Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Сбежавшие от войны

  • Сбежавшие от войны
  • Смотрите также:

Украинцы, которые обращаются в штабы для беженцев - кто они?

Краснодарский край продолжает принимать беженцев из Украины. Так здесь называют всех людей, которые бегут от войны между войсками ополчения и Нацгвардией.

Спасаются в основном те, кому есть что терять - это семьи с детьми и внуками. Кто-то смирился с судьбой и пытается обустроить жизнь на новом месте. А кто-то продолжает питать надежду на возвращение домой, когда стрельба утихнет, и война закончится...

Чиновники и беженцы

Импровизированный штаб организован на первом этаже краснодарской мэрии, прямо в фойе. Перед турникетом, перекрывающим путь к многочисленным кабинетам чиновников, за расставленными в ряд столиками несколько специалистов принимают людей. Беженцы заполняют анкеты для УФМС. Их немного, но достаточно для постоянной живой очереди. Тех, кому некуда идти, тут же распределяют в гостиницу «Кавказ».

Корреспондент КАВПОЛИТА попытался было пообщаться на тему организации этого мероприятия с курирующей работу штаба вице-мэром Натальей Маханько. «Времени нет сейчас вовсе, с 6.00 на ногах, работаем практически в круглосуточном режиме, поэтому придется подыскать другое время для визита», – вежливо ответила Наталья Владимировна.

Пришлось заниматься «самодеятельностью». Мимо охраны и местной службы безопасности просочиться практически невозможно. Каждого входящего встречают традиционными для таких мест вопросами: «Вы откуда и куда?», «Вы согласовали с пресс-службой?». Беженцев отправляют к столикам, у меня попросили аккредитацию. Охранник сбегал в какой-то кабинет, осведомился и сообщил: «Разрешили вас не выгонять». Впрочем, это стиль работы городской мэрии, которая пытается быть открытой, насколько это возможно, конечно. Иногда случаются такие «срывы».

Подхожу к столикам и «подслушиваю» разговор между одной из беженок и консультирующим специалистом:

«Утром вас будет ждать автобус, который доставит их в один из районов Краснодарского края. Утром в среду, в  9.30, от гостиницы отправится рейс в Выселковский район. В 10.00 – распределение беженцев по районам, а сейчас заполняйте анкеты».

Женщины, дети и потенциальные бойцы

Беженцев на пункте постоянно около 15-20 человек. Мужчин немного, в основном дети, женщины, из них многие беременны. Некоторые отказываются разговаривать с журналистами. Просто отмахиваются, как от назойливых мух. Тем не менее удалось вступить в диалог с некоторыми из них.

Прибывших из Украины на Кубань можно условно разделить на три группы. Первая, пожалуй, самая немногочисленная – молодые мужчины. То есть те, кто способен держать оружие в руках.   

Юноша, на вид 22-23 года, не называет себя, но в беседу вступает. Правда, не очень охотно:

«Я уехал из Луганска, чтобы не воевать ни за тех, ни за других. У меня жена и трёхмесячный ребенок. Остановились здесь у родственников в станице Старокорсуновской, в Краснодаре. Но хотим перебраться в Краснодар, поближе к центру. Приехали узнать, может, помогут», – пожимает он плечами.

Наш диалог прерывает пожилой мужчина, видимо, отец: «Ну, хватит болтать, наша очередь подходит».

В эту же условную группу можно занести молодую девушку, Елену Буракову из Красноармейска Донецкой области. Она рассказала, что работала кассиром в супермаркете. Поселилась у родственников в Краснодаре, услышала, что украинским беженцам выделяют финансовую помощь, льготы. Пришла в штаб «проверить слухи».

«Мы с мужем и трехлетним сыном приехали в Краснодар на поезде. На границе сказали, что мужчинам до сорока лет выезжать из страны нельзя. Вообще, мы приехали из-за ребенка. А также из-за мужа. Его в любой момент могли забрать в Нацгвардию, в «горячую точку» – Красный Лиман, Славянск. С ополченцами проще – кто хочет, может позвонить на «горячую линию». К тому же они, в отличие от Нацгвардии, воюют не бесплатно. По-моему, за две тысячи долларов в неделю».

На границе у семьи возникли проблемы. Пограничники проверяли багаж, осматривали сумки и ни в какую не хотели пропускать мужа Елены. По ее словам, проблему удалось решить за пятьсот гривен, «пятнадцать тысяч рублей, по-вашему».

Елена, очень общительная и симпатичная девушка, после недолгой паузы продолжает. «Мы сильно удивлены: у вас по-другому новости показывают. По украинскому ТВ говорят: ДНРовцы плохие, иначе как террористами их не называют, а Нацгвардия хорошая.  У вас же воюющих за Донецкую народную республику называют ополченцами, сторонниками федерализации, еще как-то. У нас большинство жителей поддерживают ополченцев. Они обещают, что вскоре республика войдет в состав России».

