Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Экстремальные поправки

  • Экстремальные поправки
  • Смотрите также:

Госдума продолжает ужесточать уголовное законодательство. Во вторник, 10 июня, во втором чтении были приняты правительственные поправки, вводящие уголовное наказание на срок до трех лет за финансирование экстремистской деятельности. По словам юристов, у власти появится новый рычаг воздействия на оппозицию — доказать, что деньги были направлены на поддержку мирного шествия, а не на поддержку массовых беспорядков, будет сложно.

В Уголовном кодексе РФ появится отдельная статья о финансировании экстремизма. Соответствующие правительственные поправки были приняты на днях во втором чтении. «То, что финансовая помощь экстремистам должна стать уголовно наказуемой — это факт. Мера правильная, вынужденная, и комитет ее поддержал, — рассказал накануне «Ленте.ру» первый заместитель председателя комитета по гражданскому, уголовному и арбитражному законодательству Юрий Напсо. — Мы видим, что творится в стране и в мире».

Как отмечает первый зампредседателя комитета по конституционному законодательству Вячеслав Лысаков, экстремизм нужно рубить под корень. «Это одна из самых опасных угроз от которой страдают невинные люди. Разумеется, без финансирования подобные структуры существовать не могут. Их нужно организовать, обучить, то есть, прежде всего, профинансировать».

В ходе прохождения законопроекта через нижнюю палату, предложенные правительством наказания за сбор средств, оказание услуг, заведомо предназначенных для финансирования подготовки и совершения преступлении экстремистской направленности, либо для обеспечения деятельности экстремистов, не изменились. За это «финансистов» будут штрафовать на сумму от 300 000 до 500 000 рублей, лишать права занимать определенные должности на срок до трех лет, принуждать к обязательным работам, либо лишать свободы на срок до трех лет. Если же преступление было совершено с использованием служебного положения, то виновному грозит до шести лет лишения свободы. Кроме того, у таких лиц (как сейчас у террористов), государство конфискует имущество, если докажет, что оно было получены в результате экстремистской деятельности или предназначалось для ее финансирование.

Одновременно законопроектом предусмотрено, что подозреваемый может быть освобожден от ответственности, если он своевременно сообщит правоохранителям о готовящемся преступлении и поможет его предотвратить.

Правительственные поправки были внесены в Госдуму еще в 2011 году, но в первом чтении приняты только в июле 2013 года. В конце октября 2013 года глава МВД Владимир Колокольцев призвал парламентариев ускориться и «оказать содействие» в их принятии, так как это подорвет финансовую основу экстремизма.

Рассматриваемый Госдумой законопроект заполнит пробелы, говорят юристы. По словам адвоката юридической группы «Яковлев и партнеры» Ирины Барсуковой, на сегодняшний день привлечь к уголовной ответственности лиц, занимающихся финансированием, а во многих случаях и теневым управлением экстремистским сообществом, почти не возможно. «В Уголовном кодексе есть статьи 282.1 и 282.2, предусматривающие уголовную ответственность за организацию экстремистской организации, — говорит она. — Привлечь по ним можно только организаторов и руководителей общества, которые зачастую являются номинальными».

Оппозиция восприняла новые меры в штыки, впрочем, как и все другие элементы «совершенствования» антиэкстремистского законодательства. Гражданские активисты опасаются, что в результате и денежная помощь организаторам протестного митинга будет приравнена к финансированию экстремизма. И это вполне вероятно, потому что они могут не знать, кто из получателей собранных денег окажется в конце концов экстремистом.

«Я считаю что это посягательство на свободу личности, на свободу создания организаций», — заявил «Ленте.ру» политик Эдуард Лимонов, который ранее возглавлял запрещенную Национал-большевистскую партию (НБП).

Подобные опасения не беспочвенны, указывает Ирина Барсукова. Декларируется, что новая статья предусматривает совершение преступления с прямым умыслом. «То есть если обычный гражданин внес деньги на расчетный счет организации для помощи тяжело больному ребенку или для защиты бездомных животных, а впоследствии оказалось, что они без его ведома использовались на финансирование экстремистов, то такое лицо не будет привлечено к уголовной ответственности», — говорит юрист. Однако она предполагает, что факт отсутствия злого умысла, по всей видимости, гражданину придется доказывать самому. «А это будет совсем не просто», — говорит Барсукова.

Принятие законопроекта в предложенной редакции означает появления нового рычага влияния на политических оппонентов, считает адвокат бюро «Коблев и партнеры» Тимур Хутов. «Судебная практика показывает, что правоохранительные органы и суды произвольно трактуют понятие экстремизма, — говорит он. — Понятие «финансирование экстремистской деятельности» является еще более сложным и также требует тщательной проработки».

«Лица собирающие деньги на митинги, в том числе на несанкционированные, не подпадут под статью, — уверен председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин. По его мнению, легитимной партийной деятельности и политической работе запрет на 4000 финансирование экстремизма никак не мешает. «Когда принимались поправки в закон о митингах и шествиях, все кричали, что цели закона достигнуты не будут, — говорит он. — Прошло более года, мы видим, что акции проходят, демократия не страдает, но беспорядков стало меньше.

По словам управляющего партнера бюро «Шабарин и партнеры» Максима Шабарина, нередко первоначально миролюбивые оппозиционные действия переходят в массовые беспорядки и заканчиваются силовым свержением власти. «Чтобы избежать таких ситуаций, решено предусмотреть уголовную ответственность не только за создание экстремистских сообществ, но и за финансирования такой деятельности», — объясняет он логику законодателей.

Впрочем, Эдуард Лимонов надеется, что закон не будет правоприменяем. «Мне кажется, что все подобные законы не будут исполняться, потому что для этого нужен тоталитарный контроль власти над государством, — считает политик. — Все работает по авральной схеме: примут закон — а потом его похоронят. Для начала могут наказать пару людей, а потом забудут об этом законе и перейдут к следующему. Надорвутся вылавливать».

Правительственные поправки вводят и другие новации. В соответствии с ними предлагается считать публичными и те экстремистские высказывания и призывы, которые сделаны в интернете. Сейчас уголовная ответственность наступает за публичные призывы к экстремизму и возбуждение ненависти, в том числе с использованием СМИ. Ранее правоохранительным органам приходилось каждый раз доказывать публичность высказываний онлайн.

В последнее время Дума ведет себя очень активно в борьбе с экстремизмом. К примеру, на рассмотрении находятся правительственные поправки, запрещающие лицам, когда-либо состоявшим в руководстве запрещенной экстремистской организации, создавать в России общественную или религиозную организацию. Под действие поправок попадают, например, бывший руководитель НБП Лимонов и Александр Белов (Поткин), возглавлявший Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ). В конце января Госдума приняла во втором и в третьем чтениях изменения в Уголовный кодекс, которые перевели в категорию тяжких такие преступления, как публичные призывы к экстремистской деятельности, возбуждение ненависти или вражды и организация экстремистского сообщества.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Экстремальные поправки


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.