Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Кто поможет человеку при капитализме?

  • Кто поможет человеку при капитализме?
  • Смотрите также:

Дочь в шоке из-за безнадежной ситуации с матерью

«В сентябре я потеряю свою мать, она обратилась с просьбой об эвтаназии по психологическим причинам, и ее просьба уже почти одобрена, но я не хочу терять свою мать. Ей только 41 год, и у нее еще вся жизнь впереди, при условии, что она получит правильное лечение «. Такое письмо написала шестнадцатилетняя Кимберли Босман. Кимберли — самая молодая участница этой истории, в которой есть только проигравшие.

«Моя мать Дженни психически больна», — говорит Кимберли. «Ее подвергали насилию в детстве, с 3 до 13 лет, и с тех пор у нее тяжелая травма. Она получает помощь уже четырнадцать лет, но никому от этого не стало лучше. На самом деле стало только хуже. Сейчас она дома, после пребывания в закрытой лечебнице, и что самое худшее, она снова попытается совершить самоубийство. Она делала это несколько раз, и каждый раз нам удавалось ее спасти.

Один раз я нашла ее без сознания, от передозировки лекарств. Несколько раз она была в коме. Она уже пыталась выпрыгнуть с третьего этажа, но, к счастью, выжила. В другой раз мы с братом получили от нее несколько прощальных сообщений по телефону и поехали ее искать. В какой-то момент я увидел, что она стоит на полотне железной дороги. Я выскочила из машины и бросилась бежать к ней. Шлагбаум уже был опущен, я отчаянно закричала, и она, к счастью, услышала меня. Вы знаете, что это со мной сделало? У меня просто земля ушла из-под ног. Ты думаешь: «Может быть, уже поздно? Успеем ли мы? «Я чувствовала себя такой беспомощной и никем не понятой и до сих пор чувствую себя так же.

Неужели я должна уже сейчас проститься с мамой навсегда, только потому что она не получает адекватной помощи? Если я звоню в аварийно-спасательные службы, говоря, что я не знаю, что делать, потому что она хочет уйти или снова принять передозировку лекарства,  мне отвечают, что ничем не могут мне помочь. Что это теперь моя ответственность, потому что она со мной, но мне всего 16. Как это может быть моей ответственностью? Я не знаю, что делать. Мы медленно прощаемся с ней, потому что в сентябре ее не станет. Я не сплю ночами, думая над тем, как я буду жить без матери. Я также где-то все еще надеюсь, что она получит нужную ей хорошую помощь. Тогда, возможно, этого не случится. Теперь же она просто сидит взаперти, пьет таблетки и ничего больше «.

Ее крик души по-детски, но очень зрело сформулированный, поразил нас. Часто случается, что эвтаназия бывает одобрена на психологических основаниях, но история Дженни очень тяжелая. «Я уже четырнадцать лет в борьбе», — говорит она, «даже против психиатров. Я устал, выдохлась. Я думаю, что хуже всего это для Кимберли. Из-за сексуального насилия в детстве, которое долгое время совершал в отношении меня друг моих родителей, я страдаю от психических расстройств.

Я часто длительно нахожусь в закрытой клинике, но в последний раз я видела психиатра 2 года назад. Все, что мне дают – это таблетки, предписанные стандартом, но они делают мои симптомы только хуже. Или же меня запирают в лечебнице, отняв собственную одежду и держа меня под замком. Вы знаете, каково это для человека с моим прошлым? «

«Мы уже запланировали  ее похороны», — говорит Антон Босман (53 г.), вот уже 23 года любящий муж Дженни. Браслет с ее именем украшает его запястье. «Она хочет, чтобы прощание проходило в домашних условиях, так что если можно, мы не хотим, чтобы она была в гробу «по кусочкам».

Антон примирился с тем, что его жена умрет. «Я не хочу потерять ее, но, если она хочет уйти из жизни гуманным способом в любом случае, я с этим смирился. Я много раз останавливал ее, но не могу смотреть за ней 24 часа в сутки. Пусть лучше будет так, чем чтобы она снова оказалась на железнодорожных путях. Но, конечно, мне это очень больно. И нашим детям тоже. Мой сын Мелвин написал ей письмо, что она была бы хорошей бабушкой, но она никогда ей не станет. Вся семья просто не знает, что делать».

Дженни: «Конечно, Антон мне очень больно слышать то, что говорят и дети, но я просто не вижу никакого выхода. Теперь уже все идет по плану клиники, в которой заканчиваются жизни. У меня было три интервью, будет еще два, но, похоже, все уже решено. Тогда я выпью напиток, который мне дадут, и уже через полчаса я буду в коме».

Антон:  «Мы считаем, что в системе здравоохранения нет никакого внимания к личностям отдельных пациентов. Они не получают терапию, лечение».

Дженни: «Почему я не получаю помощь, о которой я прошу?  Без надлежащего лечения, конец истории для меня уже известен».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Кто поможет человеку при капитализме?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.