Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Для кого работает российское телевидение?

  • Для кого работает российское телевидение?
  • Смотрите также:

За время вооруженного конфликта на юго-востоке Украины погибли трое журналистов: итальянский фотокорр-фрилансер Андреа Рочелли и члены съемочной группы телеканала «Россия-1» Антон Волошин и Игорь Корнелюк.

Были ранены французский фотограф Вильям Рогульон и оператор телеканала Russia Today Фёдор Завалейков.
Арестован сотрудник телеканала НТВ Степан Чирич (продюсер передачи «Центральное телевидение»), выслан из Украины британский журналист и блогер Грэхэм Филлипс, работавший фрилансером на телеканал Russia Today.

Содержались в плену шестеро журналистов: сотрудники телеканала «Звезда» Андрей Сушенков (оператор), Евгений Давыдов (корреспондент), Антон Малышев и Никита Конашенков (звукоинженеры) и сотрудники интернет-издания Lifenews Марат Сайченко и Олег Сидякин. Все они задержаны силами Нацгвардии Украины по подозрению в шпионаже.         
  
И это неполный список. Но уже он показывает, какое пристальное внимание к происходящему на юго-востоке Украины проявляют федеральные телеканалы России: их журналисты готовы под пулями добывать новости. Труд вознагражден: более 90% жителей страны признаются, что информацию о происходящем на Украине черпают именно из телевидения.

Любите красное или холодное?

Как только ни называли участников массовых акций протеста на Болотной площади и проспекте Сахарова – сетевыми хомячками, хорьками, бандерлогами... Факт в том, что это были представители той прослойки общества, которая смотрела на окружающий социальный мир совершенно по-иному. Не через объектив оператора федерального телеканала, а через камеру смартфона с апплетами Instagram или Flickr. Но безыдейный протест был быстро исчерпан, нигилистический подъем в российском обществе закончился, а события вокруг Украины окончательно вернули людей из интернет-небытия на клетчатые диваны перед телеэкранами в пастельных гостиных.

Об этом свидетельствуют и результаты исследований, проведенных недавно тремя крупнейшими социологическими агентствами страны – ВЦИОМ, «Левада-центром» и фондом «Общественное мнение» (ФОМ). Естественно, интерес к этой теме продиктован именно событиями на Украине: социологам «Левада-центра» 92% россиян признались, что черпают информацию о происходящем на Украине и в Крыму из телевидения, на втором месте расположился вариант ответа «друзья, родные, соседи», набравший 24%. В то время как интернет-издания вместе с социальными сетями «набрали» 34% (опрос проводился в последних числах мая, а месяцем раньше положительный ответ на вопрос про Интернет давали лишь 25% опрошенных).

Результаты схожего опроса приводит Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ): 94% опрошенных ответили социологам, что получают информацию о событиях на Украине из российского телевидения. Хоть понятие и несколько абстрактное, но ясно, что речь о федеральных каналах, «большая тройка» которых («Первый», «Россия-1» и НТВ, судя по последним замерам TNS Russia, стабильно охватывает 40% всей отечественной телеаудитории).

Пусть цветут тысячи цветов

Доля людей, следящих за войной на Украине с экранов телевизоров, одинакова что в Москве, что на селе. А вот что касается других каналов распространения информации, то здесь предпочтения более выражены. Скажем, 31% сообщили ВЦИОМ, что получают информацию об украинских событиях из Интернета, но если в Москве таких 47%, то на селе лишь 23%.

18% почитывают печатные издания (у «Левада-центра» последняя цифра равнялась лишь 14%): меньше всего таких в малых городах – только 11%, а более всего, конечно, в Москве и Санкт-Петербурге – 32%. Правда, сам ответ, любезно подсказанный социологами – «российская печатная пресса», – на мой взгляд, весьма странен, это все равно что спросить человека: вы любите красное или холодное? Ведь на рынке многотиражной печатной прессы есть и прокремлевские «Комсомольская правда» и «Известия», а есть либеральные и проукраинские «Коммерсант» и «Новая газета». Так опрошенные какие газеты с журналами имели в виду?!

Надо полагать, что все же прокремлевские, ведь у них и тиражи выше, и голос громче. Тем более, что лишь 3% опрошенных признались, что имеют роскошь черпать сведения о событиях из западных и украинских СМИ (в Москве – 14%). Побольше бы такой процент: все-таки информационная палитра должна быть многоцветной. Как говорил Мао, пусть цветут тысячи цветов...

А теперь о вопросе, который последние годы неумолимо раскалывает общество и профессиональное журналистское сообщество – о доверии к СМИ. События на Украине неожиданно сплотили общество: по замерам ВЦИОМ, 51% считают освещение украинских событий в отечественных медиа взвешенным и объективным. А вот «Левада-центр», который вроде как считается более нелояльным к Кремлю, называет цифру уже в 70% (в необъективности федеральные СМИ упрекают лишь 20% респондентов, констатируют социологи).

