телефону. «Ни на йоту, – был ответ. – Мы по-прежнему в замороженном состоянии».
 
Айсберг проблем

«Багияр» столкнулся с одним краем «айсберга» проблем, которые стояли и стоят на пути «суденышек» малого и среднего предпринимательства. Так, недавно одномоментно были закрыты все небольшие карьеры, прежде всего, на берегах Аргуна. В русле реки десятки лет подряд добывались камень-бут, гравий, песок, которые используются местными жителями при всяком строительстве. Запрет на добычу этих и других инертных материалов оставил без работы и заработка сотни людей, добывавших свой кусок хлеба тем, что одни из них ту же гравийно-песчаную смесь грузили, другие перевозили, третьи месили на ее основе бетон и т.д.

 

В считанные дни рыночные цены на песок, щебень, гравий – на весь спектр стенового и фундаментного материала – выросли в два с лишним раза. В частном секторе строительство безнадежно застопорилось.

Все больше случаев, когда местные предприниматели свой «бизнес» целиком и полностью переводят в Ставропольский и Краснодарский края. Так, например, этой зимой поступили несколько жителей республики, запустив современные мощности по производству строительных материалов в г. Пятигорске. «Переезжают» как целые заводы и цеха, так и бригады наиболее квалифицированных чеченских строителей. Скажем, мои соседи-строители, никогда ранее не работавшие «на стороне», сегодня строят дачи в Подмосковье и дома на Орловщине, одевают в наиболее «модные» отделочные материалы магазины, офисы на Кавминводах…

На уровне поселений ситуация развивается более чем драматично.
 
«Борьба с безработицей»

Около двух лет назад сначала в г. Шали, а затем в г. Урус-Мартане в один день закрыли все частные ларьки, киоски, магазины и рынки в центральной части этих двух городов. Их владельцам, а также десяткам людей, зарабатывавших на жизнь мелкой торговлей на рынках, предложили переместиться на окраины поселений, в специально для этих целей построенные торговые центры.

В Урус-Мартане со временем часть мясных ларьков, продуктовых магазинов заново открылась, а вот те, кто торговали на рынке в центре города «тысячью мелочей», невесть куда подевались. На новом рынке им делать нечего: общественный транспорт туда не ходит, ездить на такси – себе дороже, да и покупателей там в будни с утра до вечера на пальцах одной руки пересчитать.

Это – один «лом, против которого нет приема».

Год назад, когда президент России в качестве основной поставил задачу сокращения безработицы на Северном Кавказе, в Чечне сразу нашли способ ее быстрой реализации – каждого индивидуального предпринимателя обязали трудоустроить одного, а то и двух-трех безработных из числа членов своих семей, родственников, соседей. Многие так и поступали, а в конца года схватились за головы – как заплатить налоги, выросшие до 39 с лишним тысяч рублей в результате изменения законодательства?

Кто-то, преодолевая мыслимые и немыслимые бюрократические преграды, взялся закрывать «свое дело», другие – скользнули «в тень».

В нынешнем году налоговое бремя снижено вдвое, но «свой бизнес» сегодня мало кому интересен: нет уверенности, что та же мелкая розничная торговля или фермерство принесут доход, превышающий размер налогов – свыше 17 тысяч рублей. Это как раз тот случай, когда «овчинка не стоит выделки&ra 4000 quo;.
 
Третий вал

В этом году грянул «третий вал». Сначала Минимущество республики проверило, по закону ли малый и средний бизнес получил в аренду или собственность земельные участки. Затем в том же Урус-Мартане, теперь уже несмотря на наличие оформленных в соответствии с действующим законодательством правоустанавливающих документов, недвижимость частных собственников стали громить направо и налево. Среди первых коммерческих объектов, пущенных под «нож», оказался крытый рынок в центре города, торговцев с которого двумя годами ранее «выкинули на улицу». От здания осталась одна фасадная стена, но без облицовки.

Камня на камне не осталось от целого ряда коммерческих объектов на берегу реки Мартанку, напротив центральной площади города. В советские годы на этом пятачке возвышалась районная «Доска почета», во время Масхадова на этом месте приводились в исполнение расстрельные приговоры. После второй войны «лобное место» освободили от остатков «Доски». Взяв в аренду этот клочок земли, один из местных предпринимателей восстановил и укрепил смытый рекой берег, построил двухэтажное здание. Рядом, на месте бывших парикмахерской и аптеки, также появились новые здания. Вполне современные, не портящие архитектурного облика города. Но – снесли все, без суда, без возмещения ущерба.

Еще одно здание на этом пятачке, известное как «Аптека Макки», стоит уже без крыши. Стены, говорят, повалят сегодня-завтра.

Ни следа не осталось от хозмага на перекрестке улиц Бадуева и Буденного. Через дорогу – два двухэтажных здания, в которых размещаются продуктовые и овощные магазины, мясной ларек и т.д. Владельцы уже знают: их недвижимость – в очереди на снос.

Местные власти объясняют свои действия тем, что надо расширить проезжую часть одной из центральных улиц, устроить парковки, да и вообще «лицо города надо сохранить».

Парадоксы

Верится, однако, с трудом. Точнее, совсем не верится.

Хотя бы потому, что в двух-трех метрах от разрушенного здания рынка строится, причем космическими темпами, «архитектурный брат-близнец» снесенного. А на углу улицы Буденного, на месте «выкорчеванного с корнем» кафе «Кондитерское», вопреки протестам местных жителей, уже во весь четырехэтажный «рост» встал «монстр», ничуть город не украшающий. А крайне узкая на этом участке проезжая часть улицы ни на один метр не расширилась.

Никто не спорит: в Урус-Мартане много строений, возведенных «на взгляд и вкус хозяев», в нарушение всех градостроительных норм. Но и громить вот так, не по закону малый и средний бизнес – все равно, что рубить сук, на котором местной власти только и сидеть: промышленности в городе нет, АПК в районе после погрома военных лет также никак на ноги не встанет, доходы в бюджет способно приносить одно лишь предпринимательство.

Год назад в Ачхой-Мартане в «жертву» начавшейся в районе реконструкции принесли и крупный магазин местного жителя. «А ведь даже пожаловаться нельзя, – констатировал он. – Слово поперек скажешь – совсем кислород перекроют».  Это, наверное, и есть главный вопрос для всего класса чеченских предпринимателей: не перекроют ли кислород совсем?


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Бизнес в Чечне: когда перекроют кислород?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.