Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему судья отказала прокурору?

  • Почему судья отказала прокурору?
  • Смотрите также:

В Мосгорсуде на процессе о свержении конституционного строя рассказали о трех этапах строительства халифата

Суд над четырьмя мусульманами по обвинению их в приготовлении к свержению  конституционного строя в России продолжается. Вчерашнее заседание завершилось небольшим скандалом. Адвокат Абу Супьян Гайтаев дал отвод судье, которая, по его мнению, проявила личную заинтересованность в обвинительном исходе дела.

Очередное заседание началось с допроса свидетеля обвинения Тимура Мальсагова. Предваряя его, прокурор ходатайствовал об обозрении судом приговора свидетелю, вынесенном Мосгорсудом 14 апреля сего года. Из текста приговора следовало, что Т.Мальсагова судили по тем же статьям, что и нынешних подсудимых —  282. 2 и 278, через ст.30 УК РФ. То есть его тоже обвиняли в покушении на конституционный строй России, помимо участия в запрещенной судом экстремистской организации. Пойдя н 4000 а сделку со следствием, Т.Мальсагов признал свою вину и был милостиво приговорен к 4 годам условно, с 4-летним испытательным сроком и 50 тысячам рублей штрафа.

Прокурор посчитал данное обстоятельство существенным для рассмотрения текущего уголовного дела. Вероятно, как считают защитники подсудимых, сторона обвинения хочет использовать признание Мальсаговым своей вины в подготовке к госперевороту как прецедент для нового приговора. Ведь наряду с показаниями против самого себя, свидетель обвинения сообщил нужные следствию данные и о четырех подсудимых. 

Отметим, что свидетель прибыл в сопровождении двух людей в штатском (не будем гадать, кто они) и прикрытием спецназа, а в зале в качестве слушателя расположился уже допрошенный судом оперуполномоченный ФСБ Ю. Загорельский. Причем после завершения допроса Т. Мальсагова он тут же исчез, хотя  секретарь суда безуспешно пыталась отдельно позвать уважаемого гостя в зал.

Т. Мальсагов стал отвечать на вопросы прокурора, пользуясь обширной многостраничной шпаргалкой, во многом повторяя то, что было сказано им на предварительном следствии. При этом он не отрывал голову от листков, чем вызвал недоумение адвоката Диониса Ломакина, защищающего интересы Инамова. Тот попросил судью обратить внимание на то, что свидетель все ответы зачитывает с листа.

«Создается ощущение, что свидетель читает заранее подготовленные и согласованные с обвинителем ответы на вопросы», – заявил Ломакин.

Судья после недолгого изучения исписанных листков решила, что никакого процессуального нарушения нет, но порекомендовала свидетелю хоть иногда отвечать без подсказки.

Т. Мальсагов продолжил свои ответы, однако говорил он тихим еле слышным голосом, постоянно отворачивая лицо от микрофона.

На этот раз неудовлетворение проявил адвокат подсудимого Рахмонходжаева, который попросил говорить громче.

«Так, пересядьте поближе», – парировала его просьбу судья. «Но нам тоже не слышно, – возмутились подсудимые. – Нам куда поближе пересесть?»

Основной интерес прокурора заключался в том, чтобы выявить со слов свидетеля Мальсагова наличие сети запрещенной политической организации исламского толка в России и желание во что бы то ни стало захватить власть в мировом масштабе.

Ввиду этого Т. Мальсагову пришлось во всеуслышание детально  рассказать о структуре, целях и задачах «Хизб-ут-Тахрира», а также об особенностях ее идеологии.

Т. Мальсагов, поведав о том, как и когда он вступил в запрещенную ныне организацию, указал, что узнал из ее литературы, что «Хизб-ут-Тахрир» является политической партией, основанной на принципах Ислама, и ведет свою деятельность «среди народа и сообща с народом, для того чтобы умма (т.е. мусульманское сообщество) приняла проблему ислама своей проблемой. Её задача – вести исламскую умму к восстановлению Халифата и к правлению тем, что ниспослал Аллах».

Метод достижения поставленных целей партии, по словам Мальсагова, состоит из трех этапов: первый – создание первичной структуры (ячейки) партии, второй – вхождение в общество и третий – политическая, идеологическая борьба и установление исламского правления.

