Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Казенное детство: влияние детских домов на развитие ребенка

  • Казенное детство: влияние детских домов на развитие ребенка
  • Смотрите также:

Сотрудники Центра проблемного анализа завершают исследовательский проект под рабочим названием «Казенное детств», с материалами которого мы начинаем знакомить наших читателей. Автор проекта, научный сотрудник Центра Маргарита Нетёсова рассказала о том, на какие данные статистики стоит обратить особое внимание, какой след детский дом оставляет в жизни ребенка, почему сейчас система так называемого Россиротпрома воспроизводит сама себя и  происходят ли в этой системе позитивные сдвиги.

— О чем именно это исследование, какие проблемы в нем затронуты?

— В этом исследовании cделан экскурс в историю становления системы «призрения» детей, так как для эффективной реализации проводимой сегодня реформы учреждений для детей-сирот не лишним было бы лучше понимать, как создавались детские дома в прошлом, какие цели они преследовали, какую роль в деле призрения сирот играло государство, меценаты, церковь.

Однако лично для меня —  так как я часто посещаю детские дома, будучи участником Общественного совета по защите прав детей, оставшихся без попечения родителей, при московском Департаменте соцзащиты, — лично для меня особое значение имеет то влияние, которое детские дома и подобные им учреждения в современной России оказывают на детей.

На первый взгляд может показаться, и нам, наверное, хотелось бы так думать, что ребенок из детского дома — это обычный ребенок. Но это не так.

По данным психологов, основное отличие заключается в том, что в условиях детского дома не формируется привязанность, на основе которой происходит развитие ребенка. Это базовое чувство нужно для формирования личности, познания, интереса к миру, так как, обеспечивая чувство защищенности, позволяет сконцентрироваться на познании мира. Если же ребенку страшно, и он не чувствует себя в безопасности, ему уже не до развития.

Каждому ребенку необходим свой «значимый взрослый», в обычной семье эту роль исполняют родители. В условиях детского учреждения у сироты нет такого взрослого. С одной стороны, персонала  вокруг ребенка в детском доме слишком мало, так как на группу из 10-15 человек приходится 2 воспитателя. Они физически не могут уделить необходимое внимание каждому ребенку. С другой стороны, ежедневно ребенок контактирует с десятками людей: воспитатели, логопеды, массажисты, другие специалисты. О какой привязанности здесь можно говорить?

Вообще эта тема очень важная, так как уже давно научно установлено, что привязанность это необходимый фактор выживания. Как говорят специалисты, каждую минуту ребенок в детском доме испытывает ужас: не грусть и одиночество, а смертельный ужас  из-за постоянного чувства незащищенности, страха перед окружающим враждебным миром. Дети, как могут, спасаются от этого страха. Как правило, происходит диссоциация — защитный механизм психики, когда ребенок «отделяет» себя от неприятных переживаний и либо уходит в ступор, либо — в навязчивые действия (раскачиваться из стороны в сторону или биться головой о кровать или стену).

— Ну а если предположить, что детские дома наполнятся квалифицированными и хорошими специалистами, воспитателями, «значимыми взрослыми», это решило бы проблему?

— Детскими домами в принципе проблему не решить. Но можно, конечно, улучшить ситуацию, привлекая в детские учреждения квалифицированных специалистов (которых сейчас дефицит), переводя детские учреждения на форму детских домов семейного типа, создавая условия для социализации воспитанников детских домов.

По большому счету будущая судьба ребенка, его психика, его ожидания от общества и поведенческие модели формируются именно в детском доме. Об этом говорят данные о преступлениях, о заключенных браках и разводах, о самоубийствах, о наркомании и а 2000 лкоголизме и пр. Например, неумение адекватно приспособиться к самостоятельной жизни подтверждается тем фактом, что большая часть преступлений выпускниками детских домов совершается сразу же по выходе из учреждения. Так, исследования, проведенные в Ярославской области, показали, что из 100 % судимых бывших воспитанников детских домов 82% совершили свое первое преступление в 18 лет, 13% — в 19 лет, 3% — в 20 лет, 2% — в 21 год.

Детский дом формирует в ребенке потребительское отношение к окружающим. Формируется психология «бедного сиротки», который искренне полагает, что и после детского дома он будет проживать на всем готовом и все будут ему должны создавать комфортную жизнь, ведь он же сирота!

Когда же за ним закрывается дверь учреждения, в один день все меняется. Он понимает, что остается один на один с реальным миром, о котором ничего не знает. Деньги, выданные выпускнику, очень быстро заканчиваются, и в результате, ни имея профессионального образования или желания чего-либо добиваться своим трудом (а «такого уговора не было») все заканчивается преступной дорожкой. Такова судьба очень многих выпускников детских домов.

Насколько критически не развита социализация детей-сирот и постинтернатная адаптация выпускников детских домов, показывает статистика самоубийств среди бывших выпускников. Так, исследования показали, что в течение только первых пяти лет после окончания детского дома сегодня кончают жизнь самоубийством 10% выпускников. Это является следствием их абсолютной неготовности к той жизни, с которой они сталкиваются, покидая стены своего «дома». Они оказываются брошенными второй раз, и теперь действительно остаются один на один с теми проблемами, о которых вчера не имели никакого представления.

Кроме того, выпускники оказываются неприспособленными к бытовым условиям, не усвоившими типичных моделей семейной жизни — взаимоотношений жены и мужа, родителей и детей. Выпускники детских домов очень часто сами не способны завести полноценную семью.

