Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Абдулатипов пообещал за пять лет изменить Дагестан

  • Абдулатипов пообещал за пять лет изменить Дагестан
  • Смотрите также:

На минувшей неделе закончил свою работу давно ставший ежегодным и значимым в мировой элитной среде Петербургский международный экономический форум. К данному мероприятию в этом году был повышенный интерес, связанный с неспокойной обстановкой на Украине, а также рядом санкций со стороны западных стран по отношению к России. Несмотря на непростую обстановку на международной арене, на ПМЭФ 2014 присутствовали делегации из многих европейских, азиатских и ближневосточных стран.

При таком солидном международном десанте иностранцев по традиции на форуме собралась и вся российская элита, состоящая из чиновников, бизнесменов и экспертов в области финансов и экономики. Как и ожидалось, форум посетил президент страны Владимир Путин, к которому было приковано все внимание со стороны участников и гостей мероприятия.

В ПМЭФ 2014 также приняли участие делегации из субъектов СКФО. Была солидно представлена Республика Дагестан. В северную столицу прилетел глава республики Рамазан Абдулатипов, вице-премьеры Правительства Александр Ермошкин и Артур Сибеков, а также министр торговли, инвестиций и предпринимательства Юсуп Умавов. Компанию им всем составил постоянный представитель Дагестана в Санкт-Петербурге Гасан Гасанов. Более того, всю делегацию сопровождали дагестанские журналисты. И, на мой взгляд, Дагестан довольно основательно подготовился к данному форуму, если сравнивать с другими кавказскими делегациями.

Рамазан Абдулатипов на моих глазах провел ряд встреч, в том числе с главой Роснефти Игорем Сечиным, с которым на следующий день подписал Соглашение о сотрудничестве между правительством республики и нефтяным гигантом.

Мне все же удалось перехватить Рамазана Гаджимурадовича в промежутке между потоком встреч и задать ему несколько вопросов. Тех самых, которые изо дня в день обсуждаются на КАВПОЛИТЕ читателями ресурса. Ввиду ограниченности времени не получилось задать еще ряд актуальных и важных вопросов, однако глава Дагестана обещал и впредь отвечать на самые острые и злободневные из них.

- Рамазан Гаджимурадович, раз уж так получилось, что мы с вами встретились на Петербургском экономическом форуме, скажите, что значит данный форум для Дагестана? И что Дагестан может дать этому форуму?

- Это очень важная площадка для того, чтобы апробировать свои идеи, а также проекты и программы, которые мы разрабатываем. Например, в прошлом году мы здесь организовали специальную площадку, основным направлением которой была тема вывода из кризиса турбулентных территорий. Или кризисных территорий. Мы пригласили специалистов из семи стран. Из Ливана, из Вьетнама, Италии и других стран, где эти люди выводили территории, отдельные регионы из кризисного состояния. И мы получили подтверждение целого ряда своих наработок, которые входили в мою программу, которую я подготовил, когда возглавил Дагестан.

Подобное международное одобрение было для нас очень важным, нужным и полезным. У нас работали десять программ, которые мы сузили до семи, и по которым сейчас работаем. В частности, это обеление экономики, новая индустриализация, безопасный Дагестан, просвещенный Дагестан. Эти проекты успешно функционируют, потому что нам удалось в прошлом году здесь это апробировать достаточно фундаментально.

Также в прошлом году мы создали здесь стратегический совет развития Республики Дагестан под руководством Германа Грефа (Председатель Правления Сбербанка) и создали корпорацию развития Республики Дагестан. Процесс формирования корпорации продолжается. Идет компоновка целого ряда программ внутри этой корпорации. По результатам общения здесь, в том числе с американцами, нам удалось привести в Дагестан площадку Plug and Play, которая фактически имеется только в Москве и Махачкале. Центры, которые создавались в Дагестане, сейчас в большей степени объединяются с корпорацией.

