Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Игра в Третью мировую войнушку

  • Игра в Третью мировую войнушку
  • Смотрите также:

У России есть мощная интенция повоевать с Западом, но нет соответствующей потенции.

Россия сейчас играет с Западом в ту же игру, в которую до этого Украина играла с Россией – хоть лопни от злости, а ничего со мной не сделаешь, потому что такая я суверенная держава.

Россия как бы объявляет Западу странную войну, приговаривая при этом: «Ну, не будут же они действительно из-за этого с нами воевать?» Совсем недавно что-то подобное проделывала Украина, нацелившаяся на ассоциацию с Европой и снисходительно пропускавшаяся мимо ушей намеки Кремля на спорность государственного статуса Крыма и всей Юго-Восточной Украины.

По сути, политика России по отношению к Западу есть зеркальная проекция политики Киева по отношению к Москве на протяжении последних двадцати лет. И в том, и в другом случае заведомо более слабая сторона провоцирует в разы более сильную сторону на конфликт, рассчитывая при этом на полную безнаказанность, якобы обеспеченную некими «высшими» геополитическими расчетами.

Украина и Россия

Украина как независимое государство возникло не вследствие победы национально-освободительного движения, а в результате произошедшего помимо воли ее элит распада советской Империи, вследствие чего оно не имело своим основанием сложившуюся нацию.

Парадоксальным образом процесс становления украинской нации вошел в активную фазу не до, а после того, как Украина обрела свою государственность. В связи с этим вновь образованное государство, не имевшее серьезной опоры внутри украинского общества, сразу же политически «провисло» и долго существовало только благодаря внешнему консенсусу основных геополитических игроков (Россия, Польша, Германия и США), заинтересованных в наличии буферного образования в центре Восточной Европы. Как только Россия вышла из этого негласного соглашения, здание украинской государственности обрушилось (отстроить украинскую государственность заново можно, либо восстановив старый консенсус, либо переформатировав на базе возобновившегося национального движения, спровоцированного войной; с каждым днем второй сценарий становится более вероятным, чем первый).

Несмотря на столь шаткий политический фундамент, посткоммунистическая Украина стремилась выстроить отношения с Россией как с равным партнером. При этом она принципиально игнорировала имевшее место фактическое неравенство, в том числе колоссальный разрыв экономических и военных потенциалов. Украина воспринимала как политически несущественное обстоятельство свою многогранную зависимость от России, включавшую зависимость от поставки энергоносителей и общую зависимость от российского рынка, куда поставлялась значительная доля производимой на Украине продукции и где утилизовывались избыточные трудовые ресурсы.

Мало того, Украина не просто стремилась игнорировать разницу в экономических и политических потенциалов с Россией, но и пыталась принудить Россию к неограниченному по времени «безвозмездному донорству», полагая, что Россия должна выплачивать ей некую пожизненную геополитическую ренту. Это нашло выражение в политике, которую кратко можно сформулировать в виде формулы: «Прибыли уходят на Запад, убытки покрываются за счет Востока».

Влюбленная в себя, в свое национальное движение и в свою революцию украинская элита стала жертвой жестокого самообмана. Государственность, которую еще только предстояло создать, была принята за данность, на которую можно опереться в борьбе с русским империализмом. Реальность превзошла все ожидания – государство разошлось по швам, грубо сметанным суровой ниткой сталинской национальной политики. Украина погрузилась в хаос гражданской войны и экономического кризиса, силу которого украинскому обществу еще только предстоит прочувствовать. Единственное, что может утешить украинцев в их тяжелом положении, – это мысль о том, что теперь, похоже, пришла очередь обманываться России.

Россия и Запад

Современные «россияне» (как сказал бы Борис Ельцин) имеют отношение к Российской империи не большее, чем современные итальянцы – к подвигам Древнего Рима или современные египтяне – к славе фараонов. Сталин когда-то очень грубо сказал Крупской, что спать с вождем – еще не значит знать вождя. Жить на месте, где располагалась Империя, еще не значит быть наследниками этой Империи.

Россия в ее нынешнем виде возникла приблизительно так же, как и Украина, – однаж 2000 ды утром девяносто процентов населяющих территорию РСФСР людей узнало по телевизору, что теперь они граждане независимого и суверенного государства. Формирование русской нации как основы современной российской государственности началось после 1991 года и, судя по всему, этот процесс еще очень далек от своего завершения. Двадцать три года спустя российское государство остается образованием, напоминающим более неприкаянный астероид, чем планету, движущуюся по своей собственной траектории.

Несмотря на это, Россия предъявляет Западу счета от имени всех ранее существовавших на евразийской равнине империй (от Московии и Золотой Орды до Российской империи и СССР). Она требует обращаться с ней как со сверхдержавой, которой она, однако, ни по одному параметру, кроме обладания ядерным оружием, считаться не может. Впрочем, сегодня, когда, по некоторым сведениям, ядерным оружием владеют такие государства как Индия, Пакистан, Израиль, ЮАР и даже КНДР, претензия на «сверхдержавность» лишь на одном этом основании выглядит не очень убедительно. Россия стремится в отношениях с Западом игнорировать разницу технологических, экономических, военных и чисто политических потенциалов точно так же, как раньше Украина пыталась игнорировать эту разницу, строя свои отношения с Россией.