Отдельные активисты на местах выступают с попытками как-то решить данную проблему, создать прецеденты. Например, активный общественный деятель в сфере защиты детей-сирот Александр Гезалов создал центр-квартиру адаптации сирот, где сирот подготавливают к самостоятельной жизни вне пределов детского дома. Организаторы сравнивают ребят, приходящих в такие «квартиры», с инопланетянами, не знакомыми с самыми азами самообслуживания.

— А какова тогда вообще цель детских домов? Формально дать детям приют, условия для их физического выживания? Дать им какие-то образовательные и профессиональные навыки для будущей самостоятельной жизни. Найти детям новые семьи — или этим должны заниматься другие службы?

— Детские дома не занимаются устройством семей в семьи, по крайней мере,  пока. В настоящее время развернулась реформа учреждений для детей-сирот, на которую возложено много надежд. Одной из задач этой реформы является перепрофилирование детских домов в центры содействия семейному воспитанию, целями которых станут возвращение детей в кровные семьи либо содействие их устройству в приемные семьи, оказание помощи кризисной и замещающей семье.

В настоящее время забота о поиске ребенку новой семьи лежит на плечах органов опеки и попечительства. Но здесь не все так просто. Так как органы опеки должны нести ответственность за соблюдение интересов ребенка, то часто перестраховываются: если, по их мнению, есть какие-то сомнения в потенциальном приемном родителе, ему откажут; если проблемы в кризисной семье, и есть сомнение, забирать ребенка из семьи или нет, то лучше забрать и передать в сиротское учреждение. А то, что в прямых интересах ребенка сохранить семью, что в результате изъятия ребенка из семьи, ему будет нанесена тяжелейшая травма, покалечена вся его жизнь, за это органы опеки ответственности не несут.

Поэтому необходимо менять принципы изъятия детей из семьи. Есть данные, что только 6% случаев, когда дети отбираются у семьи, связаны с жестоким обращением. Если добавить сюда случаи неустановленного жестокого обращения, то получится 20%. В большинстве случаев причинами становятся бедность семьи, плохое отопление, пропуски школы, факты пьянства, даже когда родители не проявляют агрессии в отношении ребенка. Но это отдельная большая тема для разговора.

— Какова ситуация с усыновлением в России? И как повлиял на нее «закон Димы Яковлева», вс 4000 тупивший в силу 1 января 2013 года? Активизировались ли отечественные усыновители?

— У нас часто говорят о росте усыновлений в 2013 году по сравнению с 2012-м (62973 ребенка против 61428), при этом не уточняя, что 2012 год был провальным по многим показателям. А вот в 2011 году было устроено 67520 детей, то есть почти на 4 тысячи больше. Правда, там еще усыновление американцами сыграло роль, так как они занимали первое место среди всех иностранных усыновителей по количеству устроенных детей. Кроме того, сократилось число изъятых из семей детей.

Поэтому говорить о громких результатах в сфере усыновлений в последние годы пока рано. И в этом нет ничего удивительного. В настоящее время большинство россиян относятся к идее взять приемного ребенка в семью как к подвигу или безумию.

По последним опросам населения, всего лишь около 1% россиян видят для себя реальную возможность (либо они уже реализовали ее) взять приемного ребенка в семью. Пока в нашем обществе не сложится отношение к этому как к нормальному явлению (которое уже сложилось во многих странах), ни о каком решении проблемы сиротства нечего и говорить.

— И на этом фоне выделяется и такое явление, как массовые возвраты детей в детские дома? Например, по словам представителя комитета Совета Федерации по социальной политике Валентины Петренко, в 2012 году из 6,5 тысяч усыновленных детей 4,5 тысячи были возвращены назад в детские дома.

— Дело в том, что детей берут в семьи не только через усыновление (более того, это одна из самых малочисленных групп по сравнению с другими формами), но и под опеку, и в приемную семью, и т.д. Всего в 2012 году было устроено в семьи 58,8 тысячи детей, из них 6,5 тысячи сирот были усыновлены. При этом 4,5 тысячи детей были возвращены из всех форм семейного устройства, а не только из усыновления. Поэтому данные о 4,5 тысячах возвращенных детей нужно соотносить не с показателем в 6,5 тысяч усыновленных детей, а с общим показателем 58,8 тысячи принятых в семью детей.

Но это, безусловно, все равно остается большой проблемой. Хотя несколько лет назад дела обстояли гораздо хуже: тогда прошла большая волна возвратов. В 2008-2010 годах около 30 тысяч взятых на воспитание детей были возвращены обратно в детские дома. Не нужно объяснять, какой это удар для ребенка – быть дважды брошенным.

Позитивную роль сыграло закрепление обязательного прохождения курсов в Школе приемных родителей. Раньше потенциальные приемные родители обучались в них по желанию, но с 2013 года школы приемных родителей стали обязательными. Это очень важно, так как большинство возвратов вызваны были именно неготовностью приемных родителей решать те проблемы, с которыми они столкнулись, взяв ребенка в семью, незнанием психологии ребенка-сироты, невозможностью получить помощь специалистов.

Возвращаясь же к проблеме негативного влияния учреждений на будущее сирот, еще раз повторим, что, находящийся в детском учреждении с раннего возраста, имеет достаточно искаженное восприятие образа семьи, распределения ролей в семье, так как не имел опыта проживания в семье либо имел негативный опыт семейной жизни. Вкупе с этим, семью они создают очень часто в своей среде, то есть женятся или выходят замуж за таких же бывших сирот. В результате такие семьи как правило сами становятся неблагополучными, распадаются либо не могут справиться с родительскими обязанностями, а их дети также попадают в систему детских домов. Таким образом, система «Россиротпрома» как ее иногда называют, воспроизводит сама себя.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Казенное детство: влияние детских домов на развитие ребенка


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.