Девушка путается, рассказывая о военных, министрах. И тоже пересказывает содержание телевизионных новостей. Она до сих пор думает, что на референдуме, которые недавно провели в ДНР, жители голосовали за немедленное вхождение в состав России.

«Нам обещали, что если мы проголосуем «за», то Путин согласится нас взять к себе. Большинство моих друзей за вхождение в состав России», –  сообщила она о своих политических предпочтениях.

Вторая группа беженцев – это те, кто давно хотел уехать из Украины в Россию на ПМЖ, просто не предоставлялось удобного случая.    

Алла Осадчая приехала с 12-летней внучкой. В Донецке у нее остали 2000 сь два сына, сноха и маленький внук.

- Ситуация очень тяжелая. Вот у нас постоянно вещает канал Донецкой Народной Республики. Мы решили бежать, когда по нему сообщили, что город окружен. По периметру стоят зенитки Национальной гвардии и «Правого сектора». Жителей близлежащих сел предупредили, что в шесть часов будет обстрел. Всем мирным надо выезжать. Многие отказались, а я испугалась. Позвонила на «горячую линию» ДНР, мне дали номер ополченцев, которые вывозят. Самое страшное было на границе, когда мы проезжали украинский блокпост. Три очень больших танка, украинский флаг. А у наших ополченцев только автоматы. Как они будут защищаться? Нас пропустили. И уже в Ростовской области отвезли на вокзал.

- Почему выбрали именно Краснодарский край? – задаю вопрос.

- У нас родственники в Майкопе. Но мы все-таки решили остановиться в Краснодаре. Здесь мы поселились в гостинице «Кавказ».

- Что вам обещают?

- Ничего не обещают, а завтра в 10.00 будут распределять по краю, по районам, кого куда направят. Думаю, что нам дадут возможность выбрать, где нам жить.

По словам женщины, ее старший сын записан в батальон «Восток». Ополченцев она называет «пушечным мясом», потому что им «нечем воевать».

- За что они воюют? - спрашиваю я.

- Вы понимаете, Киев – это фашисты. Идет заседание Верховной Рады. Депутат Ирина Фарион говорит, что на востоке людей нет. Их нужно расстреливать и уничтожать. И вся Рада дружно аплодирует, – пересказывает женщина один из ТВ-сюжетов.

Третья группа приехавших – самая тяжелая. Это те, кто сбежал из-под обстрела практически в том, в чем был. И очень хочет вернуться домой. Ирина Далидович напугана, сжата в комочек, на глазах слезы. 

«Мы с внуком сбежали, когда были бои на подступах к Луганску. Ехали куда глаза глядят. Сын мой – журналист, работает в местном футбольном обозрении. В Краснодар мы попали, потому что не смогли перебраться в Крым. А в Ростовской области и без того масса беженцев. Ситуация осложняется тем, что всех мужчин до сорока лет забирают в свои ряды либо нацгвардейцы, либо ополченцы. Нам все равно, кто одержит в этой войне победу, мы хотим мира. И я совсем не уверена, что ополченцы договорятся с украинскими властями. А вообще, мы боимся Нацгвардии, потому что ополченцы нас не трогают. Не убивают всех подряд», – говорит Нина Далидович.

В Луганске у нее остался дом, там же она работает музруком в детском саду. И желанием обживаться на новом месте она не горит. 

Некоторые краснодарцы не остались равнодушными к украинской беде. Нине Далидович помогли краснодарские предпринимательницы.

«Мы ехали вечером и увидели группу людей на вокзале «Краснодар-2» с сумками большими, маленьким ребенком. Остановились и забрали их к себе. Оказалось, что это лишь часть большой семьи из Луганска, которая вырвалась из юго-восточной части Украины. Там остались еще бабушки, дети. Живут они у нас уже четыре дня. Оставшиеся в Украине тоже хотят уезжать. Мы сейчас обратились в штаб,  для того чтобы нам выделили автобус. Мы пока точно не знаем, как это будет происходить. Просто хотим спасти людям жизнь», – говорит председатель региональной Ассоциации женщин бизнеса Кубани Ольга Торбина.

Сразу скажу, что эти люди – учтенная часть беженцев. Что, в общем-то, признал кубанский губернатор на краевом селекторном совещании, которое прошло в среду, 25 июня.

«Сегодня количество беженцев составляет порядка 5252 человек, это только учтенные, легальные,  – подчеркнул губернатор. – Полторы тысячи из них – дети. Это огромная ответственность, нагрузка. В данный момент наши соседи – Ростовская область – уже не справляются с огромным потоком беженцев, который продолжает расти. Поэтому часть из них перенаправляются на Кубань».

«Неучтенные» – это те, кто пока удовлетворился статусом украинского туриста, и не спешит проявлять себя. Но это уже совсем другая история...


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Сбежавшие от войны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.