Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Излечение от социализма

  • Излечение от социализма
  • Смотрите также:

Празднование 25-летия первых свободных выборов в Польше, которые покончили там со старым режимом, открыло череду своеобразных юбилеев, которые теперь пойдут один за другим. Ведь за вторую половину 1989-го рассыпался почти весь соцлагерь. Тоталитарный эксперимент над 150-ю миллионами восточноевропейцев подходил к своему финалу. Этим финалом в начале 1990-х стала война между государствами, возникшими на развалинах Югославии. Впрочем, о социалистическом способе хозяйствования участники той войны забыли задолго до того, как она закончилась.

Сегодня почти 130 млн граждан бывших соцстран (считая и обитателей упраздненной ГДР) - граждане Евросоюза. И еще без малого 20 млн живут в балканских государствах, ожидающих очереди на прием. Идя навстречу господствующему у нас болезненному интересу к этничности и конфессиональности, напомню, что среди новых евросоюзовцев больше половины - славяне (поляки, чехи, болгары, хорваты и др.), а четверть верующих - православные (в основном румыны и болгары).

Ни в одной из держав-новобранцев ЕС не существует сегодня массовых движений, добивающихся выхода оттуда. Там нет ничего похожего на охватившую Россию жажду вернуться в общую нашу супердержаву. Ностальгия по социализму иногда прорывается и там, но это очень сдержанное, неагрессивное чувство.

Выбор восточноевропейских народов выглядит однозначным. Капитализм лучше социализма. Европейская империя сытнее и либеральнее советской.

Однако при внимательном рассмотрении картина совсем не такая черно-белая. Новые европейцы в разной степени преуспели, по-разному себя чувствуют, и при этом ни одна из новоевропейских стран за четверть века так и не поднялась до среднего евросоюзовского уровня процветания.

Мысленно вернувшись в 89-й год и пытаясь сравнить шансы на успех, допустим, Чехии, Венгрии и Польши, вполне можно было сделать вывод, что из этих трех государств самые лучшие перспективы у Венгрии, а самые плохие - у Польши.

Венгрия еще в эпоху народной республики, в 1960-80-е годы, фактически перешла к рыночной экономике (называя себя самым свободным бараком соцлагеря, а свой строй - гуляшным коммунизмом) и, казалось, лучше всех была подготовлена к дальнейшему капиталистическому строительству. Польский социализм тоже отличался либерализмом, но Польша всегда была страной небогатой, и в 1990-м ВВП на душу населения (рассчитанный по паритету покупательной способности) был там в 1,3 раза меньше венгерского и в предшествующие годы топтался на месте.

Что же до Чехии, то когда-то давно она была процветающей буржуазной страной, ничуть не беднее соседней Австрии. Но 40 лет социализма, причем самого заскорузлого и ортодоксального, резко ухудшили ее стартовые позиции. Если она все еще и была богаче, чем Венгрия, то ненамного. А ее экономический строй подлежал полному демонтажу.

Но жизнь расставила эти страны по-другому. На первом месте (по ВВП на душу населения в 2013-м) среди них Чехия - $26,3 тыс. Второй идет Польша, сделавшая уверенный скачок вперед, - $21,1 тыс. А в Венгрии подушевой ВВП всего $19,8 тыс. Ее заранее заготовленный капитализм как раз и не стал мотором развития.

Причина в том, что рыночная модель, созданная в Венгерской народной республике Яношем Кадаром, ориентировалась на так называемое государство всеобщего благоденствия. Уровень доходов и социальных гарантий не соответствовал производительности, страна жила в долг, проедая больше, чем производя, и открытый переход к капитализму ни одну из накопленных болезней не отменил. А венгерский народ не позволил их лечить, поскольку, перейдя к демократии, ждал от нее только новых благ.

Поэтому развитие Венгрии было замедленным, а нехватка успехов на капиталистическом фронте компенсировалась крупнейшим в Восточной Европе продвижением на фронте националистическом. Ультраконсерваторы, националисты и охранители исконно венгерских скреп и святынь господствуют там и в правительстве, и в оппозиции. По советской империи ностальгии в этой стране, конечно, нет, а вот по временам адмирала Хорти она очень даже сильна и близка к возведению в ранг государственной идеологии.

В этом смысле нет в Евросоюзе державы, более похожей на Россию, чем Венгрия. Тем более, что четверть венгров по стечению исторических обстоятельств живут за границами исторической родины. С той разницей, что изъять Трансильванию у Румынии, а прочие венгеронаселенные земли - у Словакии и Сербии, Венгрии явно не по силам, и страсти поэтому перманентно кипят внутри нее, почти не выплескиваясь наружу.

