Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Разве не все уехали?

  • Разве не все уехали?
  • Смотрите также:

Как восприняли объявленное властями Киева перемирие жители Луганска и бойцы ЛНР

В пятницу 20 июня, когда президент Украины Петр Порошенко объявил о недельном прекращении огня украинской армией, таксисты в Луганске просили 600 гривен за дорогу до российско-украинской границы. Объявления «Вывоз людей в Россию» появились в городе в последние пару дней. Ближайший пропускной пункт расположен в Изварино, это около пятидесяти километров от Луганска — примерно в часе  езды.

Если поторговаться, то цену можно снизить до пятисот гривен. Водитель, которому я звоню по телефону из уличной рекламы, предупреждает, что если пересекать границу на машине, то придется стоять в очереди двое суток. Десятикилометровую пробку из автомобилей можно объехать и пройти через КПП пешком.

Утром 20 июня председатель Верховной рады Александр Турчинов, а за ним и министр обороны Украины Михаил Коваль объявили, что операция по перекрытию российско-украинской границы фактически завершена. В штабе антитеррористической операции поспешили заявить, что эта информация «преждевременна».

Частный извозчик, переправляющий жителей Луганска в Россию, подтверждает, что Изварино — «последний коридор», остальные перекрыты. Этот маршрут тоже на очереди: туда сегодня днем шли украинские танки.

Перекрытие российско-украинской границы является частью «мирного плана» Порошенко, который предполагает изоляцию ополченцев Донбасса от подкреплений со стороны России.

Бои 20 июня шли в расположенных южнее Изварино приграничных поселках Червонопартизанске и Должанском. Стратегически важен Должанский КПП, который находится на трассе Ростов — Харьков: эта дорога ведет в контролируемые ополченцами Красный Луч, Дебальцево, Артемовск и Славянск.

Луганск пока под властью ополченцев, но с северо-востока — со стороны поселка Счастье — к городу приближается украинская армия.

Пока военные ограничивались обстрелом поселка Металлист, который расположен между Счастьем и Луганском. Рядом с Металлистом 17 июня погибли журналисты телеканала «Россия». В самом Луганске ждут вторжения.

«Сегодня ночью, говорят, будут бомбить», — эту фразу можно было слышать всю минувшую неделю в кафе и на улицах города. Накануне в городе прошел стихийный митинг: около тридцати женщин собрались бульваре неподалеку от здания Областной государственной администрации — обсуждали, как защитить дом малютки, где живут оставленные родителями дети (их восемьдесят девять). Дом малютки расположен в Каменнобродском районе на севере Луганска, через него идет дорога на Счастье. С этого направления город могут атаковать, считают жители.

Штурмовать позиции ополченцев на этом направлении — по версии Минобороны Украины, самовольно — на днях попытался батальон Национальной гвардии «Айдар» , который неделю назад участвовал в боях за Счастье. В результате, по словам представителей непризнанной Луганской народной республики, он «был почти полностью уничтожен» . Украинские силовики заявили о «несанкционированном решении командования батальона» и сообщили о четверых погибших добровольцах «Айдара». Армии команды пока не дали, но силовики стягивают к соседним населенным пунктам тяжелую артиллерию, установки «Град», танки и гаубицы, — об этом рассказали «Русской планете» жители из поселка Счастье.

РП стали известны подробности поездки к месту дислоцирования украинских подразделений жителя Луганска, который несколько дней назад забирал родственника из Стукаловой балки (населенный пункт сразу за поселком Металлист, контролируется силами АТО). Украинские военные были очень удивлены тем, что в городе «кто-то остался». «Разве не все уехали?», — уточнили у него на украинском блокпосту.

Фото: Илья Васюнин / «Русская планета»

Уехали не все: на железнодорожном вокзале Луганска стоят огромные очереди. Многих в городе испугал авианалет 2 июня (теперь в городе почти каждый день звучит сирена, предупреждающая о приближении авиации — на подступах к городу сторонники ЛНР замечают самолеты и звонят в информцентр непризнанной республики).

А три недели назад украинский штурмовик атаковал здание Областной государственной администрации в Луганске без предупреждения. Дело было днем, и в сквере в самом центре города были люди — в результате погибло восемь человек. «Хорошо, что дело было после дождя и еще не все успели выйти на улицу», — говорят местные жители.

