Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Трудные переговоры по ядерной программе Ирана

  • Трудные переговоры по ядерной программе Ирана
  • Смотрите также:

Главы внешнеполитических ведомств США и Ирана продолжили 15 июля переговоры по выработке всеобъемлющего соглашения по ядерной программе Тегерана. Для госсекретаря США Джона Керри это стал уже третий день работы в Вене, куда он прилетел 13 июля для участия в министерской встрече стран «шестерки» и Ирана. По итогам переговоров глава американской дипломатии заявил на пресс-конференции, что достижение соглашения по ядерной программе Ирана до 20 июля все еще возможно.

По его словам, «предстоит еще много работы» по данному вопросу. Госсекретарь сообщил о признании США права Ирана на развитие мирной ядерной программы в рамках обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия. «Мы считаем, что у Ирана есть право на мирную ядерную программу в рамках обязательств по ДНЯО, и мы работаем над гарантиями, чтобы она имела действительно мирный характер, и Тегеран не получил ядерного оружия», — сказал американский дипломат. В то же время, Керри констатировал наличие «очень серьезных расхождений» на переговорах Ирана с «шестеркой» в Вене. Американский госсекретарь сообщил, что намерен отправиться в США для консультаций с президентом Бараком Обамой и конгрессменами по поводу возможности продления переговоров.

Накануне, вечером 14 июля, состоялась трехсторонняя встречи Керри, главы европейской дипломатии и координатора «шестерки» Кэтрин Эштон и министра иностранных дел Ирана Мухаммада Джавада Зарифа, которая прошла после нескольких часов интенсивных переговоров между Керри и Зарифом. До сих пор из скупых комментариев участников переговоров можно было выделить лишь уже ставшее традиционным выражение, что между сторонами «остаются существенные расхождения», но участники переговоров по-прежнему «преисполнены решимости преодолеть их до 20 июля» — срока, к которому стороны взяли на себя обязательство выработать соглашение по международным гарантиям исключительно мирного характера иранской ядерной программы и порядка снятия всех международных санкций с ИРИ.

Особенностью текущего момента на переговорах является интенсификация двусторонних контактов на высоком уровне между США и Ираном. Керри и Зариф провели в общей сложности три продолжительные встречи. Одним из главных камней преткновения на переговорах являются различные подходы США и Ирана к вопросу об обогатительных мощностях иранской атомной промышленности и порядке ее ограничения. «Одной из целей приезда госсекретаря Керри в Вену было проведение углубленных дискуссий с министром Зарифом, чтобы оценить готовность Ирана принять те критически важные решения, которые он должен сделать», — заявил 14 июля представитель госдепартамента США. Замглавы МИД Ирана Аббас Аракчи заявил журналистам, что переговоры Зарифа и Керри были «тяжелыми, но полезными». Ранее в тот же день в Вене глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф и госсекретарь США Джон Керри на протяжении нескольких часов обсуждали вопрос выработки всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе. Как заявили оба министра, переговоры были сложными, при этом иранская сторона подчеркнула, что по отдельным аспектам прогресса достигнуто не было.

13 июля «шестерка» международных посредников (РФ, США, КНР, Франция, Германия, Великобритания) попыталась «ускорить» выработку всеобъемлющего соглашения с Ираном, которое должно быть заключено к 20 июля. Но так и не удалось выйти на искомый результат. Обращает на себя внимание тот факт, что Россию на встрече представляет не глава МИД Сергей Лавров, а постпред РФ при международных организациях в Вене Владимир Воронков. Китай также решил ограничить свое участие во встрече уровнем замминистра. Накануне встречи стороны заявили, что не намерены обсуждать вопрос продления выработки соглашения. Вместе с тем в неофициальных разговорах и на экспертном уровне ее значение оцениваются весьма скептически. Согласно сообщению пресс-секретаря Эштон — Майкла Мэнна, цель встречи — «провести инвентаризацию» того, что сделано и что не сделано на переговорах, которые призваны определить приемлемые для всех участников гарантии исключительно мирного характера иранской ядерной программы. В обмен с Тегерана будут постепенно сняты все международные санкции. Некоторые участники процесса говорили о том, что цель встречи — интенсифицировать переговорный процесс, который застопорился на ключевых вопросах, в частности объеме обогатительных мощностей Ирана.

Если бы министры «шестерки» собрались в полном составе и выступили с единой позицией, это могло бы оказать давление на Иран. Но в нынешних условиях, когда США заняли откровенно жесткую позицию по отношению к Москве из-за кризиса на Украине, «шестерке» не так то легко выйти на консолидированные позиции. Россия еще до начала шестого раунд 2000 а, который открылся в Вене 2 июля, скептически относилась к перспективе созыва министерской встречи. «Мы должны сначала свою работу проделать, прежде чем что-то докладывать начальству», — сказал журналистам заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков 20 июня, когда завершился пятый раунд. По прилете в Вену 13 июля он подчеркнул, что прибыл как глава делегации России нерегулярных переговоров «шестерки» и Ирана, а на министерской встрече Москву будет представлять постпред Воронков.

Согласно достигнутой в ноябре 2013 года в Женеве договоренности, Тегеран и «шестерка» должны выработать к 20 июля соглашение о гарантиях исключительно мирного характера иранской ядерной программы в обмен на постепенное полное снятие международных санкций в отношении ИРИ. Однако в последние дни СМИ сообщали о неубывающих противоречиях между США и Ираном по допустимому объему обогатительных мощностей иранской атомной промышленности — количеству или загрузке центрифуг. До сих пор неясно будущее реактора на тяжелой воде в Араке. Иран традиционно заявлял, что вопрос его ракетной программы не должен обсуждаться в рамках этих переговоров, однако США настаивают на том, что этот вопрос о ракетной программе Ирана упоминается в тексте резолюции СБ ООН, наложившей санкции на страну, и поэтому он должен стать частью договоренности.