«На первом этапе те из мусульман, кто понимает и принимает идеи и метод партии, формируют первичную структуру организации в том регионе, где они проживают, ведут работу по количественному увеличению и качественному её улучшению. Происходит глубокое изучение самой идеи партии, её целей и задач, приобретение большего количества сторонников, затем участников («дарисов», «хизбиев», «мушрифов» и т.д.) для дальнейшего распространения идей, целей и задач партии. Второй этап включает в себя донесение, призыв (в переводе на арабский язык «даават») до мусульман и не мусульман правильного и истинного восприятия Ислама, не как враждебной религии, а нормальной системы для жизни людей. Это происходит любыми доступными способами личного общения – частные разговоры, общение с мусульманами в мечети, встречи на квартирах, то есть так называемый скрытый «даават», проведение агитационных мероприятий (конференций), создание информационных сайтов, издание периодической литературы и т.д., то есть открытый «даваат». Третий этап заключается в идеологической и политической борьбе с существующей политической системой в том государстве, на территории которого достигнут второй этап. То есть совместно с поддерживающим его обществом выступить за смену системы государства», – отметил свидетель.

После такого экскурса в теорию партии у защиты возник резонный вопрос: а какие конкретные действия на территории России предпринимали обвиняемые для достижения власти и предпринимали ли вообще?

По словам адвоката Гайтаева, судья препятствовала, в особенности ему лично, выяснить у свидетеля роль каждого из подсудимых в подготовке насильственного свержения. В итоге все-таки оказалось, что ничего по этому поводу Т. Мальсагову известно не было, и поэтому сообщить подробности подготовки он не может.

Вместе с тем он сообщил, что сидящие на скамье подсудимые – его бывшие товарищи по партии, а Инамов являлся руководителем.

Вопросы подсудимых к свидетелю выявили интересную вещь. Оказывается все, что касается предстоящего изменения светского государственного строя на Халифат, относится к так называемой территории «маджал», то есть к ядру последнего существовавшего исламского государства. Иначе говоря, это относится к Ближнему и Среднему Востоку, но отнюдь не к России, Европе или Америке.

В целом, допрос свидетеля Т. Мальсагова произвел удручающее впечатление. Он будто бы боялся ошибиться и чего-то опасался.

По окончании допроса свидетеля защитник Курбанова адвокат Гайтаев заявил отвод судье, против чего, кстати, не возражали и другие защитники.

«Защита полагает, что председательствующая судья Гученкова проявила личный интерес в обвинительном исходе данного уголовного дела. Почти все мои вопросы как защитника были безосновательно отведены. Между тем обвинителю не было отказано ни в одном из задаваемых вопросов. Тем самым было нарушено равноправие сторон судебного процесса», – считает Гайтаев.

После 15-минутного совещания судебные заседатели отказали в удовлетворении ходатайства адвоката и оставили судью Гученкову вести процесс.

По мнению эксперта правозащитного центра «Мемориал», главы консультационно-правового общества «Помощь» Бахрома Хамроева, судья действительно проявила небеспристрастность.

«Мне думается, что она слишком показывает свое личное неприятие и адвокату Гайтаеву, и ко всем подсудимым, – говорит он. – Безусловно, такими действиями она дискредитирует не только систему правосудия, но и все государство».

Наряду с этим, в предыдущие и последующие дни суда прокурор оглашал многочисленные документы обвинения. Из них специфичное место занимают результаты религиоведческой и так называемой этнополитической экспертиз. Исполнителем их  выступил коллектив Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра Российской академии наук.

Эксперт Юнусова А.Б. совместно с экспертами Мухаметзяновой-Дуггал Р.М. и Кляшевым А.Н безапелляционно заявляют, что «на видеозаписях проводимых агитационных собраний организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») в городе Москва в период времени с 24 января по 7 ноября 2010 года содержатся призывы к осуществлению экстремистской и террористической деятельности, оправданию терроризма, а также призывы, направленные, с нарушением Конституции РФ, на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, на насильственное изменение конституционного строя РФ, утверждающие обязанность установления исламского государства во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Халифата», с включением в него регионов с преимущественно мусульманским населением, в том числе в России».

Конечно же, столь мощный, по мнению обвинения, довод не мог быть не зачитан на процессе.

В то же время, когда прокурор попросил огласить документы, включающие в себя переписку (вероятно дипломатическую) между министерствами иностранных дел России и Узбекистана, датируемую началом 2000-х годов, в которой речь идет якобы об опасности Хизб-ут-Тахрир, а также материалы судебных расследований в Татарстане, Башкирии и иных регионах, судья, услышав возражения адвокатов, дала срок прокурору подумать, что из вышеперечисленного имеет отношение к данному делу.

«Не делайте так, чтобы над нами, а  точнее над вами смеялись», – заявила судья Гученкова прокурору.

Суд продолжится после праздников и выходных.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Почему судья отказала прокурору?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.