Самое главное сейчас то, что Дагестан выходит из изоляции. Я не просто так это говорю. Дагестан, как оказалось, не имеет ни одного экономического, ни одного культурного проекта ни с одним из субъектов РФ. А тем временем, рядом находится достаточно успешно развивающееся государство – Азербайджан. Дагестан не имеет с ним ни одного экономического, ни одного культурного проекта. То есть Дагестан оказался в большей изоляции в начале 21 века, чем к концу 19 и в начале 20 века. Один простой пример: Дагестан продавал Астраханским и Тифлисским рынкам около 70 тысяч бурок. Я уже не говорю о кубачинских изделиях.

Почему Дагестан оказался полностью замкнутым? Почему там сформировалась феодальная, допотопная среда? Почему там ислам обрел экстремистские окраски? Когда говорят исламский терроризм, я говорю, что есть антиисламский терроризм, антиисламский экстремизм. Все это не свойственно для нас. И меня пугает эта патриархальная отсталость. Мусульманская религия – это религия науки, образования, просвещения и человеческого достоинства. Многим западным сообществам выгодно держать мусульманские страны в той же колониальной зависимости, в которой они были до 50-х годов 20 века.

- А что именно, на ваш взгляд, сегодня Дагестану больше всего мешает развиваться?

- Сегодня главное заметить дагестанцам, живущим в республике, и тем, кто находится за ее пределами, то, что делает новое руководство и что удалось сделать в течение этого года.  Нужно уходить от этого патриархально-феодального отношения. Уходить от кризисного состояния самого сознания. А также от бесконечных сплетен и предрассудков. Необходимо направить свою энергию на созидание, а не на разрушение.

Ведь уже есть серьезные положительные изменения. Например, Дагестан в рейтинге инвестиционной привлекательности регионов находился на 72 месте. В течение года мы переместились на 17 место. По показателям эффективности государственного управления мы были на 68 месте, сейчас мы на 19-20 месте среди высокоэффективных субъектов. По темпам сборов налогов от 80-х мест мы переместились на четвертое место. И это все в течение одного года. Ведь это серьезные показатели.

Когда я стал главой Дагестана, я был в ужасе от увиденного и практически пришел к выводу, ч 2000 то спасти Дагестан невозможно. Но теперь, поработав год, я уверен, что Дагестан живой, Дагестан реагирует, Дагестан готов к возрождению. Только для этого надо, чтобы не только руководство, но и вся так называемая элита, хотя слово элита там не очень подходит, работали и созидали во благо региона.

По уровню доверия населения к руководству республики Дагестан в рейтинге занимает третью строчку. Но на этом уровне надо удержаться. Дагестанцам необходимо вернуться к своей земле, к своей культуре, к своему языку и к своим нравственным критериям, которые всегда были нашей важной составляющей. Но при этом важно быть современными, быть частью великой России и быть частью глобального мира. И подальше уходить от этой замкнутости.

- Расскажите о проекте Школа будущего. В последнее время вокруг него очень много разговоров. Говорят, своровано очень много денег. И якобы с таким подходом не может быть никакого положительного развития в области образования. Так что за громкая история?

-  Средства на проект Школа будущего нам дали в декабре месяце 2013 года. Все деньги, выделенные на этот проект, были направлены строго по их назначению. На сегодняшний день практически все оборудование доставлено и проведена его установка, то есть классы полностью готовы для обучения детей. Только в двух школах классы не готовы к эксплуатации. Это школы в Гунибе и в селении Бежта. Такая задержка связана с тем, что оборудование было опечатано на складах в рамках проверки, проводимой Управлением экономической безопасности противодействия коррупции МВД по республике. Правоохранительная система занимается этим проектом, чтобы ни одна копейка не вышла за его пределы.

На складах лежит оборудование прошлых лет, которое не было доведено до школы, общая стоимость которого шесть миллиардов рублей. То есть ущерб в размере шести миллиардов рублей никого не интересует. А ведь по этим старым проектам было сорок проверок. И при этом не было ни одного замечания. А мы тут начали совершенно новый проект, и сразу понеслось со всех сторон. Почему? Потому что не отдали вовремя откаты. Потому что почувствовали, что не дадут. Понимаете?

- Хорошо. Со школой разобрались. А как быть с не менее громкой историей с Кизлярским коньячным заводом? Ведь говорят, что вы отдали его в руки своего человека...