В последние дни появились сообщения о разногласиях и внутри «шестерки». Так, о них заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, а также об особой позиции России. Хотя пресс-секретарь верховного представителя ЕС Мэнн попытался развеять все опасения, заверив СМИ, что «шестерка» была и остается единой». Правда, Сергей Рябков отметил 12 июля, что Россия будет поддерживать единство в «шестерке» до тех пор, пока это не будет противоречить российским национальным интересам. Он подчеркнул, что в «шестерке» происходит «сочетание координации и национального интереса». «Шестерка — это не почетный караул возле монумента иранской ядерной программы, который ходит строем и отдает честь по свистку», — сказал Рябков. Одной из главных задач РФ на финальном этапе переговоров он назвал достижение такого соглашения по гарантиям для Ирана, которое нельзя было бы использовать в качестве прецедента для ограничения ядерных программ других государств в будущем.

В свою очередь США накануне министерской встречи пытались убедить журналистов, что «шестерка» была и остается единой для достижения главной цели — ограничения ядерной программы Ирана. «Шестерка» остается единой. У всех, конечно, есть национальные позиции. Но когда речь идет о необходимости соблюдать единый подход на переговорах для достижения прогресса, мы остаемся достаточно едиными», — заявила высокопоставленный представитель администрации США. При этом она вновь подчеркнула, что для США основной задачей на переговорах является долгосрочное и максимальное ограничение иранской ядерной программы. «Мы считаем, что Иран в настоящий момент нарушает свои обязательства по нераспространению ядерного оружия. На определенный период времени у иранцев должна быть максимально ограниченная ядерная программа, которая будет подвергаться инспекциям и повышенному контролю», — сказала она. При этом она уточнила, что период ограничений должен «измеряться двузначным числом» лет, после чего к Ирану могут предъявляться обычные требования по нераспространению. Одним из ключевых расхождений остается объем иранской обогатительной программы. По словам представителя Белого дома, Иран продолжает настаивать на увеличении своего количества центрифуг, а США требует их существенного уменьшения. «Мы слышали об иранских пожеланиях для их ядерной программы, и это остается далеко от существенного уменьшения нынешней программы», — сказала представитель Белого дома. При этом она добавила, что с нынешней «неадекватной» позицией Ирана по вопросу обогащения «нельзя работать».

Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг также признал накануне встречи, что серьезные противоречия сохраняются. Однако нельзя упускать уникальную возможность решить иранскую ядерную проблему с помощью переговоров. «Мы далеки от консенсуса. Значительные противоречия сохраня 4000 ются, и их еще предстоит преодолеть. Но я уверен, что продолжающиеся переговоры являются лучшей возможностью, которая у нас есть за все годы, которые мы пытаемся решить проблему», — говорится в его заявлении для прессы. Однако 15 июля он ушел в отставку.
В публикациях в западной и российской прессе, посвященных грядущей министерской встрече, в основном говорится о ней в скептическом тоне или с осторожным оптимизмом. «Власти США настаивали на том, чтобы дипломаты (в Вене) не начинали обсуждение продления (сроков), чтобы внимание было сконцентрировано на их завершении к 20 июля… Продление сроков «оформления сделки» может столкнуться с оппозицией со стороны скептиков в конгрессе, по мнению которых Иран пытается тянуть время переговоров»,- пишет Los Angeles Times. Поэтому, отмечает издание, приезд госсекретаря США Джона Керри, который «верит в силу личной дипломатии», вполне объяснимо: он стремится занять более активную роль в переговорах с Ираном. «Прибытие руководителей внешнеполитических ведомств — мудрая стратегия. В лучшем случае они «спасут» переговоры, в худшем — в случае провала никто не сможет упрекнуть их в недостатке усилий. Нет гарантии того, что их участие позволит вывести переговоры из тупика, но это и не навредит», — цитирует в свою очередь The Wall Street Journal эксперта International Crisis Group Али Ваеза.
Встреча в Вене не вызывает интереса британских СМИ, они настроены скорее скептически. Однако обозреватели отмечают, что за последние месяцы Великобритания продемонстрировала значительный прогресс в смягчении подходов к Ирану, в результате чего возможно ожидать определенных «прорывов» на иранском дипломатическом направлении.

Российский «Коммерсант» приводит слова эксперта ПИР-Центра Андрея Баклицкого о том, что решение западных министров в срочном порядке собраться в Вене выглядит «несколько искусственно». «В ноябре прошлого года предварительное соглашение было достигнуто на переговорах, которые вели политдиректора. Министры же прилетели только тогда, когда появилась явная положительная динамика… То есть обычно движение идет снизу вверх, а не наоборот», — цитирует издание Баклицкого.

Так что пока полной ясности нет. И нельзя исключать, что к 20 июля стороны так и не смогут выйти на окончательное соглашение. Либо же США придется пойти на уступки Ирану, а это противоречит американским принципам в политике нераспространения. Тем более что основные партнеры Вашингтона в регионе – Израиль и Саудовская Аравия – выступают категорически против любых уступок Тегерану. Ясно одно – американцы взяли на себя слишком много, войдя в конфронтацию с Россией по многим вопросам, прежде всего в отношении Украины. И США не стоит ожидать от Москвы безоговорочной поддержки своих усилий по Ирану. Партнерство подразумевает равноправное взаимодействие во всех областях. А не так, что одной рукой Вашингтон пытается ввести новые санкции против РФ, а другой – призывает Москву к единству.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Трудные переговоры по ядерной программе Ирана


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.