Фиктивное доверие

ФОМ же констатирует: 54% россиян считают, что профессионализм отечественных журналистов растет. В разгар «белоленточных» протестов, в июле 2012 года, таких оптимистов среди населения было лишь 29%.

Сегодня 69% опрошенных ФОМ считают, что журналистов в обществе уважают, а 2000 два года назад таких было только 45%. Чего же такого произошло в этот промежуток времени в отечественной прессе, чего я, журналист с 15-летним стажем, даже и не заметил?!

А все просто. Когда народ маршировал по Болотной площади, пресса, активно освещавшая акции протеста, казалась вместе с оппозиционерами одинаково чужеродной основной массе общества, привыкшей и требующей «стабильности». Сейчас же, когда в подавляющем большинстве телеэкранов застыла одна и та же обличительная «картинка», которая явно по душе пребывающему в патриотической эйфории обществу – и сами люди готовы считать такие медиа «более профессиональными» и «вызывающими уважение». Хотя, естественно, никаких коренных изменений в отечественной журналистике за последние два года не произошло. Это такой эффект обманутого ожидания.

А вот и более объективное мерило профессионализма нашего цеха. При всем внимании федеральных СМИ к «украинской» тематике и высоком уровне доверия населения, лишь 36% россиян считают, что разбираются в ситуации в соседней стране. Хотя это и данные майского опроса «Левада-центра», а в начале марта таких было лишь 29%. Значит, журналисты всё-таки не зря хлеб едят и получают медали из рук президента.

Погрузиться или забыться?

Разумеется, сегодня люди смотрят телевизор не только потому, что там показывают новостные сводки из Донбасса. Хотя, выяснил ФОМ, именно новостные выпуски и привлекают 72% людей, смотрящих телевизор (а всего год назад таких было лишь 63%). Также вырос интерес к ток-шоу и общественно-политическим передачам – то есть ко всем тем, где проскальзывает украинская тема. 54% опрошенных так и говорят: мол, смотрим телевизор, исключительно чтобы лучше разбираться в текущих событиях. Хотя доля «гедонистов», которые смотрят телевизор лишь затем, чтобы расслабиться и отдохнуть, почти такая же – 50%. Ну а 20% включают «телек», дабы отвлечься от действительности, ее тревог и проблем. 38% включают, вообще не задумываясь и не желая ничего смотреть, – просто как фон.

Ну а что же, когда, наконец, в России закончится предсказанная гуру телекоммуникаций Маршалом Маклюэном «эра голубого экрана» и начнется эпоха тотального, всепроникающего Интернета? А похоже, что еще крайне нескоро. Если обратиться к данным все того же ФОМ, то как минимум за последние семь лет доля людей, которые черпают основную информацию из телевизора, даже не уменьшилась: их как было в 2007 году 87%, так и осталось. Хотя за то же время доля получающих новости из Интернета (с новостных сайтов и из социальных сетей) выросла с 17 до 43%. Но потеснить телевидение с пьедестала, конечно, никакой Глобальной сети не под силу.

74% россиян смотрят «ящик» ежедневно, гласит ФОМ, и лишь 6% – это безумцы, маргиналы, которые вообще телевизор не смотрят. Хотя в сравнении с аналогичным опросом образца 2008, года их стало заметно больше: тогда было 2%, но отклонения укладываются и в пределы статистической погрешности. Впрочем, в погрешность не верится: у «креативного класса» сейчас модно телевизор не смотреть, а еще лучше – его выкинуть из квартиры. Это в основном люди в возрасте от 18 до 45 лет: в этой возрастной группе 28% опрошенных признались, что за последние годы стали смотреть телевизор меньше, чем прежде.

А среди оставшихся, конечно, есть и те, кто сидит перед телевизором с планшетом или смартфоном в руках – это так называемый феномен «второго экрана» (second screen). ВЦИОМ подсчитал: четверть всех телезрителей во время просмотра передачи успевают переписываться в социальных сетях, искать в Интернете информацию, связанную с той самой программой, что они только что поглядели, или с товаром, увиденным в рекламном ролике.

Меняется даже планировка квартир: акцент с большой комнаты-зала, где прежде стоял (или висел) большой телевизор, теперь «размывается» функционал каждой комнаты, поскольку в них есть по небольшому, но «равноправному» экрану – будь то телевизор, ноутбук или планшет. Главное: включил – и смотри. А еще можно комментировать. ВЦИОМ прикинул: пики количества записей в Twitter в России очень часто связаны именно с тем, что показывают по телевизору.

Так произошло, например, с запуском телесериала «Молодежка» на СТС или финалом шоу «Голос» на «Первом канале». Правда, исследования ВЦИОМ охватывают лишь прошлый год, более свежих данных пока нет. Но можно не сомневаться: наблюдая в «телеке» за выборами Петра Поро 4000 шенко или референдумом в Крыму и Донбассе, желающих прокомментировать это в Twitter будет ничуть не меньше, чем триумф очередной певички-однодневки на «Голосе».   


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Для кого работает российское телевидение?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.