Одновременно, в тот же день, ополченцы штурмовали погранчасть в Мирном — это район Луганска. По словам местных, огонь вели прямо из-за жилых домов, это тоже произвело впечатление на людей, и многие стали покидать город.

Билеты в Москву можно приобрести только на следующую среду, а в рекламируемый объявлениями Крым — на начало июля. В городе традиционные объявления «Отдых. Крым. Азов» заклеены большими плакатами «Остановим геноцид», «Нам нужно чистое небо» иSave Donbass people.

«Как утром на Новый год», — говорят местные жители про улицу Советскую — центральную в городе. Кафе, рестораны, которые прежде работали до полуночи, теперь закрываются в восемь часов. А круглосуточные супермаркеты — в де 2000 вять-десять вечера. Ночью в центре никого, а ездят только такси.

«Сейчас пятница, вечер, в обычное время свободных столиков тут нет», — обводит рукой предприниматель Алексей Грановский полупустое кафе на Советской. Несколько лет назад он открыл в городе медицинскую лабораторию. «Сегодня у меня не было ни одного человека, — рассказывает Алексей Грановский. — Это впервые с тех пор, как я эту лабораторию сделал».

Грановский остается в городе из-за собственного бизнеса. «У меня работают люди, я всех собрал, спросил — вы собираетесь куда-то уезжать? Они говорят: Нет, уедем, если будут падать бомбы».

«Я людей понять могу, — рассказывает Алексей. — Многим некуда уезжать. Страна небогатая, сбережений хватит на месяц-два-три».

Его лаборатория пока что не «в минусе» , но уже через месяц придется сокращать зарплату или переходить на трехдневный рабочий день, говорит он.

У его коллег по медицинскому бизнесу ситуация еще хуже. Крупная частная «Клиника доктора Авершина» — там делали до 150 операций в месяц — приостановила работу еще в конце мая.

С начала июня продажи упали в два раза, рассказывает он. Тенденция такая: с утра где-то стреляют, в лаборатории весь день пусто. Все сидят по домам, стараются никуда не выходить — работа, дом, магазин и все, — говорит он.

— Те, кто здесь остались, стараются деньги не тратить. Покупают только еду или откладывают — на случай, если придется уезжать. Увольняются и уезжают многие, политической составляющей при выборе места поездки никакой: едут туда, где есть жилье. Есть родственники в России — едут в Россию, если есть родственники в Крыму, Киеве, во Львове, — едут туда. Главное — чтобы была крыша над головой, никто не хочет быть беженцем и жить в палаточном городке.

Закрыты и местные вузы — в Луганске их четыре. В середине мая преподаватели помогли студентам экстренно закрыть сессию и поставили оценки за дипломы. Многие учащиеся уехали к себе на родину — в Луганске учатся молодые люди из Китая, Индии, арабских и африканских стран, здесь дешевое образование. Вернутся они осенью или нет — непонятно. Неясна и судьба выпускников — они не прошли внешнее тестирование (аналог ЕГЭ) и теперь не смогут подать документы в ВУЗ.

Мирный план, объявленный Порошенко, предусматривает отъезд ополченцев из России на родину и сдачу оружия местными сторонниками ДНР. Ополчение требует отвода войск с Донбасса.

Здание обладминистрации в Луганске после авианалета, 2 июня 2014 года. Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

«Люди не сложат оружие, пока не будет полного вывода войск с нашей территории», — говорит глава непризнанной Луганской республики Валерий Болотов.

Рядовые ополченцы поддерживают мнение начальства. Если они сложат оружие, то окажутся под властью Киева, а значит, вполне вероятно — под судом, который может отправить их в тюрьму на пятнадцать лет.

Сдаваться представители «Армии Юго-Востока», которая контролирует Луганск, не готовы. В отличие от Донецка, на территории которого действует несколько военных подразделений — батальон «Восток» (он сражался за аэропорт), «Русская православная армия» (охраняет здание СБУ, участвовала в боях в Горловке), организация «Оплот», — Луганск находится под единым контролем.

Я общаюсь с подразделением, которое называется «Группа быстрого реагирования», — это отряд ополченцев, который, по их словам, борется с бандитизмом и мародерством.