Польша, в которой националисты хоть и сильны, но не господствуют, справедливо считает последние 25 лет лучшей эпохой в своей истории. Правда, даже и сейчас уровень производства составляет там лишь 61% от среднего по Евросоюзу. Но для Польши и это большой успех, объясняющийся умелым и ответственным управлением, а главное - тем, что польский народ согласился идти правильным путем, а не самым легким.

Что же до Чехии - наиболее, казалось бы, преуспевшей, то здесь оптимизма поменьше. Ее рывок вперед объясняется отличным качеством государственного аппарата, унаследованного от старого режима, а также квалификацией высшего руководства и общеизвестным рационализмом чешского народа. Благодаря всему этому переход от социализма к капитализму прошел четко, быстро и с меньшим разгулом жульничества и грабежа, чем в других странах.

Но при этом за четверть века Чехия не смогла вернуть себе положение высокоразвитой страны, хотя по формальным стандартам уже довольно близка к державам, которые признаются таковыми - таким, как Италия или Испания (в обеих ВВП на душу около $30 тыс.). Но от старинной соперницы Австрии ($42,6 тыс. на душу) Чехия все еще отстает в 1,6 раза.

При всех нюансах, три эти страны достаточно уверенно интегрировались в Европу и особенно в систему германских экономических связей, и находятся в ЕС на лучшем счету, чем такие старые его члены, как, например, Греция. К ним надо добавить также Словению, которая и в годы пребывания в Югославии была самой развитой ее частью, и Словакию, из бывшей отсталой окраины Чехословакии превратившуюся в успешную страну с крепкой экономикой.

Менее удачливы страны, для которых вхождение в Европу - историческая новинка, поскольку они всегда были ее дальней периферией. Такие, как Болгария и особенно 2000 Румыния, экспорт рабочей силы из которой как-то эксклюзивно раздражает изоляционистов в богатых державах ЕС. Хотя сам по себе такой экспорт - естественный этап интеграции в европейское пространство. В 1950-е годы финны массами уезжали на заработки в Швецию, испанцы - во Францию, а поляки и хорваты позднее - в Германию. Вопрос в другом. Способны ли страны выезда к быстрому развитию, в том числе и с помощью денег, присылаемых своими гастарбайтерами?

И Румыния, и Болгария весьма бедны по европейским меркам (40% от среднего евросоюзовского уровня), и убедительных темпов роста за эти 25 лет не добились. Уровень коррупции и беспорядка там тоже высоковат. Но уходить из ЕС они явно не хотят, а призывы прогнать их оттуда на сегодня не так сильны, чтобы принимать их всерьез.

В целом же, бывшие наши собратья по соцлагерю стали для Евросоюза неплохим приобретением, соглашаясь больше работать, меньше получать и не доставляя таких хлопот, как избалованные старожилы-южноевропейцы, с их бюджетными дефицитами и долговыми кризисами. Без бывших соцстран Евросоюз уже не представить.

Предсказания скептиков, уверявших некогда, что два поколения жизни при социализме делают любой народ ни к чему не пригодным, опровергнуты. Строительство капитализма (пусть и среднего качества) и демократических или хотя бы полудемократических режимов оказалось возможным буквально везде.

Остались две проблемы - частная и общая.

Первая из них заключается в том, что по-настоящему богатой страной ни одно из экс-социалистических государств так и не стало. В лучшем случае, часть из них достигнет этого уровня через десяток-другой лет. У остальных эта перспектива вообще туманна. Может быть, их народы и дальше будут терпеливо сносить неравенство, но поручиться за это нельзя.

Вторая проблема - прохождение через неизбежные кризисы Евросоюза, которые будут время от времени происходить по сценариям, не поддающимся прогнозу. Один такой кризис только что пережили, но впереди другие. Войдя в европейскую семью, бывшие наши младшие братья по империи должны будут жить общеевропейскими радостями, печалями и семейными скандалами.

Но, при всей весомости этих оговорок, прошедшее двадцатипятилетие скорее подтвердило, чем опровергло правильность европейского выбора, сделанного всеми без исключения народами бывшего соцлагеря. Странно поэтому удивляться, что в ту же сторону тянутся теперь Украина, Молдавия и Грузия.

И еще одно соображение. Если после двух поколений жизни при социализме удалось почти полностью вылечиться, то и после трех с половиной (как у нас) на это тоже остается надежда.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Излечение от социализма


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.