Тем не менее, эта разница существует объективно и, как выразился бы Ленин, дана России во множестве самых неприятных ощущений. Технологический разрыв с Западом нарастает в геометрической прогрессии. Экономическое благополучие целиком и полностью зиждется на продаже сырья пока тому же Западу (и раньше, чем через десятилетие, эта ситуация не изменится даже при самом благоприятном развитии всех восточных проектов Кремля). Политическая стабильность держится исключительно на экономическом благополучии, природа которого была обозначена выше. Военный потенциал может считаться достаточным только в сравнении с потенциалом таких достойных противников, как Грузия или Украина. Простое сопоставление военных бюджетов основных геополитических игроков не оставляет сомнений на счет исхода глобального противостояния (раздутый военных бюджет России приблизительно равен британскому, в два раза уступает китайскому, и в восемь раз меньше американского).

Судя по сообщениям прессы, в самый разгар великой русско-украинской войны Россия лишилась последнего спутника оповещения о ракетном нападении, на создание которого, по сообщениям той же прессы, были израсходованы последние детали, доставшиеся российской промышленности по наследству от советской индустрии. Конечно, если стратегического противника можно было бы подавить исключительно мощью российской пропагандисткой машины, то Россия выиграла бы сегодня любую войну. Но, к сожалению (для Кремля), российское телевидение – это оружие исключительно внутреннего массового поражения, его невозможно эффективно использовать в борьбе с внешней угрозой.

Тем не менее, опьяненная испарениями собственного патриотизма, российская элита на полном серьезе считает, что она не тварь дрожащая, а право имеет. Она хочет заставить Запад обратить на себя внимание, дергая его за косички. Она убеждает себя в том, что не боится никакой Третьей мировой войны. Еще больше она верит в то, что ее страшно боится изнеженный Запад.

Понимая, что у него нет никаких собственных ресурсов для долгосрочного глобального противостояния с Западом, Кремль лихорадочно сколачивает вокруг себя антизападный альянс. Однако сообщения о начале политики «перезагрузки» отношений Вашингтона и Пекина и о размораживании США почти трех миллиардов долларов на зарубежных счетах Ирана ясно дают понять, какую перспективу имеет эта стратегия. Провоцирование Запада будет иметь для России такие же печальные последствия, какие имела для Украины многолетнее провоцирование самой России.

Чем Россия угрожает Западу?

Сто пятьдесят лет назад Марк Твен написал в своих путевых заметках по Ближнему Востоку, что никогда не надо бояться араба, который целиться в тебя – он обязательно промахнется. Но, если вы случайно встретили арабскую свадьбу, когда все гости палят из ружей в небо, немедленно ложитесь на землю, так как пуля в грудь вам обеспечена.

Психология «шпаны», которая с 2003 года является лейтмотивом внутренней политики России, теперь стала еще и стержнем ее внешней политики. Если в XIX веке Россия претендовала на роль «мирового жандарма», то теперь она претендует на роль «мирового отмо 4000 розка». Сбитый малазийский «Боинг» это, как написал Шендерович, серьезная историческая отсечка. Существенно не то, что по ошибке был уничтожен пассажирский самолет, а то, как Россия отреагировала на эту трагедию.

Расчетливая ложь без примеси каких-либо человеческих эмоций вывела Россию за пределы христианской ойкумены и теоретически создает условия для возвращения Западом в мировую политическую повестку дня темы «крестовых походов» против наследников коммунизма. В этом случае политика «сдерживания Россия», которую Запад начинает медленно осваивать, практически сразу же перерастет в политику «отбрасывания России». Кремль, продолжающий смотреть на мир глазами, зрачки которых повернуты внутрь, пока плохо отдает себе отчет в том, что это значит как для него, так и для России в целом.

Миру угрожает опасность не от того, что Кремль решил пойти на него войной. Проблема в том, что эта война может начаться помимо воли Кремля. Когда глубина стратегической ошибки будет в Москве, наконец, осознана, реакция затравленных советских маргиналов, возомнивших себя наследниками то ли Третьего Рима, то ли Третьего Рейха, может быть совершенно непредсказуемой.

Бояться надо не русской агрессии, а русской истерики. Шпана может быть отчаянно храброй, когда ей очень страшно. Финал криминального государства, в которое давно превратилась Россия, в этом случае окажется трагическим для всех – у «авторитетных людей» во власти начнется «блатная истерика» и тогда они в панике могут «порезать» себя вместе с окружающими.

В 2014 году ожидается выход книги Владимира Пастухова, посвященной проблемам российско-украиской политики.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Игра в Третью мировую войнушку


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.