Все участники экипажа — из самого города или Луганской области («из районов»). В других подразделениях ополчения есть и россияне, но их не очень много, говорят бойцы. Хотят приехать на помощь, но не могут перейти границу, рассказывают мои собеседники, которые пьют кофе рядом с уличным автоматом перед выходом на дежурство.

На милицию сейчас рассчитывать нельзя — многим не платят, и работают они в сложившейся ситуации неохотно, рассказывают ополченцы.

Старший в группе вручает людям в камуфляже полосатый жезл сотрудника ГАИ и производит короткий инструктаж: «Проверяем велосипедистов, мопедистов, гражданский транспорт, одиноких людей на улице».

Власти самопровозглашенной республики объяснили ополченцам, что их главная задача — поиск враждебных элементов, но час 4000 то приходится заниматься случаями, разбираться в которых бойцам никто не приказывал.

На сайте администрации (самопровозглашенной Луганской народной республики. — РП) есть телефоны горячей линии, куда люди могут обратиться за помощью. «Звонят очень много, — рассказывают участники группы, — видимо, решили, что мы вместо милиции».

«Звонит испуганная женщина, говорит, что стреляют. Приезжаем, а там рабочие с поднятыми руками уже стоят, с перфоратором: Мы хотели дырку для кабеля просверлить. Бытовухи много, жена с мужем что-то не поделили» .

На дежурство четверо людей с автоматами едут на легковой машине. Корреспондент РП оказывается между двумя вооруженными людьми на заднем сиденье.

Ополченец на окраине Луганска. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Мы останавливаемся на темной неосвещенной улице — по ней идет заметно нетрезвый молодой человек. Патруль светит фонариком, спрашивают, где живет, где работает и слышал ли о комендантском часе: «Это для твоей же безопасности». Быстро отпускают:

— Рули домой, старина.

— Да, я по-тихому.

Участники ночного патруля ездят с открытыми лицами. Некоторое время назад был издан приказ, запрещающий надевать маски, — с целью избежать злоупотреблений властью. «Кто в балаклаве — тот враг», — говорят участники патруля.

Многие, вступив в ряды ополчения и получив автомат, не удержались от искушения завладеть чужой собственностью, рассказывают мои собеседники, — например, отбирали чужие машины.

Из города уехала и семья одного из ополченцев из «Группы быстрого реагирования». Его дочь напугал авианалет 2 июня. В тот же день еще один самолет пролетел над станицей Луганской, ударил по мосту, двоих человек ранило.

— Дочка, семь лет ей, как самолет увидела, и кричит: «Папа, папа, они в нас стрелять будут!», — и сразу в дом убежала,. — рассказывает боец. — Я их к родственникам отправил, в Питер.

— Мне моя звонит, говорит, приезжай. А куда приезжать — я в доме восемь лет ремонт делал, бросить что ли?

В станицах рассказывают, что в ожидании наступления украинских войск появляются люди, которые «бегают, списки составляют, кто ополченцам помогал, кто им борщи варил».

— Запугать хотят, — приходит к выводу мой собеседник.

О том, что украинские силовики пытаются выявить ополченцев среди жителей, рассказывают и собеседники в поселке Счастье. Страх, по мнению участников группы быстрого реагирования, это средство, с помощью которого Киев рассчитывает управлять Луганском в случае победы. С киевской властью жить никто не захочет, уверены они и сдаваться не намерены.

«В Киеве решили, что там люди живут, а здесь нет», — говорят они о нынешнем противостоянии.

«Что будет через три месяца, представить сложно, — говорит Алексей Грановский. — Даже если предположить, что завтра каким-то чудом будет мир, не знаю, какое время займет восстановление экономики города».

Петр Порошенко пообещал, что боевые действия со стороны украинской армии теперь будут носить только ответный характер. Поздно вечером 20 июня представители ополчения сообщили, что под населенным пунктом Свердловка (недалеко от приграничного Червонопартизанска) продолжается перестрелка с Национальной гвардией. Украинским силовикам не удалось взять под контроль и КПП в Изварино. А значит, перемирие, установленное на ближайшую неделю Киевом, скорее всего, будет весьма условным.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Разве не все уехали?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.