- На протяжении двадцати лет все вместе, начиная с дагестанского аула, города Кизляра, кончая Пятигорском и Москвой, все крали на заводе. Понимаете? Разные серьезные структуры крышевали этот завод. Рабочим давали возможность украсть бутылку. Начальнику цеха бочку. Директору завода...

- Вагон?

- Нет. Директор завода имел огромные деньги. В результате деятельности руководства завода и крышующих лиц только за последние три года нанесен огромный ущерб самому предприятию. И когда я впервые, вместо того, чтобы говорить а где моя доля, как пахан, начал чистить это место, в котором завелись голодные и ненасытные тараканы и крысы, все эти тараканы и крысы кинулись на меня. И до сих пор они пытаются меня бодать.

Я дал четкую, точную информацию на все уровни. Но кому охота терять огромные деньги, которые к тебе шли ежегодно? Жена уже привыкла к этому, дети уже привыкли к этому, родственники привыкли. Я хочу у них спросить уже – а почему за наш счет? Дайте Дагестану успокоиться. Дайте Дагестану использовать свои минимальные ресурсы. У нас не так много подобных ресурсов. Помимо Кизлярского коньячного завода, есть Дербентский и завод шампанских вин. У нас нет других источников. А те источники, что есть, годами губились и уничтожались. И вот когда я хочу навести порядок и ставлю ответственных за это людей, вокруг меня сразу начинаются разные бесконечные сплетни.

- Новый мэр Махачкалы назначен вами по этому же принципу?

- На должность мэра я рассмотрел тридцать человек, и в конце концов из них осталось только три. И в свою очередь, из них я выбрал Магомеда Сулейманова. До этого он руководил республиканским фондом обязательного медицинского страхования. И никаких проблем там у него не было. Я уговорил его возглавить этот грязный, бандитский и украденный у собственных жителей город, которому ничего не принадлежит.

И после всего этого начинают говорить, что якобы он мне огромные деньги заплатил за эту должность. Я ему готов заплатить за то, что он такой опытный человек. Ведь он десять лет работал мэром города Избербаш и был хорошим мэром. И никого не боялся. А мне нужны именно такие люди.

 (В этот момент со словами Ассалам алейку 4000 м к нашему столу подходит Артур Чилингаров – известный исследователь и ученый, член Совета Федерации. После теплого обмена любезностями продолжаем наш диалог с главой Дагестана).

- Вы начали с того, что в развитии республики есть существенные положительные изменения...

- Динамика есть.

- Так сколько Дагестану нужно времени, чтобы он превратился в процветающий регион?

- Процветающий регион, конечно, громко сказано, но если будет минимальная дополнительная поддержка, я думаю, что в течение пяти лет мы полностью изменим Дагестан по многим параметрам.

- Вы имеете ввиду поддержку федерального центра, элиты или же простых дагестанцев?

- Я имею ввиду поддержку президента. Поддержку председателя Правительства. Понимание со стороны Администрации президента, руководства силовых структур и многих других. Ведь благодаря этой комплексной поддержке, мы многие вопросы стабилизировали. Именно благодаря подобной поддержке, сегодня в Дагестане обеспечена управляемость власти. Власть контролируется. Сегодня нет отдельных людей, которые брали бы на себя диктаторские функции и управляли отдельными частями. Сегодня Дагестан выступает как целостный регион.

Конечно, требуется дополнительная финансово-кредитная поддержка. Есть договоренности о поддержке со стороны Россельхозбанка, Внешэкономбанка. Ведь совсем недавно Сулейман Керимов с Внешэкономбанком сдали завод листового стекла. Это крупнейший завод на Северном Кавказе. И у нас есть еще подобные проекты.

Если будут созданы нормальные условия для того, чтобы дальше работать, я думаю, что многие вопросы мы решим. Но в частности, я считаю, что у нас есть потенциал к концу 2016 года удвоить собственный налоговый сбор, который у нас исчисляют. Если у нас сейчас собирается 25 миллиардов, то через два года можно собрать 45-50 миллиардов налоговых средств. А это уже снижает зависимость от федерального бюджета.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Абдулатипов пообещал за пять лет изменить Дагестан


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.